Маленькая экскурсия

от Култука до Слюдянки

 

Култук — по-тюркски буквально означает «подмышка», а также «угол», «тупик». Кроме того, это ещё и «залив моря» (или озера). Здесь как раз Байкал, сужаясь, вдаётся в сушу в виде залива. В кусочке «угла» шириной 10 км между Култуком и Слюдянкой, в междуречье горных речек Слюдянка и Култучная в последние годы открыто много интересного. У него богатая история, и в один из дней туристского межсезонья стоит выехать на слюдянской электричке в Култук, чтобы пройти побережье по маршруту: остановочный пункт «Земляничный»—пос. Култук—ст. Слюдянка-пассажирская. Это займёт всего один день, а пользы принесёт немало. Здесь история и редкая природа перемешались с новью.

Култук — старший брат Иркутска, Култуку более 350 лет. Весной 1647 г. казаки под командой Ивана Похабова поставили Култукский острог — за 14 лет до основания Иркутского острога (1661 г. )

Сегодня можно сказать, что Култук начинается с серпантина на крутом спуске с Олхинского плато к побережью Байкала. Именно здесь водители и пассажиры могут приобрести по сносной цене деликатесы из омуля и другие припасы в дорогу. Предприимчивые люди, учтя уникальность серпантина как панорамного пункта, начали возводить на крутых склонах заведения в несколько этажей, украшая их фасады невероятными орнаментами из крупной гальки и валунов. С серпантина Култук видится обычной российской деревней, с неказистыми старыми домами, хаотически разбросанными в прибрежной низине. Однако событий на его веку хватило бы иным городам.

В конце XVIII в. отсюда в обход Байкала через Хамар-Дабан проложена знаменитая караванная дорога в Монголию и далее в Китай. Сейчас она используется как пешеходная тропа.

После открытия месторождений слюды и лазурита Култук стал горнодобывающим центром, который со временем переместился в Слюдянку.

В середине XIX в. в продолжение Московского тракта отсюда начинается прокладка Кругоморского гужевого тракта по южному берегу Байкала, остатки сооружений которого до сих пор встречаются в устьях хамар-дабанских речек.

В 1866 г. пос. Култук оказался в центре восстания ссыльных поляков, труд которых использовался на строительстве тракта. Восстание было подавлено, а его руководителей расстреляли на Якутской заставе в Иркутске.

Здесь, в Култуке, началась научная деятельность ссыльного поляка Бенедикта Дыбовского, который первым получил достоверные сведения о глубине Байкала в южной впадине и первым же открыл необычайное разнообразие и эндемизм байкальской фауны и флоры.

В начале прошлого века Култук оказался одним из опорных пунктов строительства Кругобайкальской железной дороги, и сто лет спустя две станции на территории посёлка исправно служат людям.

Не миновали Култука и боевые действия гражданской войны.

Большую роль сыграл Култук и во время строительства(1941–1956 гг. ) второй Кругобайкальской — перевальной — железной дороги.

А тем временем открытия на этом участке байкальского побережья продолжаются до сих пор — эндемичных растений, стоянок древнего человека. С удивительной историей Култука — от бивней предшественников мамонтов и древних захоронений или предметов быта основателей поселения и их потомков до последних находок школьных экспедиций клуба «Лазурит» на территории Прибайкалья — можно познакомиться в уникальном музее Култукской средней школы, в которой учатся дети со всей округи — из Ангасолки, Быстрой и Тибельти.

Из школьного музея надо спуститься на обычно пустующую старую Кругобайкалку — по ней половина пути до Слюдянки. Даже на этом отрезке можно составить представление о КБЖД, проследитьисторию её строительства в 1902–1904 гг. (укладка 1-го пути) и в 1912–1914 гг. (укладка 2-го пути). На первом пути устанавливались металлические мосты с несущими фермами на каменных опорах, а на втором пути в пролётных строениях уже преобладает железобетон. И до сих пор всё это стоит как новенькое и выдерживает многократно возросшие при увеличении веса составов нагрузки. Полным откровением для путешественника станет существование на стыке с Транссибом второй култукской станции, называемой «159-й км», о четырёх путях, со всеми атрибутами старины — светофорами, домами архитектуры той поры. Сейчас на станции хранится аварийный запас мостовых конструкций и элементов верхнего строения пути на случай непредвиденного поведения коварных хамардабанских рек.

Сразу за станцией — дивной чистоты речка Култучная. Она пересекает Кругобайкалку на 160-м км и протекает под однопролётным (ферма) стальным и многопролётным железобетонным мостами. Её долина известна прежде всего как древний сток Иркута, который, по гипотезе геологов, когда-то в этом месте впадал в Байкал. По другой версии здесь находился сток Байкала в Иркут. Обширные участки заболоченного устья речушки, в лучшем случае, используются под покосы, и это позволило сохраниться здесь таким редким видам растений, как кувшинка четырёхугольная (занесена в Красные книги Бурятии и Монголии, в Список редких и исчезающих растений Сибири), ирис гладкий (Красные книги СССР и Иркутской области), очеретник белый (уязвимый вид, Красные книги Бурятии и Иркутской области).

 Почти сразу за Култукскими болотами, на 161-м км, в приустьевой части речки Талая (ст. Слюдянка-II) — Таловские озера, с редкой охраняемой растительностью, которые известны ещё и тем, что на пролёте на пятачке между автодорогой и берегом останавливаются подкормиться и передохнуть такие редкие виды птиц, как горный гусь, гусь-сухонос, серый и чёрный журавли. Но вот позади Таловские озера, начинается гребневидный отрог Хамар-Дабана, заканчивающийся в море знаменитым Шаманским мысом. Приближаемся к нему тропой, начинающейся сразу же от железной дороги.

Буряты называли это место Айха шулуун — Страшный камень. В прошлом на этом мысу местное население отправляло религиозные обряды. А по свидетельству Карла Риттера, «пещеристые скалы Шаманского мыса доставляют самое безопасное убежище тюленям». Бенедикт Дыбовский и Виктор Годлевский устраивают на мысу метеолабораторию.

В гражданскую войну красногвардейцы установили было здесь орудия для обстрела поездов из Иркутска, но были выбиты казаками, обошедшими их по Култукскому тракту.

Иркутский археолог Владимир Свинин нашёл на мысу следы поселений древнего человека каменного века, с тех пор раскопки всё более расширяются и дошли уже до четвёртого холма гребня. Однако всё превзошла современная популярность мыса, которой способствуют обширный песчаный пляж и красивые обнажения белого и розового мраморов. И как неизбежное следствие популярности — печальное состояние древостоя и почвы на этом замечательном геологическом памятнике природы. А магия этого места настолько велика, что многие горожане предпочитают провести здесь весь отпуск.

Сразу за Шаманским мысом Транссиб проходит по дамбе между Байкалом и Слюдянскими озерами, образованными подпёртым стоком речки Похабихи. В числе редких растений, произрастающих в этом почти городском озере с многочисленными заводями — кувшинка чисто-белая, которая в период цветения в июле покрывает редкой красоты цветами всё водное зеркало, заставляя восхищенно ахать пассажиров проходящих поездов. Кувшинка эта — редкий вид на восточной границе ареала, печальная героиня Красных книг СССР, Сибири, Бурятии, Монголии и Иркутской области. Здесь же небольшие куртины диковинным образом сохранившегося ириса гладкого (касатика сглаженного), прописанного в Красной книге СССР.

От мыса в сторону Слюдянки идти лучше автопроездами, которые идут с обеих сторон земляного полотна.

Маленькое путешествие заканчивается на перроне беломраморного вокзала ст. Слюдянка, который был заложен чуть больше ста лет назад, во второй половине 1903 г. Мрамор для него добывали неподалеку, в карьере близ Киркидайского тоннеля. Вместе с русскими его строили 16 итальянских каменщиков, они поимённо названы в недавно вышедшей из печати книге Эльвиры Каменщиковой «Итальянцы на берегах Байкала».