НАРОДНЫЙ КАЛЕНДАРЬ РУССКИХ ТУЛУНСКОГО РАЙОНА

(по материалам фольклорно-этнографических экспедиций Дома фольклора и ремесел 1997-2000 г.).

     Народный календарь русских Тулунского района Иркутской области формировался на протяжении столетий. Поскольку главным занятие русских этого региона издавна было земледелие, календарь носил ярко выраженный аграрный характер. Ритм жизни хлебопашца находился в зависимости от чередования времен года и производственных циклов. Не случайно крестьяне нередко исчисляли время по рабочим сезонам: «в страды», «сенокосом», «в пашню».

     Результаты труда земледельца во многом определялись его умением предугадать капризы природы, обозначить причинно-следственные связи. Итоги наблюдений формулировались в виде примет, которые увязывались с календарем. Фиксировались оптимальные для Тулунского района сроки начала и завершения различных сельскохозяйственных работ. Результатом всех этих наблюдений становились прямые рекомендации, бытовавшие обычно в лаконичной и красочной форме пословиц, поговорок, сентенций относительно приемов сельскохозяйственной деятельности.

     Иными словами, в народном календаре нашли отражение и практический трудовой опыт крестьян, и его метеорологические, астрономические, агрономические и прочие знания. Соответственно срокам начала и конца полевых работ размещались в календарном году другие важные для крестьян события: свадьбы, праздники, ритуалы.

     В начале 20 столетия собиранием материалов по народному календарю Тулунского края занимался Г.С. Виноградов. Он посетил  Тулун, Алюй, Худая Елань, Верхний и Нижний Манут, Шабарту, Курзан, Гадалей, Никитаево тогда еще Тулуновской волости Нижнеудинского уезда и др. Собранные материалы легли в основу его  "Материалы для народного календаря русского старожилого населения Сибири". Календарь Г.С. Виноградова составлен по типу календаря А.А. Макаренко. В нем также отмечены два раздела: "Месяцеслов" и "Дни и недели "не в числах".

     Крестьяне знают принятое разделение года на месяцы, недели, дни, часы. Но время исчисляют не по месяцам, а по рабочим сезонам ("сенокосам", "в страды", "в пашнях") или по определенным, большим или малым, промежуткам времени от праздника до праздника, от начала поста до мясоеда.

     Сравнивая календари Восточной России А. А. Макаренко и Г. С. Виноградова, можно увидеть, какие обычаи и обряды сохранились или изменились, приспособились к местным условиям жизни в Сибири, какие традиции наших предков сохранились до настоящего времени.

     Материал, который был собран нами в селениях Тулунского района: Александровке, Афанасьево, Бурхуне, В. Бурбуке, Н. Бурбуке, Гадалее, Усть-Кульске, Шерагуле и др., нами был сопоставлен с календарями А.А. Макаренко и Г.С. Виноградова.

 

Сочельник.

     В Сибири Сочельнику придавалось не такое большое значение, как в центральной части России. По наблюдениям Г.С. Виноградова основным занятием в этот день являлась уборка в доме, во дворе, стряпня к праздничному столу. Многие старались придерживаться строгого поста "от звезды до звезды не едят". Но пост соблюдали далеко не во всех семьях.

     Важнейшим из обычаев, относящихся к празднику Рождества Христова, бесспорно, был обряд "славления", сохранившийся доселе; он состоял в хождении славильщиков по домам с молитвой и пением. В начале 17 века к обряду "славления" присоединено было ношение так называемого вертепа, или ящика, в котором представлялись в лицах события и обстоятельства рождения Иисуса Христа.

     Период с 25 декабря по 6 января, называемый Святками или святыми днями, продолжается 23 дней и делится на 2 периода. Первая неделя называется Святой; вторая - страшными вечерами. Всё это время справляются святочные обряды, гадания, увеселения, хождение ряженых по домам и улицам. Выражение "страшные вечера" появилось в память истребления царем Иродом всех младенцев в городе Вифлееме и его окрестностях в поисках Иисуса Христа. В "страшные вечера" по миру свободно гуляет нечистая сила. Поэтому издавна считается, что в Святки нужно беречь скот, амбары от нечистой силы.

     В этот день утром садятся завтракать за общий стол и едят по кругу из чаши кутью. Это каша, приготовленная из смеси пшеницы, гороха, риса, подаётся с мёдом и изюмом. Больным и детям разрешается с утра есть мясо и пить молоко. Затем начинается рождественское разговение: едят вкусную и обильную еду. При этом отдаётся предпочтение блюдам из свинины (отголосок старинной рождественской традиции, когда непременным угощением был поросёнок). Его начиняли кашей, а кабанью голову подавали в отварном виде с хреном. Традиция также требует приготовления всевозможных видов печенья в виде зверушек.

     В Сибири Рождество Христово праздновалось не менее раздольно и широко, чем в Европейской части. Здесь соблюдались все традиции и обряды, пришедшие к нам из старины.

     Празднества проходили так: "В первый день праздника редко кто начинает гулять: попов ждут. Со второго уже гуляют. Дня три - четыре спустя, потом начинают вечерки. Устраивают их все святки. Прежде (да и теперь тоже) нанимали просторную избу, уславливались о цене, уговаривались, когда расходиться вечерке: до ставальной ли поры, до первых ли, али до третьих петухов. Сами хозяева тут же, с печки, с палатей смотрят. Народу полна изба. Дом откупали в складчину, только богатые в одиночку откупали. Перед вечером один парень идёт по одной стороне деревни, другой - по другой, заходят в избы, где есть взрослые девушки и приглашают: "Красны девушки, милости просим на вечерочку" к такому-то. Иной раз молодятник нанимает ребятишек обойти деревню и пригласить на вечерку. Вечером отправляясь на увеселение, парни громко гаркают: "На вечерку! На вечерку!" В Тулуне много вечерок. Тапери уж гармониста безпременно зовут на вечерку. А прежде музыки никакой не было, разве балалайка; гармонию редко вызывали. Песни всё больше пели, под песни и плясали. "Пляши, - говорят, - наиграно было!" Соберутся ребята, девки. Кто побойче, начинает под песню, а то под балалайку плясать, приглашает себе кралю. Поют какую-нибудь плясовую песню, играют "в восьмёрку", "посидячи песни" поют, "женят" кого-нибудь (игра), а то ещё как-нибудь играют. Старики тоже ходили на вечерки, даже бабы с ребятами ходили на вечерку смотреть. Драка, али какой страм, как нынче пошло. Прежде не бывало. Угощения никакого не бывало, даже орехов не было. Играют, поют, делают кому что любо - да и всё тут…. Дня с третьего молодятник начинает уже машкароваться. Нарядятся и ходят по избам, пляшут, поют. Разно наряжались. Шубу выворотят шерстью вверх, а то овчины натянут на себя. Маски делали из сахарной гумаги, сажей намазывались, ретешны зубы в рот вставят. Маски нету - лицо сажей намажут, из кудели бороду доспеют. Стариками, старухами наряжаются" (Виноградов, 32-33).

     А вот как описывает вечерки старожил с. Бурхун Семёнов Ф. Н. -  большой любитель пляски, один из лучших в районе балалаечников: "Молодежь танцует, а все взрослые в пороге стоят, стоят наблюдают.  Мы соберемся ровесники, старший за нами закреплен. Мы плясали всякие сербиянки, старинные пляски свои, "ворота", "восьмерки", "шестерки". А каждый старается наловчиться. Так приловчишься, чтоб девушке легко плясать с парнем.  Даже приучали потихоньку с девушкой обращаться. С 16 лет был отбор, переводили в Большую вечерку". Как видим, вечерка для деревенской молодежи служила своеобразной школой этикета.

     А вот жительница с. Шерагул Лыкова Г. В. считает, что вечерка после тяжелого трудового дня - это своеобразный выход энергии, где песни чередовались с удалыми русскими плясками: "… чтобы уделить внимание сиротам, инвалидам, в их честь исполнялись песни, они слушали, точно знали, что для них. Потом погрустили, поплакали и начинаем: "Шестерку, ребята!" и пляшем шестерку".

     В некоторых селениях Тулунского района праздник Рождества был упрощен. Обычай колядования заменен на гуляние по улицам. "Потом начинают "щедровать". Собирается молодёжь, пожилые, женатые молодайки с мужьями, девушки с парнями и ходят по избам. Загадывают там или песни поют. Им дают мясо, сало и даже нальют чекушку… В этой избе дали, пошли в другую. Потом собираются в одну избу и там жарят, парят и гульбище устраивают. Ходили только взрослые колядовать".  Это воспоминание жительницы с. Икей К.Т. Бучинской.

     В деревне Усть-Кульск в Рождественские дни затевали "Терешку".Вот что о ней упоминает Н. П. Почерней.: "Собиралась молодёжь. Становились парами. 6 девчонок, 6 мальчишек. Выбирали мать с отцом посреди этого круга. Потом парень выбирал девушку, девка - парня. Женились как бы. И при этом пели песню:

Терешка, терешка на печи жила,
Терешку беда пришла.
С ким его жена спала,
На печи - кутку, кутку.
Семеро штанов вытку,
Брось мою кашулечку,
Я к своему дедуличку,
Тережка стархуй
Тебя я выловлю.
Бабулька стара,
Тебе по гуза вычурна".

     Или вот ещё своеобразный способ гуляния на Рождество записан со слов М. С Зайцевой, старожила д. Бурхун: "Вот на Рожесво собираются старухи в канавке там, раскладывают огонёк, песни поют сидят до самого утра, а уже молодёжь накладут большие сугробы ломья всякого, берёзовики всякие и запалють. И кругом бегають, играють и не делали ничего дурного".

     В Тулунском районе бытовал и обычай колядования. В с. Гадалее этот обычай петь тропарь праздника и кондак сохранился до середины XX века, в таком виде вспомнила его Е. Н. Морозова:

"Рождество твоё,
Христи Боже нас,
С васиямири с утра з ума,
Небо звездою служащее,
И звездою учакуйся,
Тебе кланемся,
Солнце - правда,
Тебе видемся с востока,
Господи Слава Тебе!
Дева с непресущным рождает,
Земля верхепному преступному приносит.
Ангелы с пастрями слово словят,
Волхива со свездою путешествует:
Наш Бог роди родися
Отроче рада, привечный Бог.
Здравствуйте, хозяин с хозяюшкой!
Не дадите пятака
Так мы корову за рога".

 Видим, что здесь тропарь и кондак слились воедино и местные жители добавили несколько строчек из колядок.

Обычай колядовать до сих пор бытует в деревнях. О нём рассказал нам Ф.Н. Семёнов, житель д. Бурхун: "В Рожесво я пацаном был, с торбой из холста ходил, приходишь в избу и говоришь:

"Я молодой, молодчик,
Залез на столбчик,
В дудочку играю,
Христа забавляю.
А вы, люди, знайте,
Мне копеечку дайте.
Копеечки мало,
Дайте кусок сала,
Да ещё кусок колбасы,
А я эту всю колбасу
До дома донесу".

     А вот один из совсем упрощённых видов колядок, который встретился нам в рассказах жителей с. Гадалей:

"Сей, вей, посевай,
С Новым годом поздравляй!
Открывайте сундуки,
Доставайте пятаки".

     В некоторых селах перед нами часто стоял вопрос: "Кто же именно колядовал на Рождество?" Ответы были самые разнообразные. Например, в деревне Бурхун была такая версия: "…а на Рожество, до солнца, только мужчины ходили. Вот эту звезду запалють и идуть, и славят это Рожество-то. Славили, какую-то молитву читали".

     Одним из самых любимых праздников в последнее время считается Новый год, его встреча. Всё население страны от мала до велика ждёт его с нетерпением. Ждёт всех тех атрибутов, которые присущи Новому году. Это и подарки, и гадания, и Дед Мороз, и ёлка.

     В народе же в старину Новый год не считался таким большим праздником, как в настоящее время, и имел совсем другое значение, большей частью сельскохозяйственное. В таких деревнях, как Паберега, Боробино Тулунского района, по словам Ф.Н. Семёнова, этот день не праздновали, так как не считали его праздником.

     Васильев вечер - один из главных "ворожейных" дней. В народе издавна повелось думать, что все гадания под этот вечер - самые сбыточные, и потому почти все население деревни занято было гаданиями, хозяева гадали об урожае, молодежь обоего пола занята гаданиями, касающимися женитьбы и замужества. В Европейской части России существовало большое количество способов гадания. Только в одной местности одни гадания пользовались большей популярностью, в другой - другие. В Сибири также выделялся определённый ряд способов гадания. Общаясь со многими жителями селений Тулунского района, мы пришли к выводу, что наиболее распространёнными были следующие:

1. Окличка прохожих и проезжих. Это гадание состоит в том, что во время вечера или ночи выходят из дома и, стоя у калитки,  девушка спрашивает у мужчин: "Как ваше имя?" с той целью и уверенностью, что будущий жених будет иметь то же самое имя и ту же красоту, которую имеет виденный.

2. Подслушивание. Гадающие ходят слушать под окна чужих домов и, судя по услышанным ими словам, веселому или неприятному разговору, предрекают себе приятную или скучную жизнь, бранчливого или ласкового мужа.

3. Гадание на курицах. Сняв с насеста курицу, чаще петуха, приносят в ту комнату, где заранее приготовлены на полу в трёх местах вода, хлеб, золотые, серебряные и даже медные кольца. Птицу пускают на пол и смотрят, какую вещь она клюнет или за что примется прежде всего.

4. Гадание у ворот. Выходят к забору или просто стоят за воротами во время ночи и говорят: "Залай, залай, собаченька! Залай, серый волчок, где залает собаченька, там живёт мой суженый!" Там, где девушка услышит собачий лай, туда непременно будет отдана замуж.

5. Гадание башмаком. Девушки снимают с левой ноги башмаки и кидают их за ворота, наблюдая при этом, куда башмак ляжет носком. В ту сторону и отдадут девушку замуж.

6. Гадание на поленьях. Девушки подходят к поленнице задом или защурясь и берут из неё без выбора, которой какое попадётся. Затем каждая своё осматривает, из чего заключает о будущем женихе.

7. Гадание на перекрёстке в полночь. Девушки выходят на перекрёсток, и, загадав каждая из них о своём будущем женихе, очерчивают круг, и, стоя в нем, прислушиваются.

8. Гадание на зеркалах. Гадание на зеркалах производят только самые смелые девушки, которым более осязательно и более серьёзно хочется ознакомиться со своей будущностью. Гадание в зеркале или наведение зеркал всегда сопряжено с тишиною и молчанием, а вместе с тем с безлюдностью, для чего избирается ночь.

9. Гадание на полотенце. Вывешивают белое полотенце из окошка на ночь со словами: "Суженый, ряженый, приди и утрися". Если вскоре затем полотенце будет вымочено, то значит, в этот год быть девушке, которая вывесила его, замужем, а если к утру снимет его сухим, то не выйти а этом году.

10. Гадание у бани. Девушки, отворив дверь бани, обнажали некоторые части тела. Если девушка чувствовала мохнатую руку - то предполагался в этом году богатый жених, а холодная голая рука - бедный.

     А теперь рассмотрим виды гаданий, описанные в календарях А.А. Макаренко и Г.С. Виноградова. Одним из часто встречающихся гаданий является гадание на поленнице дров. "Идёшь к поленнице, берёшь полено и идёшь в избу. В избе смотришь: если полено гладкое, - жених красивый будет, лицо чистое, а полено суковатое - жених будет корявый, рябой" (Виноградов, 5).

      Или вот ещё такое гадание: "Выбегаешь вечером, берёшь сколько можешь полешек. И считаешь, если число вытащенных поленьев делится на два - выйдет девушка в этом году замуж, если не делится, то не выйдет. Так гадали девушки из с. Усть-Кульск.

     Подобные гадания встречаются и в других деревнях Тулунского района, например в с. Шерагул. Г. В. Лыкова вспоминает: "Ворожили, вот зажмурются, частокол же, обзору не было, частоколом городили огуречники, так руки расставят и идут от крыльца до огурешника, вот сколько захватют этих, ну, частоколов, а эти считают с этого краю и с этого краю, если по парам, в этом году выйдет замуж, если нет, то значит, нет, и не готовься, в этом году не выйдешь замуж".  

      Одним из   обязательных элементов  гаданий - слушание чужих разговоров под окнами. Смысл этой ворожбы сводится к тому, что гадальщики задают вопросы, а в это время в доме ведется свой разговор: "Выйду ли я в этом году замуж?", "Иди быстрее!" По этому разговору можно понять, что девушка выйдет в этом году замуж. Или: "Как моего суженого - ряженого будут звать?", "Ты гляди-ка, что Петька сегодня учудил!" 

      Многие гадания сводились к тому, чтобы узнать с какой стороны ждать жениха, невесту. "Девицы и парни, собравшись в один кружок, воруют на время "белу кобылу" или коня, выводят на "расстаньё" дорог, завязывают ей глаза мешком; а когда на неё сядет девица или парень, то до трёх раз кружат и отпускают на свободу: в какую сторону пойдет лошадь, туда девушка выйдет замуж, а парень оттуда возьмет жену. То же самое проделывают с лошадью и в селении" (Макаренко, 40). А у Г. С. Виноградова по этому случаю описаны такие гадания: "На разстани бегают. Уткнут голову в дорогу и слушают, где колодец звенит, в той стороне и жених живёт. Выходят в полночь на разстани двух дорог и завечают: "Злай - ка, собачка, на тестевом дворе!" В какой стороне собака залает, там и живет жених или невеста (Виноградов, 4). Конечно, к этому виду гаданий относится самый распространенный вид гадания по всей Сибири - это перекидывание валенок через ворота.

     Гадали не только, чтобы узнать своя судьбу, каков будет урожай, но и чтобы узнать о судьбе родственников. Начало 20 века и конец 19 совпали с несколькими войнами. С деревень забирали большое количество мужчин. Женщин и девушек интересовала судьба своих близких, живы ли они, скоро ли вернутся домой? Вот какие случаи нам пришлось услышать об этом: "Мы тихонько сидели, потом приготовили зеркало, венчальное кольцо бабушка дала одной подруге и стакан тоненький такой. Воды налили туды и кольцо опустили на дно. И в зеркало смотрели. Загадывали и смотрели. Я загадала, что вот живой - нет, брат. Ну, мне показался в стакане живой, только как у их, шапка военная. Одно ухо к верху, другое - вниз. Так хорошо было видно. И я сразу увидела и взболтала. Надо сразу хватать и взбалтывать. Потом после етого села подружка. У подружки был в тюрьме муж. Она тоже не  знала живой он или неживой. Ей привиделась могила, там увиделася, в стакане. Она эту воду вылила, другую налила, кольцо опустила. В зеркало сидела смотрела, а мы тихонечко - тихонечко сидели с подругами. Потом она заплакала, когда ей привиделась могила, что неживой. Она взболтала этот стакан с водой и заплакала. Мы говорим: "Чё?" А она говорит: "Мне привиделась могила". Правда, после этого брат пришел домой по болезни. Вот мы и говорим, что одно ухо поднятое у шапки было, а другое опущенное. Вот стало быть он больной, что пришел нездоровый домой. А у подруги, что умерший - сообщили потом" - так вспоминала Л. Я. Лисицина. - жительница деревни Бурхун.

     А вот что говорила Е. Ф. Дудкевич из села Гадалей: "А другие гадали про отцов, живой или нет, тогда ж ещё война была. У одной неживой уже был, вот могилка и бугор показался".

     Одним из развлечений в этот день были конские бега. "Днем устраивают конские бега: всадники верхом "на бегунцах" (скаковых лошадях) с азартом оспаривают друг у друга "заклад" (ставку); зрители не остаются безучастными к конским ристалищам и примазывают свои гроши на ту или иную масть "бегунца". В Тулуне в то время бега проходили на реке. "Вечером взрослые и дети наряжались, переодевались, ходили по домам с целью потешить хозяев. В "откупных" (нанятых) избах затевают вечерки с играми, пением и пляской" (Виноградов, 7).

     В последующие затем дни производятся обычные работы; но вечерки и маскарады продолжаются с необыкновенным оживлением вплоть до Крещения.

     Праздник Крещение символизирует по церковным канонам зарождение христианства, начало проповеднической миссии Христа. Это один из двунадесятых праздников Русской православной церкви, отмечаемый 6 (19) января.

     В быту верующих праздник Крещения завершал рождественские святки. В церковном обряде главным было освящение воды, так называемое освящение на Иордане, которое сопровождалось крестным ходом к проруби, в которой освящали воду. Верующие, набирая воду в различные сосуды, считали, что после освящения она приобретает особые, чудодейственные свойства, может отгонять нечистую силу, помогать больным и т. п.

     В этих обрядах нетрудно увидеть влияние языческих поверий, веры в очистительную силу воды. Другое дело, что в переложении на богословский язык, этот обряд приобрел иной смысл: о христианском долге очищать себя от греховной скверны. Вот почему в день Крещения в храмах звучат проповеди о греховности человечества.

     В этот день девушки пекли сочень из ржаной муки "и не евши, рано утром шли с ним по улице. Надо хоть маленько выпустить его из под курмы или из под шали" (Виноградов,   7).

     А вот какие рецепты приготовления крещенской обрядовой пищи дают крестьяне Тулунского района:

1) "На Крещение у нас кутью готовили. Толкли в ступе пшеницу. Толкли и ставили в печь, парить. А вечером её уже ели сладкую, сахару насыпят. А утром рано давали до солнца курям, скоту - до восхода солнца" (д. Бурхун).

2) "… говорят, на Крещение надо было сделать из 7 круп каши. И в углу настилали сено, чтобы полный год богато жить. И они все эти горшки с кашами ставили на это сено. И накрывали полотенцем" (д. Бурхун).

     Вечером обязaoaeuii шли в церковь, запасались  святой водой. Вода эта не портилась в течение года. По приходу домой ей окропляют дом, дворовые постройки, домашний скот. Принимают меры предосторожности этим вечером от "волхиток" или колдунов, нечистой силы, ставят на дверях и окнах, на дверях скотных дворов кресты углем или мелом. А по наблюдениям Г.С. Виноградова, в этот день, "Вечером же делают деревянные кресты - из двух небольших лучинок, воткнув одну в щель другой. Кресты кладут в передний угол, в куть, во двор. На дверях и окнах делают кресты углем или мелом" (Виноградов, 7).

     По замечаниям Г.С. Виноградова, в Тулунском районе вечерами ходят на вечерку, наряжаются, "ворожут". "Ворожут" в основном на воде. "Налитые водой и замеченные на каждого члена семьи ложки выносят в сени и ставят к порогу; на утро свидетельствуют: в чьей ложке вода замерзла "бугром" - тому жить в текущем году; вода замерзла "логом" - тому помереть.

     В день Крещения обязательным считается идти молиться на "ирдань" (по Г. С. Виноградову) или на "ярдань" (по А. А. Макаренко), то есть на совершаемое на реке водосвятие. Из реки черпают освященную воду, которую сохраняют в течение целого года. Её расходовали в экстренных случаях: давали пить роженицам при трудных родах, ею обмывали вымя отелившейся коровы.

     И Г.С. Виноградов, и А.А. Макаренко замечают, что раньше обязательно находились охотники купаться в "ирдани", в "пролуби".  По замечаниям старух, смельчаки никогда не болели. На протяжение двенадцати дней после водосвятия в проруби нельзя стирать, нарушение запрета считается большим грехом. В Тулуне после водосвятия здесь же на речке устраивались конские бега, одно из любимых развлечений тулунских жителей.

     Однако Тулунском районе не во всех селениях рядом речки и озера. Поэтому обряд водосвятия совершался не везде, и о нем жители некоторых селений даже не упоминают. Важным в этот день считалось "закрестить" все окошки и двери в доме и надворных постройках. "Вот берут мел или уголь и закрещивают все окошки, двери, все окосяченное: вверху и по бокам, чтобы нечистая сила не приходила, - и стайки, и ворота. На речку не ходили, так как её не было. У нас никакой лужи даже не было. Мы колодцы закрещивали" (Лыкова Г. В. с. Шерагул). Или: "На Крещенье приходили на небольшую речушку. Поп приходил. Делали пролубь, набирали воду. Считали её лечебной. Поп кадилом махался. И все молились. Считали её "посвященной"" (М. З. Абуздина из с. Икей).

     Крещение - праздник раздольный. До самой Масленицы продолжались гулянья. Повсюду играли свадьбы. На пaрах, тройках, с колокольчиками, под гармонь мчались молодые свадебные пары и их гости по просторным широким улицам, радуясь жизни (по рассказам Ф. Н. Семенова из д. Бурхун, Г. В Лыковой из с. Шерагул).

 

ВЕСЕННЕ-ЛЕТНИЙ ЦИКЛ. МАСЛЕНИЦА.

     Перед Масленицей был ещё один из больших праздников, особо почитаемый русскими Тулунского райрона - "Сретенье" или "Устретенье".

     Масленица начиналась за 56 дней до Пасхи днем сретения, когда зима встречается с весной, постепенно уступая ей. Масленице предшествовали "Сплошная" и "Пестрая" недели. "Перед масленкой последняя неделя - пестрая, в еде пестрят - все дни едят молочное, а в среду и пятницу молочное не едят. Перед пестрой бывает сплошная неделя: все тоже едят сплошь все дни" (Виноградов, 34).

     Масленица - древнеславянский праздник "проводов зимы", которым отличается переход к весне и весенним земледельческим работам. Из всех древних славянских праздников Масленица - самый древний. Масленица была принята Православной Церковью как религиозный праздник - сырная неделя, сыропустная, когда мяса уже исключается из рациона, но разрешается есть молочную пищу и яйца.

     О встрече и проведении Масленицы заботились ещё с субботы предшествующей недели, начиная заранее печь блины. Всю масляную неделю праздновали широко, весело. Ходили друг к другу в гости на блины, катались по улицам на лошадях в разукрашенных санях. Иногда в санный поезд впрягали вместо лошади ватагу ряженых, на сани водружали столб с вертящимся колесом - символ возрождающегося солнца, делали «ледянки», «катушки» - ледяные горы и съезжали с них на санках, бересте, коже и "ледынцах". Гуляли ряженые, плясали вокруг костра из чучела соломенного, обряженного в «бабью лопоть»: сарафан, платок, повязанной по-старушечьи - с низким захватом лба, в руке - блин, в другой - сковородка. В центре внимания на Масленице оказывались молодожены: они одевались в свои лучшие наряды и непременно принимали участие в катаниях.

     Для каждого дня Масленичной неделе имелось свое название. Понедельник - встреча. К первому дню Масленицы устраиваются общественные горы - ледянки, каталки, качели, столы со разнообразными   яствами.

     Вторник - заигрыш. С утра приглашались девушки и парни покататься на горах, поесть блинов. Гостей принимали у ворот или у крыльца. Молодцы высматривали невест, а девицы поглядывали на суженых. Среда - лакомка. В среду тещи приглашали своих зятьёв на блины, а для забавы любимого зятя созывали всех родных. Четверг - широкий четверток, разгул, перелом. Начинался масленичный разгул: катались по улицам, разные обряды, кулачные бои. Пятница - тещины вечерки. В этот день зятья угощали блинами своих тещ (иногда со всею родней). Зять обязан был с вечера лично приглашать тещу. Суббота - золовкины посиделки. Молодая невестка приглашала своих родных к себе. Дети строили снежные городки. Воскресенье - проводы, прощанье, целовник. Соломенную куклу. Прощание между родными и знакомыми происходит вечером. Прощание завершалось поцелуем. Встретить весну необходимо было с чистой совестью и телом. По окончании Масленицы все шли в баню.

     Отличительной чертой Масленицы является катание по улицам на лошадях. "Взад и вперед мчатся однопряжки, пары, тройки, весело позвякивая всяким "вызвоном" (колокольчики, бубенчики), красуясь наилучшей сбруей, разноцветными ленточками в заплетенных косичках лошадиных грив. В "кошевках", а на Ангаре в старинных лубяных "кошевнях" сидят разряженные катающиеся "кумпании" - пожилые   особо, молодежь особо, громко распевая "проголосны" песни. От поры до времени из общей вереницы кошев отделяются некоторые и останавливаются перед той или иной избой, где для приглашенных "поежжан" (гостей) давно "собраны столы" с масленичной "ествой", хмельным или "травяным" пивом, а также водкой" (Макаренко, 95).

     Необычно, интересно, с представлениями проходил последний день Масленицы - "прошшоное воскресенье", "целовальник" - это отмечают оба автора сибирских календарей. "… все больше бабы, - приделает из кудели бороду, верхом на коне задом на перед сядет да и ездит взад-вперед по деревне из конца в конец. То сани двои или трои вместе рядом свяжут, запрягут задом наперед, на сани поставят лавку, на ней сидит старуха с прялкой, куделю прядет, а старик сзади стоит, над ней кормует, кулаками размахивает. Всяко-то, всяко представляются, только бы чуднее было" (Виноградов, 34).

     Вечером в этот день ездили на кладбище прощаться с родителями, посещали родственников, молодые кланялись пожилым в ноги, да и просто люди кланялись друг другу, просили прощение и обязательно целовались.

     В деревнях Тулунского района разграничения по дням масленичной недели нет. Поэтому нет и обрядов, связанных с этими днями (сожжение Масленицы, Прощенное Воскресенье, тещины вечерки, золовкины посиделки).

     Выпечка блинов, катание на лошадях, катание с горки, уличные гуляния - важные элементы масленичной обрядности. Старожилы в своих рассказах часто упоминают, что в эти дни деревенская молодежь любила «обряжаться», петь масленичные песни. "На Масленицу коней запрягали, катались на горках, обязательно пекли блины, а как же без них-то" (Е. И. Бурсевич из с. Усть-Кульск).

     "Запрягали лошадей, ставили туда ступку, куделю сделают и песни поют все про Масленицу:

Масленица - белый сыр,
Ой, ой люли - белый сыр,
Что ж ты нам принесла?
Ой, ой люли, ой люли,
И соху, и борону,
Ой, ой люли, ой люли,
Хлеба горбушку и воды кружку,
Ой, ой люли, ой люли, нам принесла"

(К. М. Дудкевич из с. Гадалей).

     "Ходили на Масленку, наряжались, даже так наряжались - покойника делали. Ну вот один человек становится впереди, голову согнет, ровно голова у него согнутая, а второй человек сзади руки свои вытягивает на его вот так, голову откидывает и получается, как покойник, вперед ногами, а первый-то человек руки вытянет туда, как ноги, наденут ему обутки какие-нибудь, обычно надевали катанки обрезанные, а тут накроют простынью, и получится, как покойник. И вот заходили даже в дома, вечером, не днем, а вечером, некоторые даже пугались: заходят, покойника заносят в избу. А вечером опять начинаются какие-то причуды, кто на метле едет, и бабой Ягой наряжались, и этим, вороной наряжались, крылья такие сделают, нос такой, но наряжались так-то по-настоящему…" (с. Гадалей).

     Отшумела широкая Масленица, и на смену всем весельям и пиршествам приходит Великий пост. Великий пост продолжается семь недель - от Прощенного Воскресенья до Пасхи. Чистый понедельник - первый день поста. Относительно же обрядов очищения, которые исстари совершаются нашим народом в Чистый понедельник, можно сказать, что в них главным образом выражается, с одной стороны, как будто сожаление о прошедшей веселой масленице, с другой - неопределенное желание, хотя чисто внешним образом, очистить себя от нечистых развлечений.

     Четвёртая неделя поста называется Крестопоклонной, у А. А. Макаренко "Середохресна неделя". "На Седокресной неделе пост изломается пополам". На Средокресты готовили обрядовое печенье в форме крестов. Печенье - кресты пекли в среду. Выпекали кресты по числу членов семьи, иногда больше. Кресты давали скоту для приплода, использовали как средство от болезней. Кресты съедали в тот же день, но в некоторых местах оставляли несколько крестов до посева и съедали их в поле. В народном календаре А. А. Макаренко этот обряд отсутствует, а у Г. С. Виноградова кроме этой традиции, в этот день женщины не должны стирать, выполнять тяжёлую работу.

     Шестая неделя поста - "вербина" (сиверна) неделя. Вербное воскресение - последнее воскресение перед Пасхой. Этот праздник напоминает верующим о входе Иисуса в Иерусалим. Накануне этого события Христос творил чудеса, о которых узнали жители города, и паломники жаждали видеть чудотворца. За шесть дней до Пасхи Христос в окружении учеников двинулся в Иерусалим. Все, кто встречал его на пути, стелили путь пальмовыми ветками. В этот день в церкви совершается обряд освящения вербы, ей приписывают множество магических свойств. Вербой первый раз после зиму выгоняли скот в поле, пучки вербы вешали в хлевах и стойлах. Наши предки заметили, что вода, в которую опущена веточка вербы, сохраняется свежей долгое время. В вербе есть дубильные вещества, препятствующие развитию гнилостных бактерий. Верба так же первая среди растений оживает после зимы. Вот как записан этот обряд у А. А. Макаренко: "В Вербино воскресеньё идут в церковь с вербой, а после службы, возвратившись домой, "стегают" лозой домашний скот и ребятишек, приговаривая: "Как вербочка растёт, так и ты расти!"… чтобы "здоровьецо у них прибыло". Потом вербу убирают цветными бумажками и ставят к иконам" (Макаренко, 102). Этот обычай описан и у Г. С. Виноградова.

     Последняя неделя поста - страстная неделя. Эта неделя установлена в память страданий Иисуса Христа. Все дни Страстной недели называются Великими, с каждым днём Страстной недели связаны свои обычаи и приметы. С Великого Понедельника начиналась подготовка к Пасхе. Женщины убирались в домах, а мужчины заготавливали корм для скотины на всю Светлую неделю. В Великий вторник полагалось делать "соченое молоко". С Великой Среды собирали снег по оврагам, натаявшую от него воду солили прошлогодней "четверговой" солью и этой водой обливали всю скотину во дворе. Считалось, что этот обряд предохраняет двор от всякого "напуска" на целый год. В Великий Четверг вспоминали о тайной Вечере, поэтому перед тем как лечь спать, хозяйка дома ставит на стол в "переднем" угле ковригу (хлеба) и соль, а под стол - пепел и смолу; хлеб и соль. Именно этот день, по выражению Г. С. Виноградова, считается "хитрым", и "ворожейным". "В ночь на него колдуньи ходят по дворам и портят скот. В эту ночь можно наблюдать домового, поймать на месте преступления колдуна" (Виноградов, 36).

     А. А. Макаренко замечает, что в этот день "колдуют" и охотники, и рыболовы, чтобы удачной была охота и рыбалка в этом году. А хозяйки, чтобы предохранить домашний скот, совершали вот такой обряд: "Хорошая то хозяйка в этот день встанет до солнца, чтобы никто не видал, чтобы даже солнце не видало, расплетут волосья, без юбки, в одной станушке, идут во двор с клюкой, там садятся на неё верхом - и то бегом бегают, то шагом ходят (подражая бегу домашних животных), то ржет по-конски, то мычат, как коровы, то клохчут по-куричьи. До солнца успевают накормить всю птицу и всю как есть скотину, намазать смолой лоб и рога рогатому скоту, чтобы не хворал". "Утром запасаются четверожной солью, которая имеет большое применение в народной ветеринарии, в медицине, в хозяйстве. Четверожная соль употребляется как средство против гнуса, когда тот нападает на огород. Эту соль прежде брали с собой мужики в яшулину - на случай заболевания лошадей" (Виноградов, 37). А вот как добывают эту соль, дает рецепт А. А. Макаренко: "Соль ставят в "посудке" на некоторое время в печь, истопленную "воскресным дровам", топят печь и простыми дровами, но зажигают их с помощью "деревяннова огня", добытого особым способом" (Макаренко, 106). В Великий Четверг принято красить яйца к Пасхе. Крашеным яйцом потчуют домового.

     В Тулунском районе этот день называют Чистым Четвергом. Люди   считали своей обязанностью в этот день убрать в избе, во дворе, вымыться в бане. "В Чистый Четверг скоблят все в избе ножом, так как все деревянное было. Подполье вычистят, чтобы никаких букашек не заводилось" (Г. В. Лыкова из с. Шерагул). "И вот перед Пасхой в Чистый Четверг, она истопит баню и ведет всех, чтобы вымылись до захода солнца"( Н. А. Бирючева из д. Бурхун).

      В Великую Субботу и в Великую Пятницу люди старались все убрать, вымыть, привести в порядок. В субботу днем моются в банях. В деревнях Тулунского района до наших дней дошли немногие обряды, связанные с Великим постом. В первоначальном виде сохранилось празднование Вербного воскресенья, частично обряды Чистого Четверга.

     На время Великого Поста приходится ещё один большой праздник - Благовещение. На Благовещение, как и на другие важнейшие церковно-народные праздники, считалось, что солнце играет при восходе. Предки наши считали не только тяжким грехом на Благовещение браться за какое-либо дело, но верили, что даже неразумная тварь чествует этот великий праздник. Они говорили, что если птица проспит Благовещенскую утреню и завьёт в этот день гнездо, то в наказание за то у неё отнимаются на несколько времени крылья, и она не может летать, а вместо того ходит по земле.

     В сибирских   календарях отмечено, что в этот день особенно грешно что-либо делать. "Красна девка косы не плетет, птица гнезда не вьет". По этому дню определяют, какая будет весна, какой урожай. "Рано утром, пока все спят, окуривают скот ладаном. Старики примечают: какой день простоит в Благовещенье, такая и весна будет; если день был красный, - весна будет стоять красна, ведро будет. Ждут первого грома: "Благовешение прошло, гляди - гром будет греметь" (Виноградов, 10).

     Заканчивался Великий Пост, хозяйки старались переделать всю работу по дому. Готовились к самому светлому празднику праздников - Пасхе. В последнюю ночь перед Пасхой стараются не спать, даже те,  кто не ходит в церковь, ждут церковного благовеста.

     В основе празднования Пасхи лежит миф "о чудесном воскресении" Иисуса Христа. У этого праздника - длинная и сложная история. В этот день в обыкновении катание яиц. Катали яйца на улице с бугорка или специального лоточка. Когда катившееся яйцо ударялось о чьё-нибудь на земле, играющий брал это яйцо себе. Праздник отмечали всю Светлую неделю (пасхальная неделя называется Светлой). Водили хороводы, пели песни, катались на качелях. Первое воскресение после Пасхи посвящено явлению воскресшего Христа своим ученикам, среди которых находился и апостол Фома, который до этого не верил в чудо Воскресения. В народе это воскресение называлось Красной горкой. В некоторых местах Красной неделей называлась вся Фомина неделя. Игры на Красной горке посещала, как правило, вся молодёжь, так как на них женихи выбирали невест. Считалось даже плохой приметой, если девушка или парень на Красную горку просидели дома. "Катали так: делали такие вот корытца, и по этим корытцам невысоко яйца катали, чье яйцо дальше укатится, то забирает другого яйцо. И били тоже яйцы…" (М. М. Клусс из д. Усть-Кульск).

     "Делали желобок, луночку. Подстругаешь их так, чтобы яичко не разбивалось. В ряд расставляешь яички. Игроки бросают копейку - орлом или орешком,   для того, чтобы выбрать, нижнее или верхнее яйцо брать. Первый катает, второй катает, и если попало яйцо в яйцо, значит, второй забирает яйцо или ещё раз катает, так как он  выиграл" (Ф. Н. Семенов из д. Бурхун).

     В этот день совершаются крестные ходы по деревням с иконами. Нельзя плевать и выливать «ополоски» на улицу: в этот день Иисус, как воскреснет из мертвых и будет ходить под окошками и просить милостыню.

     Разговляются крестьяне после заутрени "молосным": яйцами, пирожками с различными начинками, блинчиками, творогом со сметаной; пьют чай, пиво, водку. Весь почти Христов день сидят дома, проводя время в еде, питье и отдыхе; в гости приличествует идти с "пауженной" поры (перед вечером), после чего посещение гостей продолжается всю "Красну неделю". Первые три дня празднуются полностью, остальные считаются не обязательными, но обычно празднуются всеми, радуются случаю отдохнуть от монотонного зимнего труда и набрать сил к предстоящим полевым работам.

     У сегодняшних жителей Тулунского района Пасха - праздник, в котором полностью сохранились все обряды, отмеченные у Г.С. Виноградова. Это наиболее известный и почитаемый день. К Пасхе всегда готовятся и любят встречать: "Ночью в 12 часов стреляли с ружья, обычай был такой. В 12 часов ночи Христос спускался с небес, и так его встречали" (Ф. Н. Семенов из д. Бурхун).

     "А в Пасху, на первый день мама всю ночь, почти до утра, готовила. Там яички красила и че-то стряпала, стряпала, а потом на первый день в Пасху никто никуда не ходил в гости. Все отдыхали дома, потому что в церкви раньше стояли всю ночь, а потом придут утром, разговеются, а днем спят - отдыхают дома. Должны хозяева сами разговляться только, больше без посторонних" (Е. И. Давыденко из д. Бурхун). Конечно же, в Пасху обязательным было раздавать яйца ребятишкам.

           В с. Усть-Кульск на Пасху пели специальные вассолы, славящие Иисуса Христа:

"Через речку хладка, гладка,
Там ходила Божья матка,
Христос Воскрес!  (3 раза)
А вы же добры люди,
А вы же добры люди -
Христос Воскрес!  (3 раза)
Ти бачили моего сынка,
Ти видели моего сынка -
Христос Воскрес!  (3 раза)
Твоего сына жиды украли,
Твоего сына жиды украли -
Ручки, ножки прибивали,
На головку хомут одевали.
Христос Воскрес!"

     А в с. Икей в этот праздник избу украшали пихтой и наряжали её веточки разноцветной скорлупой яиц.

     Троицкая, или Семицкая неделя - седьмая неделя после Пасхи, заканчивающаяся днем Святой Троицы, в народе называлась Зелеными Святками.

     Троица - праздник березок и цветов. В этот день украшали дома, дворы, улицы ветками березы и цветами. Прихожане ходили к обедне в этот день с березовыми ветками и букетами полевых цветов. Цветы, побывавшие в церкви, и траву, которой устилали пол церкви в этот день, не выбрасывали. Их засушивали и хранили за иконами.

     На этот праздник пекли караваи, завивали венки из березы и цветов, приглашали гостей. С полудня начиналось празднество молодежи. В роще на большой поляне рассаживались семейными кругами для угощения, расстилали скатерть, ставили каравай. Затем молодежь с венками на голове водила хороводы, играла в горелки. Ближе к вечеру гадали у реки, бросая венки в воду. Если венок поплывет - счастье, утонет - несчастье. Если венок завертится на одном месте - расстройство свадьбы, семейные ссоры. Если венок остановился на одном месте, то в этот год не быть замужем. В какую сторону вода понесет венок, в ту сторону и замуж идти, чей венок принесет к берегу первым, та из гадающих первая выйдет замуж.

     Троицкому караваю и скатерти приписывали особенную силу. Караваи  засушивали в сухари и хранили до свадьбы. Сухари замешивали в свадебный каравай, чтобы обеспечить счастье и любовь молодой семьи.

     У А. А. Макаренко отмечено, что Семик - исключительно девичий праздник. А у Виноградова читаем: "Поминают в этот день утопленников, самоубийц, сами на себя которые руки наложили. Раньше их хоронили за кладбищем, а теперь уже всех вместе хоронят. Поминанья подают на престол, после обедни идут с панихиды на кладбище, дают старикам поминать. Красят для покойников яйца - синими святками или листом винишным, христосуются с имя" (Виноградов, 42). Вероятно, это связано с поверьем, что именно в эти дни просыпаются души усопших, вспоминая свою прежнюю жизнь.

     О Семике вспоминает Елизавета Нестеровна Морозова из села Гадалей: в этот день наряжали куклу, как ребёнка. Делали её из веток, палок. Одевали на палки старую одежду, тряпки. И с этой куклой ходили по дворам, подходили к каждому двору и просили разрешения спеть песню:

- Овечушки, лохматушки.
- Кто на вас напасётся?
Мои ластушки
Мамка стара, дочка мала
А я молоденька
Мало напряла.

     Хозяева угощали стряпнёй и яйцами. Всё что давали, берегли до воскресенья, до Троицы и шли со всем этим в лес, устраивали гуляния.

     А теперь сравним: у Г.С. Виноградова описан Семик по воспоминаниям М. М. Стеклянниковой, жительницы с. Гадалей: "В Гадалее в Семик "делают яишницу". Идут в лес с яйцами, там гоношат яйшницу, "убирают" берёзку, потом несут топить её, а к вечеру, когда идут с реки, поют "Вьюна". По всему-то Гадалею "вьюнов" (т.е. кружков человек по 10 - 15) пять. Поют "Вьюна" под окошками. Имя подают два - три яичка. Эти яйца берегут до Троицы, а в Троицу девки идут "на горку" с яйцами" (Виноградов, 43).

     А вот как встречали этот день по воспоминаниям, собранным Г. С. Виноградовым в Икее: "Бабушка Мартынка с многочисленной группой ребятишек, по преимуществу девочек в возрасте от 5 до 10 лет, идёт в этот день в лес, наряжает платьем берёзку, ростом аршина в полтора, затем ходят по селу и поют с ребятами под окнами частушки. Из избы подают яйцо или два. За поданное следует благодарение, выражающееся в пении и приплясывании в такт частушке. Компанию "семишников" сопровождает толпа любопытствующих… Когда обойдено всё село - сначала одна сторона улицы, потом другая - "семишники" идут на поляну к лесу, там "угощаются", делят остатки собранного и расходятся по домам" (Виноградов, 44).

     С Семика начинается подготовка к празднованию Троицы. Празднуют три дня. К Троице яйца красят; "пива" варят. Избы, предварительно вымытые, выскобленные или выбеленные, украшаются внутри и снаружи свежими березками; пол посыпается свежей травой. В церквах и часовнях "доброхотами" тоже ставится и посыпается "зелень" (березки, цветы, трава и багульник)…

     В первый день Троицы, после церковной службы и домашнего обеда, девицы группами отправляются в рощи, осматривать заплетенные ими в Семик "косы" и разгадать свою судьбу. При этом полагают: если оставленная в Семик "коса" расплетется, это означает, что и девушке "расплетут косу", то есть в ближайшем будущем она выйдет замуж. За ними следом направляются парни, цель которых помешать "девьим затеям", насмешить их прибаутками, взвеселить песнями, пляской.

     Как же встречали Троицу в деревнях Тулунского района? Обязательным атрибутом этого праздника является березка-май. Березками украшали дома, листьями устилали пол в избе, в церкви. "В Троицу обязательно нарубят березы и под каждым окошком поставят, чтобы зеленые стояли, что-нибудь там навяжут, бумажки или тряпочки какие, нарядят эти березочки, потом дня три они стоят зелененькие под окошками", - рассказывает старожил села Бурхун М. А. Семенова.

     Березы обычно стояли несколько дней, а в деревне Гадалей все эти березки собирались и вечером сжигались в огромном костре. Этот костер, считали жители, отпугивал ведьм, которые в этот день выходили из болот, лесов и рек. Девушки ходили в лес, завивали березки, плели венки, гадали: "Венки в речку пускали. Если закружится на месте, то не выйдет замуж в этом году, а если поплыл, то собирайся, девка, замуж".

     И, конечно, немало историй, подтверждающих "сбыточность" гаданий: "Пришли, давай венки завивать, плести. А эта Таня кинула в воду, и никто не видал этот венок. Видела, как в руках держала... Ну ладно, потонул. После Троицы пришли через неделю на это место купаться, а она утонула", - говорит Н. А. Гапеевцева из с. Икей.

     В Шерагуле обязательной традицией на Троицу считалась жарка яиц: "В Троицу жарили яишницы: по три яйца, по пол-литра молока… Вот такие сковородки большущие среди улицы, ложат кирпичи, щепок; когда сковорода накаляется, ложат сало туда, потом яйца…", - сообщает Г. В. Лыкова

     В Бурхуне старожил Ф. М. Семенов рассказывает: "У нас на кладбище ходили в Троицу… Идут люли на кладбище, поминают кутьей, яички красненькие обязательно. Каждый на своей могиле…"

     В своих рассказах старые люди часто вспоминали, что яйца, собранные в четверг (Семик) до Пасхи, брали с собой в лес на Троицу.

     Таким образом, в селениях Тулунского района, как показывают экспедиционные материалы, прижились самые разнообразные традиции празднования Пасхи.

Следующим большим праздником летнего периода по праву считается Иван Купала.

     В сибирских календарях в этот день акцент делается на связь с народной медициной и ветеринарией.

     Много чудес происходит в ночь на Ивана Купалу: "Кто желает быть счастливым и богатым, пусть в "Иванову ночь", говорится на Ангаре, накосит копну травы и сохранит до "страшных вечеров". Рекомендуется пойти "тогды" к этой копне ночью, обойти вокруг нее "благословесь" (с молитвой) и очертить круг "огарком" (от первой лучины, зажженной осенью): черти, которые с удовольствием избирают для своих сборищ "ивановски копны", взмолятся и за отпуск из крайне неприятного для них положения пообещают исполнить все требования такого смельчака" (Макаренко, 65). Или вот совсем необычная история: "В подполье или бане варят черную кошку, предварительно выбросив из неё кишки. Когда кошка сварится, очерчивают углем круг, в котором на табуретке садится человек перед зеркалом и начинает вынимать из кошки по одной косточке и показывает в зеркале, выберет таким образом все кости. Если он видит кости и в зеркале и в руках у себя, то бросает их за круг.

     Нужно найти такую косточку, которую в руках видишь, а в зеркале не видишь. Это и есть "костка - невидимка"… Когда найдешь "костку - невидимку", делаешься счастливым обладателем чудесной вещи, которая помогает человеку всюду: захочешь денег - костка их сделает невидимыми для всех, кроме тебя, их легко тогда взять" (Виноградов, 20).

     Тулунская земля оказалась богатой мифами, преданиями о купальском дне. Вот некоторые из них. "На Иван Купалу костер разводили и говорили, что ведьма прийдет. Но ведьма она не ходила, а кто-нибудь нарядится, так по-страшному и идет". (с. Усть-Кульск)

     "Пошли они Иван Купала справлять. Вот катится колесо, а брат у костра стоял, взял посадил его на ось, и вдоль дороги. А на утро очнулись - нет брата, пошли, а он на березе висит". (с. Икей)

     Много мы услышали историй о хождении в эту ночь за папоротником. Никто никогда не видел его цветущим, хотя смельчаки, желающие отправится за этим цветком, находились. В рассказе жительницы с. Бурхун Л. Я. Лисициной мы услышали: "У одного мужчины, лошади не пришли домой. Он пошел искать лошадей, как раз захватило 12 часов, папоротник цвел, а его не так просто взять, страшно. А ему папоротник завалился в сапог… Ну, он потом ещё гнал лошадей домой, ему казалось все страшно, лес валился перед ним, не пускали домой, загораживали дорогу черти. Вот пригнал лошадей, его дома никто не видит, а он всех видит…"

     Существует поверье, что именно в этот день на Ивана Купалу растения наполняются лечебными свойствами, и их необходимо собрать. Не только растения полны целебной и магической сил, но и роса тоже. "… старушка у нас была… вот она росу собирала под Ивана Купала. До светлу, пока ещё не расцвело. Был у нее такой ковшичек, чтобы эту росу не ссекать с растения", - вспоминает Г. В. Лыкова из с. Шерагул.

     В эту ночь, считают ночью разгула нечистой силы"Если у тебя корова доится, то нужно обложить крапивой окошки в стайке, ворота где какие, перекрестки на дороге. Все нужно обложить крапивой. А то ведь эти колдуны могли превращаться в свиней, овечек и в собак. Вообще, они бегают и отнимают у коровы молоко". (Н. П. Почерней из с. Усть-Кульск).

     Летний цикл не отмечен большим количеством праздников. Естественно, это связано с большими работами в поле, в саду, в огороде. Последний летний праздник, который до сих пор помнят и соблюдают все его традиции - Ильин день. В народе Илью считают суровым, грозным, карающим, в его подчинении дожди, гром, молнии; с другой стороны, Илья - щедрый, наделяющий, так как посылает на землю плодородие.

     В этот день на Руси пекли из новой ржи хлеб и приносили для благословения в церковь, а также выпекали первые колоба и пышки из зерна нового урожая, приносили с полей сноп и ставили в "красный угол" избы. На Ильин день вся нечистая сила обращается в различных зверей - зайцев, лисиц, кошек, собак, волков и т.п. В связи с этим установился обычай в день Ильи не пускать в дом собак и кошек, чтобы не навести на избу грозу и молнию.

     О грозе в народе говорят: Илья по небу на шести жеребцах ездит. Гром происходит от стука по небесной мостовой колесницы Ильи - пророка, который гоняет нечистого духа или змия. Молния - это стрелы, которыми Илья поражает злую силу.

     На Илью бывают обыкновенно "воробьиные ночи", когда в течение целой недели раздаются оглушительные раскаты грома, молния почти беспрерывно ярко озаряет все небо, испуганные птицы постоянно мечутся, вспархивают, натыкаются на разные предметы и падают. В такие ночи ревет скот, страшно становится и не спится человеку.

     Чтобы отвести беду, умилостивить грозного пророка, в Ильин день не работали в поле, не косили и не убирали сена.

     Для сибирских календарей этот день характерен больше всего перечислением запретов. У А.А. Макаренко так и написано: "страшный праздник". Описаны случаи, когда нарушаются эти запреты. "По ягоды тоже не ходят. И веники не вяжут. М., ещё молодухой, с утра отправилась веники вязать. До полдня был красный день, потом поднялась страшная буря… Едва до дому добежала… Веники сгорели…" (Виноградов, 24).

     "Один крестьянин робил в Илью. Случилась гроза. Мужик кинулся под лотку. Ударила громова стрела и убила мужика" (Макаренко, 71).

     Наши рассказчицы в основном также соотносят этот день с нарушаемыми запретами. "Вот я как помню, на моей памяти в Илью поехали сено метать, только сметали, как дала гроза. И огород сгорел. И вот по тот день не стали работать" (Г. В. Лыкова из с. Шерагул). Или: "В Ильин день не работали. Не было такого, чтоб работали. Это тоже считалось грехом большим. Работать, в лес не ходить в этот день. На Илью и купаться нельзя, это тоже большой грех. Иначе что-то случится. У нас случалось. Двое тонули, одного-то спасли, а второй утонул", - говорит Н. П. Почерней .

     Одним из излюбленных праздников русского народа является Покров - время, когда заканчиваются все тяжелые сельскохозяйственные работы и можно подумать об отдыхе. Покровом заканчивается вся череда праздников. Покров справляли щедро, раздольно, покровское гулянье считалось последним игрищем в году. Покрытие земли снегом - это естественное явление природы, почти всегда совпадающее с праздником Покрова Пресвятой Богородицы, как бы даёт повод народному наблюдению сближать понятие Покрова Пресвятой Богородицы со свадебным покрывалом. Само время праздника в сельскохозяйственном быту представляет особенные удобства для празднования свадеб: к этому дню оканчиваются все важнейшие сельские работы, естественно, теперь крестьяне могут спокойно думать о свадьбах.

     В Тулунском районе, как и везде, в этот праздник игралось много свадеб. Этот праздник является межевым между осенью и зимой: "До Покрова - осень, за Покровом зима идет". С этого дня начинаются девичьи и бабьи посиделки. "Девки собираются по баням с куделей. Истопят баню, а если в одной тесно, то и другую истопят - ну и чешут, песни поют. Другой раз парни соберутца, шутят… Как девки уроки, сколь имя зададут, кончут - играют. Сделают складчину, чего-нибудь поись послаще, самовар поставят, чай пьют…" (Виноградов,  29).

     Так же, как и на Европейской части России, Покров почитается особо девушками, для которых имеют символическое значение стародавние молитвословия: "Матушка Покров - мою голову покрой!" Или: "Покров - землю покрой снежком, а меня, молоду, - женишком!" В Сибири, между прочим, в старину голову невесты покрывали до венца "наметкой" (покрывало) из "бахты" (бумажная ткань)" (Макаренко, 81).

Медведева Г.В. кандидат филологических наук, доцент, зам. директора ОЦНТиД по науке

БИБЛИОГРАФИЯ.

Виноградов - Виноградов Г. С. Материалы для народного календаря русского старожилого населения Сибири. - Иркутск, 1918.

Макаренко - Макаренко А. А. Сибирский народный календарь. - Новосибирск, 1993.