НАРОДНЫЙ ДЕКОРАТИВНЫЙ ОРНАМЕНТ МОНГОЛОВ

Из статьи  проф. д-р Ринчен

..Если Азия — материк одной из древнейших культур человечества, то земля монгольская буквально начинена памятниками этой древней культуры. Стоянки палео- и неолита, орудия медного, бронзового и железного века, сотни тысяч курганов, писаницы на скалах, древние городища, укрепления, валы, башни, остатки средневековых городов и поселений полностью опровергают мнение некоторых западных историков о том, что Монголия спокон веков была страной номадов, не имевшей оседлых мест. И если археологические находки из курганов — сассонидские шелковые ткани и т. п. говорят о давних связях с древним Ираном и другими не менее отдаленными странами, то исследования, начатые на местах средневековых монгольских городов нашими археологами, раскрывают еще неизвестные историкам и далеко идущие культурные связи монголов со многими народами Азии и Европы, а народный декоративный орнамент до сих пор хранит преемственность старинных связей с древними культурными народами и, например, звериный стиль украшений из металла, аппликаций и вышивок, исполненных гобийскими умельцами XIX — начала XX века поразительно напоминает т. н. звериный «скифский» стиль находок из курганов — явление не случайное и говорящее о древних традициях монгольского народного художественного ремесла и преемственности культурных традиций народов населявших Монголию. Мастера дарханы из поколения в поколение передававшие свое искусство резьбы, чеканки, художественной вышивки и аппликации передавали древние традиции, творчески перерабатывали и развивали заимствованные из Индии, Тибета, Китая и Средней Азии мотивы.
...
При исполнении монументальных художественных композиций существовало своеобразное разделение труда мастеров. В художественных вышивках или аппликациях цветным шелком больших образов одни мастера, например, специализировались только на глазах, так как считалось, что глаза оживляют всю композицию. Другие мастера специализировались только на исполнении цветов и растительных мотивов, третьи — на животных, четвертые — только на орнаменте и т. д. Большое значение придавалось сочетанию цветов, древняя народная символика которых позволяла мастеру подчеркивать идею его произведения. Одной из особенностей народного декоративного искусства монголов является широко развитая символика орнаментов. Украшая, например, затейливой резьбой монгольский замок для сундука или двери мастер-дархан подбирал орнаменты выражавшие идею несокрушимости, крепости. Чеканка на стремени языком символических орнаментов передавала пожелание удачи всаднику, быстроты и неутомимости коню. Огромное богатство символического орнамента создававшегося веками позволяло умелому мастеру при украшении любого предмета подбирать соответствующий его познанию узор или барельеф, носящий пожелание счастья, успеха, здоровья, расцвета и т. п. Старинные большие ковровые пологи, навешивавшиеся над входом могли расшифровываться каждым, кто знал символику орнамента.

Пусть никогда не угаснет огонь очага в этом доме, а сердца его обитателей да будут чисты, как лепестки лотоса, корнями уходящего в ил, но чистого от донной грязи! Пусть далеко идет, как звук раковины дунг, добрая слава об этом доме, где каждый может насладиться счастьем удовлетворения своих пяти чувств! Пусть счастье будет неразлучно с обитателями этого дома, а всезлое да не перешагнет его порог!

Таков был, например, язык символов народного орнамента, вытканного на одном старинном ковровом пологе XIX века. Особенностью почти всех мастеров нашего народного декоративного орнамента являлась их многосторонность. Почти каждый из них был резчиком, художником, аппликатором, вышивальщиком и мастером художественного литья и лепки.

— Если ученый творит, нанизывая в строку буквы, выражающие своими сочетаниями его мысль, то для нас, погруженных в мир красок и цветов, имеющий как и каждый завиток орнамента свой смысл — цвета и орнаменты — те же буквы, которыми мы выражаем наши мысли, — говорили старые дарханы-умельцы, — учись творить, а не копировать как подмастерье. Украшать вещь надо с умом: чтобы она доставляла радость и тому, кто ею владеет, и тем, кто на нее смотрит и любуется. А главное, чтобы украшения всегда напоминали человеку о счастье и добре, делали его сердце чище. В этом, а не в пестроте суть. Пестра и змея, но она зла. А человеку и себя и вещи злом украшать не следует.

В декоративных орнаментах, собранных частично в альбоме можно подметить поразительное сходство многих орнаментов с дошедшими до нас древними орнаментами в развалинах Кучи и пещерных храмах Дунхуаня, виденных еще знаменитым танским монахом Сюан-цзаном во время его путешествия в Индию. Века и тысячи километров отделяют от этих прославленных фресок и это сходство орнаментов и их композиций лишний раз говорит о большой и многовековой преемственности культурной традиции наших старых мастеров народного декоративного орнамента, искусству которых должны быть посвящены работы наших искусствоведов.