Если вы заблудились в лесу

                                                              

Если вы потерялись в тайге и остались без товарищей, то рассчитывайте только на собственные силы. Заблудиться в лесу может каждый. Случается это, когда совсем не ждешь подобного поворота событий: при сборе ягод, грибов или черемши, просто на лесной прогулке, в путешествии.

 

Заблудиться в лесу может каждый

 

Один раз втроем мы собирали голубицу в верховьях речки Половинной на Олхинском плато, в нескольких километрах от зимовья, куда нас привели уже в сумерках хозяева. Когда пришла пора возвращаться, мы вдруг поняли, что абсолютно не знаем, как найти наше зимовье. Сев в кружок, мы стали обсуждать ситуацию. Опыт был лишь альпинистский, и мы только смутно догадывались, что лишений нам может хватить на неделю, однако все обошлось. Мы стали кричать, как дети: «Люди, ау!» и, на наше счастье, услышали отзыв. Мы пошли на голос, и случайно оказавшийся поблизости человек рассказал, как выйти на наше зимовье.

 

Были на этом плато еще казусы такого рода, характерен последний. С лесником Шелеховского лесхоза, не раз пересекавшим плато пешком и на лыжах, мы решили от известного скальника Старуха выйти на Маритуй. Бодро шагая вначале по зарастающим лесовозным дорогам, считая и опознавая водотоки и притоки, узнавая картографические детали и все же сомневаясь, к средине второго дня мы вдруг вышли внезапно к достаточно большой реке, на которой рыбак ловил рыбу. По расчету мы должны были выйти на маленький ручей — приток речки Маритуйки, но мой товарищ был твердо уверен, что мы идем правильно. Изумление мое переросло в замешательство: рыбак сказал, что мы находимся на реке Половинной.

 

Однажды в конце августа группа усольчан заехала в верховья Бол. Быстрой на заготовку кедровых орехов и брусники. Начался дождь, затем снег и туман. Одна из женщин не смогла найти бивак. Три ночи она ночевала без огня, прижавшись спиной к дереву. Днем брела долиной ручья в расползшихся цивильных сапогах на распухших ногах, брела очень медленно, проходя за день километра полтора. Она почти ничего не ела, так как ягоды не лезли в горло, и только один раз отважилась залезть на кедр за шишками. Нашли ее спасатели, из леса вынесли на носилках.

 

76-летнему иркутянину, поехавшему с родственниками в междуречье Иркута и Китоя, в Шаманку, за жимолостью, захотелось перейти вброд пятиметровую речушку глубиной по колено. В средине переправы он поскользнулся и ударился головой о камни. Связанные шнурками ботинки и котелок с ягодой немедленно уплыли. Потеряв ориентацию, он ходил кругами двое суток. Один из спасателей столкнулся с ним лицом к лицу — заблудившийся не реагировал на крики. На заявление, что его ищут, ответил: «А зачем меня искать, у меня здесь жена и машина...». Голые ступни его, изъеденные гнусом, формой и размерами напоминали слоновьи ноги. По профессии мужчина был лесником.

 

Еще один случай, благополучный. Иркутяне приехали в район Ханчина за грибами, и, пока машина делала разворот, в высокой густой траве исчезла одна из женщин-грибниц. Поиски были безрезультатны, вызвали спасателей. Однако через сутки ей удалось выйти на ЛЭП Иркутск—Слюдянка и она пошла одной троп, которые обычно бывают на просеках, но пошла в обратном направлении. Через некоторое время она услышала гудки поездов, повернула к железной дороге и вышла на остановку Таежный. На электричке вернулась домой.

Эти случаи объединяет только одно: ни для кого нет гарантий, что не останешься в лесу один на один с суровой и равнодушной природой. И тогда приходится использовать даже ничтожные шансы, чтобы выжить.