Елена Жилкина

 

 

Не дом  с резным,  диковинным навесом,

Не это - удивление мое,

А белое, в снегу, с дымком над лесом,

Затерянное в мире зимовье.

Благодарю его за отданные крохи

Печного немудрящего тепла,

За шорохи, похожие на вздохи,

Которые услышать я могла

За глухотой тайги, нависшей надо мною,

В беззвездной, настороженной ночи…

Там рыскала поземка за стеною

Да в снег роняли иглы пихтачи.

Не угасая, светится  оконце,

В нем уместилась сказка о добре.

Здесь хорошо мечтается о солнце

В неистово морозном январе.

Не миновать в лесу тропы случайной,

Но  долго-долго будет звать меня

То зимовье, где мужество молчанья

И бескорыстье нежного огня.

 

 

                                     

 И будто здесь опять всему начало,

Когда, стремительно сменив тепло,

Прохлада, прилетевшая с Байкала,

О ветровое стукнется стекло.

Остались далеко  желтеющие крыши,

Гремит мотор,

Чем  тяжелей, тем злей…

Подъем, подъем.

Но чем взлетаем выше,

Тем новый путь

Становится светлей 

 

 

Проходят мимо поезда

И вслед за ними сердце мчится.

Недаром по ночам мне сниться

Байкала синяя вода…

А там всегда, в начале лета,

Рассыпаны в тайге жарки,

И на удачу рыбаки

Там ставят сети до рассвета.

Течет в сиянии река,

Через года,

Сквозь дымку весен,

Она во мне от всхлипа весел

До пароходного гудка…

 

 

Торчат у берега торосы

И светят голубым огнем.

Как пахнет брошенным с мороза,

В избе истаявшим бельем.

Январь.

Приметы не плохие –

День прибывает. Благодать.

Но так колюч байкальский хиус,

Что на ногах не устоять.

Стучит по ставням то и дело,

Гуляет по дорогам он,

Свирепой стужей с дымом белым

Мой дом надежно окружен.

Земля отцов, ты дорога мне,

Где б ни жила – к тебе тянусь,

И зимы с долгими снегами,

Как песню, знаю наизусть.

 

 

Примите шторм, - мне в телефон кричат.

Я слушаю и радуясь и веря.

А ветер вдруг без стука, сгоряча,

В мой тихий дом распахивает двери…

Какая свежесть разлита вокруг!

Я к грозным тучам выхожу с доверьем,

Ловлю летящих капель дробный звук

И слышу, как сражаются деревья.

Врывайся вихрь,

Я не задерну штор,

Не спрячусь в страхе, не забьюсь под крышу…

Ты слышишь, жизнь,

Я принимаю шторм.

Я принимаю шторм,

Любовь, ты слышишь?

 

 

Не отвергаю и не забываю.

Воспоминанья не зарыть в золе,

Как позывными часто окликаю
зову то место лучшим на земл

 

Над марью распростертого Байкала

В задумчивости брошено весло

Здесь на закате розовые скалы

Хранят, как люди, для меня, тепло.

Весь этот мир,

Чистейший,

Мудрый,

Строгий,                                         

Зову своим истоком потому,

Что если по реке плыву широкой,

То, верно, я обязана ему.