Автор неизвестен.  “Новейшие, любопытные и

достоверные повествования о Восточной Сибири”,

СПБ, 1817 год.

 

                                        

О милый друг!

Ты был со мной на Култуке;

И видел ты вблизи и видел вдалеке,

Какие страшные вокруг Байкала горы!

Предметы все, чему дивились наши взоры:

Глубоки пропасти и горы на горах,

Горами подперты, не значат ли тот страх,

который был?

Ах! Был когда-то непременно,

Когда природа там, страдая  постепенно,

Стонала, мучилась, терзала все, рвала,

Подземным пламенем себя самою жгла;

И место, где  с тобой гулял я над Байкалом,

Трясением земли соделалось  провалом.

Какой ужасный день!

Ах, нет! Единый час,

В который, с тьмою свет в одно соединясь,     

Сиянье солнечно, небесный свод затмили,

И чин природы всей мгновенно изменили.

Дыханье бурное,  всераздробляющ гром,

Змеисты молнии, дождь серный и потом

Глухой подземный гул, в долинах колебанье

Предвозвестили всем гнев Божий, наказанье

Всех трепет поразил, живущих на земле…

Но с тем погрязли вдруг средь пропастей во мгле…

………………………………………………………..

С природой  купно все творения страдали.

И вдруг из-под земли  возник Хамар-Дабан

С хребтом высоких гор и множество там стран

С Востока к Западу  покрыл своею тенью.

Еще считается единому мгновенью

Раздался страшный треск и грохот по горам,

Где простирался дол,  леса где были, там

Низринулась земля и пропасти открылись;

Но пропасти  сии  отовсюду наводнились

С тех пор как данники – источники, ручьи,

Озера многие,  великих рек струи

 

Текут в Байкал со всех сторон Земного круга,

С Востока, с Запада, от Севера и Юга –

Он поглощает всех.

Одна лишь Ангара,

Как Дафна юная, чиста, резва, быстра,

Бегущая по лесам от взоров Апполона,

Не внемлюща его любовна вопля, стона,

Одна лишь Ангара, протекши весь Байкал,

На север уклонясь, меж двух огромных скал

Стремительно из недр  Байкала вытекает…

Летит стрелою вниз, с Иркутом соединиться.

Шаманский камень, сколь ни силится, ни тщится

Не дать ей ходу, в ней стоящ, как часть горы,

Не может удержать стремленья Ангары.