Иннокентий  Луговской, 1938 г.

 

 

Необычайно нежно любя,

Оговорили поэты тебя:

Седой,

Седеющий,

Поседевший -

Ты слышал в стихах этот свист  надоевший?

А может быть,

С берегом в вечной борьбе

Седеешь не ты,

а стихи о тебе?

Мы все седеем.

Становимся строже.

А ты все моложе!

А ты все моложе!

И в снег твоих горных вершин  влюблена,

Взлетает, как  юность,

Шальная волна.

                                      

 

Лишь  ветер ударит о скалы,

О бронзу столетней сосны –

Морщинистый  лоб Байкала

Тревожат далекие сны.

Старик!

Он становиться злее,

И глухо  рыдает всю ночь

О том, что ушла к Енисею

Его  непослушная дочь.

О том, что разбиты о скалы,

Судьбины бездомных людей,

Где  люди  легли, словно шпалы,

Под рельсы  сибирских путей.

………………………………….

Но птицею ветер забьется,

И вновь молодеет Байкал

И зычно  скликает боцман

Команду свою на аврал.

……………………………..

Чтоб дым разрывался в клочья,

И молнией  взвился флаг,

Где плыл в омулевой бочке  

К далекой свободе варнак!