Василий Козлов

 

 

Мы вышли к Байкалу. Стояла луна,

Как лампа в незримом проеме окна.

И темное золото шумной волны

Играло у ног  отраженьем луны.

Мой друг бородатый, хотя молодой,

Стоял, как пророк, над байкальской водой.

Я думал, что  я на земле не один,

Что вечно величие книг и картин,

Что есть еще дружба – начало начал,

И славное море, Священный Байкал.