Бурундук и медведь

Жил в лесу бурундук, пушистый жёлтенький зверёк. Жил один. Всякий знает, что одному в лесу – невыносимо тоск­ливо.
Бурундук и подумал: наверно, есть в лесу ещё кто-ни­будь, кто тоже умирает с тоски. И пошёл искать себе друга. Скачет бурундук от дерева к дереву, от куста к кусту, заглядывает под коряги и валежины, в расщелины и норы.
Встречает горностая. Спрашивает:
– Горностай, горностай! Тебе не скучно одному? Давай дружить.
Горностай отвечает:
– Нет, бурундук, мне не скучно. А ты всё равно умрёшь с тоски. Приходи ко мне завтра: я тебя съем.
Бурундук подумал: “Чем гнить в земле, уж пусть лучше съест меня горностай”. А так как до завтра было далеко, бурундук снова поска­кал от дерева к дереву, от куста к кусту, заглядывая под коря­ги и валежины, в расщелины, и норы.
Встречает лису. Спрашивает:
– Лиса, лиса! Тебе не скучно одной? Давай дру­жить.
Лиса отвечает:
– Нет, бурундук, мне не скучно. А ты всё равно умрёшь с тоски. Лучше приходи ко мне завтра: я тебя съем.
Бурундук подумал: “Чем гнить в земле, уж пусть лучше съест меня лиса”. А так как до завтра было далеко, бурундук вновь поскакал от дерева к дерезу, от куста к кусту, заглядывая под коряги и валежины, в расщелины и норы.
Встречает соболя. Спрашивает:
– Соболь, соболь! Тебе не скучно одному? Давай дружить.
Соболь отвечает:
– Нет, бурундук, мне не скучно. А ты всё равно умрёшь с тоски. Лучше приходи ко мне завтра: я тебя съем.
Бурундук подумал: “Чем гнить в земле, уж пусть лучше съест меня соболь”. А так как до завтра было далеко, поскакал бурундук от дерева к дереву, от куста к кусту, заглядывая под коряги и валежины, в расщелины и норы.
И вот бурундук встретил медведя. Медведь спал в тени под кустом кедрового стланика. Бурундук схватил его за ухо и стал тормошить. Кое-как разбудил. Тот недовольно рявкнул:
– Чего тебе надо?

Бурундук говорит:
– Медведь, медведь! Тебе не скучно одному? Давай дружить.
Медведь лениво поднял голову, зевнул и, не глядя на бу­рундука, сонно спросил:
– А зачем нам дружить-то?
Бурундук отвечает:
- Вдвоём нам будет лучше. Ты большой, неуклюжий. А я маленький, ловкий. Я буду сидеть на дереве, сторо­жить тебя, когда ты спишь, – а вдруг какая опасность идёт.
– А я никого не боюсь, – говорит медведь.
– Тогда вместе будем собирать орехи.
Медведь глянул на бурундука:
– Орехи, говоришь?..
– Да, орехи. И ягоду будем вместе собирать.
– Ягоду, говоришь?
- Да, ягоду. И муравьёв будем вместе ловить.
– И муравьёв, говоришь?.. – Медведь окончательно про­снулся, сел. – И орехи, и ягоду, и муравьёв, говоришь?
– Да, и орехи, и ягоду, и, муравьёв.
Медведь довольно отвечает:
– Я согласен дружить с тобой.
Бурундук нашёл себе друга. Большого, сильного. Никто в лесу не мог похвастаться таким другом!
Как-то встретил бурундук горностая. Тот обрадовался:
– А-а, пришёл. Теперь я тебя съем.
Бурундук говорит:
– А я дружу с медведем.
Горностай испугался:
– С медведем?!..
Поскакал бурундук дальше. Встречает лису. Та заплясала от радости:
– Наконец я дождалась. Теперь я тебя съем.
Бурундук говорит:
– Я дружу с медведем.
У лисы дух перехватило:
– С медведем?!..
Поскакал бурундук дальше. Встречает соболя. Тот обра­довался:
– А я тебя давно жду. Теперь я тебя съем.
Бурундук говорит:
– А я дружу с медведем.
Соболь так испугался, что птицей взлетел на дерево и уже оттуда спросил:
– С медведем?!..
Живут себе бурундук и медведь. Быстрый бурундук нахо­дит богатые ягодные места и кусты кедрового стланика, сплошь усыпанные шишками. Медведь радуется не нарадуется таким другом.
Вскоре медведь ожирел настолько, что ему стало трудно ходить. Он теперь больше отдыхал. И лишь изредка пове­левал:
– Эй, бурундук, принеси-ка брусники.
Или:
– Эй, бурундук, почеши мне спину.
Наступила осень. Впереди зима, долгая, холодная. Бурундук беспокоится.
– Слушай, медведь, скоро зима. Нам надо делать запасы.
Медведь лениво отвечает:
– Правильно говоришь, бурундук. Давай делай запасы! – а сам как лежал, так и лежит.
– Как же я один насобираю столько орехов и ягод? Ты ведь очень много ешь, – чуть не плачет бурундук.
– Сказано тебе, делай запасы! – сердится медведь. – А я выкопаю берлогу. Просторную. Это будет настоящее жильё! Не то что твоя нора.
И бурундук понуро поплёлся заготовлять орехи. Но тут в небе появилась снежная туча. И бурундук стремительно поскакал по кустам – надо успеть заготовить орехи, а то снег спрячет их.
Бурундук сделал запасы. А медведь залёг в берлогу, подложил под голову лапу и заснул. Спал месяц, спал два – проснулся. Говорит бурун­дуку:
– Подай-ка мне орехи.
Наевшись досыта, медведь опять завалился спать. А запа­сов осталось немного. И бурундук стал экономить. Недоедает, чтобы дотянуть до весны. Съест один орешек, подойдёт к вы­ходу берлоги, вылижет иней, и ему кажется, что он сыт. Бурундук и не заметил, как сильно отощал. Кое-как дотя­нул до весны. Когда снег начал таять, медведь проснулся. Он потянулся, довольный, и сказал бурундуку:
– А здорово, братец, мы с тобой перезимовали!
Потом похвалил бурундука:
– Молодец! – и провёл лапой по его спине. Так и оста­лись на жёлтой спине бурундука пять чёрных полос – следы медвежьей дружбы.
Когда снег растаял, бурундук ушёл от медведя. Медведь и не жалел: вокруг много сладких кореньев и му­равьёв.
Но в конце лета медведь вспомнил бурундука: пора го­товить запасы. Он стал звать бурундука. Но тот не откли­кался.
– Изменник! – на всю тайгу заревел возмущённый мед­ведь.
С той поры медведь всячески преследует бурундука. Он никогда не упустит случая разрыть бурундучью нору и разо­рить. Всё мстит.
Как ни странно, бурундук жив и по сей день. Я его видел сегодня утром, когда шёл опушкой леса. Он сидел на верхней ветке ольхи и, совсем по-беличьи закинув пушистый хвост на спину, призывно кричал:
– Тут... тут... тут.
Наверно, он думал, что кто-нибудь ищет дружбы с ним.