Овод

Прилетел однажды весной овод на поляну, теплу и солнцу радуется. Вдруг чёрная тень легла на поляну. Это злой дух, Дъелбеген-людоед, из чащи леса, из тёмного оврага вышел.
– Всех сожру! – рычит людоед. – Где тут еда бегает?
– Страш-шно, страш-шно, я дрож-ж-ж-ж-ж-ж-жу... – заплакал овод.
А свирепый Дъелбеген подходил всё ближе, ближе. У него семь голов, четырнадцать глаз, куда от него скроешься?
– Жжу-жу... – метался овод.
Кружился, кружился, да вдруг и переменил свою песенку:
– Жж-ж-ж-ж-ж-ж-жу, где хорош-ш-шая еда, могучему Дъелбегену я покажж-ж-ж-жу!
– Ххх-х-х-ха-ха-ха! – расхохотался Дъелбеген. – Это хорошо! Я голоден, ужасно голоден!!! Полети, узнай, кто на земле всех слаще. Да смотри, возвращайся!
Полетел овод, укусил волка, лося, медведя, марала, куропатку, мышонка, оленя. Наконец укусил он маленькую девочку.
– Жж-ж-ж-жж! Девочка всех слаще-слаще-слащ-щ-щ-щ-ще! Дъелбегену я скажжж-ж-жу, где вы живёте, покажжж-ж-жу!...
– Милый овод, не говори людоеду, он меня съест! – просит девочка.
– Скажу, скаж-ж-ж-ж-ж-ж-жу!
Заплакала девочка. Тут пришёл с охоты молодой Куа. Услышал он это и сказал:
– Нельзя, чтобы Дъелбеген-людоед узнал, где мы живём. А вот укорочу-ка я оводу его длинный язык!
Поймал овода и выдернул язык. Больно стало оводу, быстрее ветра метнулся он от стойбища, да по дороге и забыл, где оно стояло.
Вот явился овод к Дъелбегену. Как зарычит злой дух:
– Где пропадал? Кто всех слаще? Говори!!!
А овод в ответ:
– М-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м...
Ничего другого он и по сей день сказать не может. А Дъелбеген-людоед так голодным и остался. Заскрежетал он зубами и ушёл в тёмный лес, в глухой овраг. Но иногда он оттуда выходит, по лесу ночами ходит, добычу ищет. Тихо тогда сидеть нужно!
А оводов люди как увидят - убивают. И чтобы никого больше не кусали, и чтобы Дъелбегену – злому духу о людях не рассказали, к стойбищу не привели. Ведь если он увидит – у него семь голов, четырнадцать глаз, куда от него скроешься?