А. Каршин, Иркутск, 1913 год.

 

 

Под мерные всплески немолчного вала

Качают ветвями густые  леса,

И в чистые синие воды Байкала

Лазурь голубую струят небеса.

И гордые скалы вздымают вершины

К лазури родной, к небесам голубым,

И снежных нагорий холодные льдины

Горят серебром под лучом золотым.           

Суровый и гневный  - склонился и дремлет

На каменном ложе Байкал.

Покой непробудный округу объемлет,

Лишь волны  у царственных шепчутся скал.

 

 

Но в месте одном почему-то гора

С горой разошлась.

И сюда  убежала

Прекрасная дочь старика - Ангара,

Прекрасная дочь великана Байкала.

И видит Байкал,  среди гор отдаленных,

Покрытых лесами,

резва и быстра,

С безумством желаний, в груди затаенных,

Бежит к Енисею его Ангара…

И  видит он –

С плеч молодых упадая,

Прозрачной вуалью скользит по камням  

Одежда венчальная -

Тень голубая

Летит по холодным и светлым струям.

Байкал, негодуя, кидает камнями

Дробиться в огонь за волною волна

И брызги к вершинам, покрытым снегами,

Взлетают, как пыль, с каменистого дна.