8. Удунгинским трактом — через весь Хамар-Дабан

                                                              

Удунгинский тракт на сегодня единственный, по которому можно пересечь весь Хамар-Дабан прямо в середине хребта. И возможно это даже не только на автомобиле высокой проходимости, но даже на обычном легковом, дополнив снаряжение инструментом для засыпки ям и промоин на дороге и деревянных мостах (лопаты, ломики, вёдра и — на всякий случай — ручная лебёдка). Конечно, унылое однообразие горной тайги не для пешего туриста, но в летне-осенний период сплошная кедровая тайга между Байкалом и Темником становится постоянным прибежищем добытчиков ягод, грибов и орехов как из Бурятии, так и из Иркутской области. О масштабах заготовительной деятельности свидетельствует обилие остатков биваков вдоль развитой сети проездов, к которым люди предпочитают возвращаться каждый год. Охотники и рыбаки едут подальше, к Темнику, и ещё дальше — на Малый Хамар-Дабан.

История тракта насчитывает уже два столетия. В Мысовске (в 1941 г. переименован в Бабушкин), тогда «филиале» Посольского монастыря, ещё до постройки Кругобайкальского тракта местное купечество затеяло строить свой Кяхтинский тракт, который был бы короче и удобнее остальных хамар-дабанских трактов — Хамар-Дабанского из Култука, Игумновского и Ивановского и предназначался для перевозки грузов из Китая в Россию и обратно. Основную деятельность маленького городка отражал и герб Мысовска — чёрное парусное судно с тремя цыбиками на палубе (цыбик — ящик с чаем весом до двух пудов) на голубой воде и на красном фоне. С постройкой кругобайкальских железной и гужевой дорог хамар-дабанские тракты потеряли своё значение, Удунгинский же, проложенный в основном по водоразделам и хорошо сохранившийся, использовался как внутрихозяйственный.

В 1964 г. этот тракт как бы возродился в связи со строительством БЦБК: в построенном на левом берегу Темника посёлке Таёжный создаётся крупный леспромхоз, С перевальной части тракта к нему строится сорокакилометровая «отмычка», округу покрывает густая сеть лесовозных дорог. По спрямлённому, но сохранившему своё название тракту хамар-дабанские кедры транспортировались к железной дороге, на станции Мысовая и Клюевка. С запретом рубок и ликвидацией леспромхоза брошенный, но не сдающийся Таёжный (около 150 жителей на конец 2003 г.) в транспортном отношении тяготеет к району густо заселенного Гусиного озера в Селенгинском районе Бурятии.

Вновь оставленный эксплуатационниками тракт потихоньку размывается, но в последние годы его вдруг открыли для себя спортсмены — автомобилисты и велосипедисты. Так, компания «Хонда» организовала по тракту авторалли для своих новых моделей, несколько гонок провели велосипедисты на маунтинбайках. И в самом деле, как спортивный полигон протяжённостью 76 км Удунгинский тракт на участке г. Бабушкин—перевал—пос. Таёжный имеет несомненные достоинства: практически полное отсутствие автомобильного движения (несколько единиц в сутки вне сезона заготовки даров леса), достаточно пересечённый ход с длинными спусками и подъёмами-тягунами, значительное количество прямых участков с кривыми большого радиуса между ними, что обеспечивает достаточно хорошую видимость. Благодаря хорошим дренирующим свойствам земляного полотна дороги, сложенного преимущественно из щебня, дресвы и песка, покрытие на всём протяжении участка в основном сохраняет хорошие эксплуатационные качества и позволяет развивать высокие скорости.

Маршрут по Удунгинскому тракту начинается на берегу Байкала, в г. Бабушкин (ст. Мысовая), в 277 км от Иркутска (в среднем 5 часов езды на легковой машине). Город находится на территории Бурятии, а до 1926 г. входил в состав Иркутской губернии. Своё имя получил в память о событиях первой русской революции. Иван Бабушкин, активный большевик, рабкор ленинской «Искры», в 1906 г. был захвачен карателями на ст. Слюдянка, перевозя оружие для рабочих дружин. Был расстрелян на ст. Мысовая вместе с пятью своими товарищами. В городском парке установлен бетонный памятник с нелепой в настоящий момент надписью на цоколе: «Дело, за которое боролся Иван Бабушкин, восторжествовало».

В 2002 г. ст. Мысовая отпраздновала своё столетие. Она известна причалом байкальской паромной железнодорожной переправы, о чём до сих пор напоминает сохранившийся портовый металлический маяк. На акватории порта в 1918 г. чехами был расстрелян и потоплен крупнейший по тому времени (и не только в России) железнодорожный паром-ледокол «Байкал», вмещавший на палубе целый железнодорожный состав из 27 вагонов.

От парка до бурной горной речушки Мысовки, по правому берегу которой на юго-западной окраине города и начинается Удунгинский тракт, всего два квартала. Через пять километров на речке, рядом с хорошей гравийкой резвится весёлый и шумный многоступенчатый водопад.

В пределах плоскогорно-перевальной части отсутствуют какие-либо указатели, поэтому на многочисленных развилках следует держаться преимущественно левых отворотов, сверяя направление основной трассы с изредка мелькающими с левой (по ходу) стороны привязанными к деревьям красными лоскутками. Именно один из левых отворотов в верховья Удунги и продолжал тракт долиной Удунги (по некоторым картам — Удунгушки) до Тарбагатая и посёлка Удунга на левом берегу Темника (после Темника тракт пересекал Иро и Джиду, а там и до Кяхты уже рукой подать). Сегодня этот отворот не обозначен и состояние тракта в этом месте неизвестно. Не отражают современную обстановку и карты: на них отсутствует многократно пересекаемая в первой половине пути ЛЭП на Гусиноозёрск, зато обозначена развалившаяся линия связи на Таёжный. Некогда на тракте были установлены два металлических шлагбаума, ограничивавшие доступ в орехопромысловую зону. Местные жители упоминают их в качестве основных ориентиров Эти шлагбаумы демонтированы; и места, где они когда-то размещались, можно определить только при тщательном обследовании.

После второго шлагбаума перед единственным на трассе серпантином начинается сплошной спуск к долине Темника. Километров за 20 до Таёжного начинают попадаться первые приметы близкого жилья: беседка у дороги, изгороди вокруг покосов, и др.

Наконец, дорога выходит на большое поле — взлётную полосу действовавшего когда-то аэродрома. За ним тёмные избы Таёжного, бывшего леспромхозовского посёлка, жители которого после ликвидации единственного предприятия оказались заложниками своего местожительства вследствие полной безработицы (лишь несколько человек работают в лесхозе и Байкальском заповеднике). Кормят их охота и рыбалка, сбор ягод и орехов, огород и домашний скот. Нет в посёлке и постоянного электричества: провода с единственной ЛЭП «предприимчивые» люди сняли со стороны Урмы, а затем «постарались» и свои.

Зимой перевальный участок основательно заваливает снегом, движение по нему прекращается, единственной связью с миром остаётся равнинная дорога в направлении Бараты—Гусиноозёрск, в густо заселённую долину Селенги. Этим направлением и можно продолжить увлекательное путешествие через Главный Хамар-Дабан. А можно и задержаться на несколько дней в Таёжном: в его окрестностях на берегах много удобных площадок для биваков, богатая рыбалка, а с высоких скальных прижимов левого берега открывается привольный вид на залесенные сопки хребта Малый Хамар-Дабан.

От Таёжного можно совершить увлекательное однодневное путешествие на байдарках до Удунги (после Таёжного на Темнике уже нет порогов, перекаты несложны), там байдарки можно погрузить на багажники автомашин и вернуться к Байкалу через перевал.