Три маралухи

Жил в наших лесах старик Кудай. Зубы у него пожелтели, кожа от старости высохла, бородёнка белая стала, как у белого козла. Но сам старик лёгкий, быстрый был. Был у него тугой лук да три собаки.
Вот почуяли однажды собаки зверя, морды повернули, пошли по следу – трёх маралух подняли. Спасаясь от собак, маралухи частым лесом бежали, через ручьи перескакивали, сквозь кустарник продирались. Собаки ни на шаг не отстают, сам охотник Кудай-старик без отдыха бежит. Много лун длилась погоня.
Сколько раз хотел старик лук с плеча снять, стрелу спустить, да в частом лиственном лесу прицелиться на бегу несподручно. А маралухи всё бегут и бегут, устали не зная, собаки гонят их день и ночь.
На седьмую луну погони прибежали маралухи к краю земли, с края земли на край неба ступили и дальше по небу бегут. Собаки туда же, за собаками сам Кудай вверх подался, на небо взбежал.
Много-долго не прошло, собаки догоняют, вот-вот догонят трёх маралух. Кудай-старик лук с плеча снял:
– Теперь, – говорит, – в чистом небесном поле вас, маралухи, я не потеряю!
Прицелился, однако поспешил маленько, вот и промахнулся. Стрела, не задев маралух, чистая, белая, на закат полетела.
– Эх, стар, а тороплив, – рассердился на самого себя Кудай.
В другой раз он усердно, не спеша целился, и вторая стрела всех трёх маралух насквозь пронзила.
Но подраненные маралухи не оступились, не упали. Шага своего не сбавляя, всё так же дружно-ровно бегут!
– Земные ли вы звери, небесные ли, мне всё равно! – крикнул старик. – Если погнался, буду гнать вас, пока не настигну!
Летней ночью, на краю восхода, эта погоня хорошо видна: три маралухи, три собаки, две стрелы – о одна белая, другая в крови – красная, а позади старик охотник Кудай.
Так и движутся они по небу, отдыха не зная, одним бессмертным, неразлучным созвездием Трёх маралух.