ОРЕЛ-МОГИЛЬНИК


Наблюдениям за этим орлом, я посвятил особенно много времени и сил. Именно могильник является реальным природным прототипом Белоголового Орла байкальских легенд. Еще недавно он был самым многочисленным из орлов Прибайкалья, но сейчас ему грозит реальная опасность исчезновения из фауны нашего региона. По этим причинам очерк, посвященный могильнику, является самым обширным.
Знакомство.
Орел-могильник - один из наиболее красивых и величественных пернатых хищников мира. Размах его крыльев достигает 2 метров. Золотистая иногда почти белая окраска головы и шеи оттеняется темно-бурым оперением тела. В Прибайкалье примерно каждый десятый орел имеет небольшие белые пятна на "плечах", хорошо заметные как в полете, так и у сидящей птицы. У обитающих западнее могильников этот признак встречается намного чаще. Типичные для орлов длинные широкие крылья заканчиваются особенно длинными, сильно суживающимися к вершине "пропеллерными" маховыми перьями. В полете их концы сильно загибаются вверх, что усиливает подъемную силу крыла. Эти перья у могильника ссужены гораздо сильнее, чем у других орлов. Хвост довольно длинный, слегка закругленный, темно-бурый с почти черными поперечными полосами. Маховые перья также несут темные полосы. Поэтому, если рассматривать летящего могильника в бинокль, то при удачном освещении он кажется не однообразно черным, а весьма пестрым. Лапы сильные, пальцы ярко желтые, вооружены крупными сильно изогнутыми черными когтями. Цвет радужной оболочки глаза весьма изменчив - от ярко желтого до темно коричневого.
Молодые орлы по окраске резко отличаются от старых. На первом году жизни они имеют светло бурое оперение. Перья груди и брюха несут довольно широкие поперечные полоски (схожий наряд характерен для молодых черных коршунов). Голова, спина и кроющие перья крыла охристого цвета, маховые перья темно-бурые, гораздо более темные, чем остальное крыло. Во второй и третий годы жизни светлые пестрины сокращаются, общая окраска оперения темнеет. Лишь в 5 лет и даже позднее могильник приобретает вышеописанный контрастный "взрослый наряд".
Как это чаще всего и бывает у пернатых хищников, самки могильника несколько крупнее самцов. Размах крыльев самок колеблется от 205 до 211 сантиметров, самцов - 190-201; вес самок - 2800-4000 граммов, самцов -2600-3170. Из обитающих в Евразии видов орлов могильник уступает в размерах лишь беркуту.
Крик парящего могильника весьма своеобразен. Больше всего он напоминает тявканье небольшой собаки. Е.Л.Брагин, досконально изучивший экологию этого орла в Северном Казахстане, пишет, что в зависимости от ситуации и состояния птицы, могут меняться протяженность, интенсивность и частота издаваемых криков, но в их основе всегда остается "кашляющий звук". Во время парения серии криков, состоящие из трех-пяти звуков "ках-ках-ках", издаются со значительными промежутками - до двух и более минут, в момент возбуждения частота и интенсивность этих криков возрастают. Более сложную гамму звуков издают птенцы в гнезде - писк, "щебетание", свист. Крики оперившихся птенцов, летающих за родителями и выпрашивающих корм, Е.Л.Брагин передает как "увэнк-увэнк-увэнк".
Во всех западноевропейских странах могильника называют императорским орлом (Imperial Eagle - в Великобритании, Aigle imperial - во Франции, Kaiseradler - в Германии, Keizerarend - в Дании и т.д.). Может быть именно этот вид рода Aquila был изображен на боевых значках (инсигниях) легионов Императорского Рима? Можно предположить, что в те времена могильник был самым многочисленным орлом на Аппенинском полуострове и, вероятно, именно он служил прообразом геральдического орла той эпохи. Позднее, в связи с практически повсеместным преобразованием природного лесостепного ландшафта в сельскохозяйственный, могильник здесь исчез. На мой взгляд, эта гипотеза может объяснить происхождение и смысловое единства названия орла в западноевропейских языках. В таком случае именно могильник послужил также прообразом двуглавого орла на гербах Византийской империи и Русского государства. Россия в 15 веке считала себя приемником Византии и даже называлась Третьим Римом (Византия - Второй Рим). Мне это объяснение представляется не менее обоснованным, чем высказанное Е.А.Брагиным, проводившим аналогию между золотистой окраской головы и шеи могильника - и императорской короной. Кстати, беркута, часто также имеющего золотистый верх головы, в разных странах называют по разному. Императорским же орлом везде в зарубежной Европе называют только могильника. Латинское название - Aquila heliaca - можно перевести как "солнечный орел", так как здесь налицо созвучие с Гелиосом - богом солнца древней Эллады.
В начале 19 века в русской научной литературе могильника величали просто "орлом". Воронежский орнитолог Л.Н.Семаго предполагает, что современное неблагозвучное название появилось после первых путешествий отечественных зоологов по Казахстану, где они встречали этого орла и его гнезда почти исключительно на деревьях возле каменных или саманных мавзолеев, разбросанных по всему Приаралью. Могильник был тогда в этих местах обычной птицей.
На специальном совещании российских орнитологов, посвященном могильнику (г. Пермь, 1998), было решено отказаться от неблагозвучного, а главное - необоснованного названия этого орла в русском языке. Наиболее вероятные его новые варианты - "солнечный орел" (созвучно латинскому названию) и "императорский орел" (как во всех европейских языках). Процедура официального переименования какого-либо вида животных очень длительна и весьма хлопотная. Хочется надеяться, что она все-таки будет доведена до конца и красивейших из орлов, наконец, получит в русском языке достойное, благозвучное имя.


Распространение

 

Ареал могильника протянулся сравнительно узкой полосой от Балканского полуострова (Греция) до Забайкалья. Его северная граница примерно совпадает с южными границами тайги (в Азии) и широколиственных лесов (в Европе), южная проходит по пустыням Азии. Наиболее северные гнездовья находятся на юге Свердловской области, Красноярского края, в Прибайкалье; наиболее южные - в пустынных районах Турции и Ирана. Однако реально заселенные территории сравнительно невелики и представляют собой цепочку очагов, в которых обитают сравнительно небольшие группировки и даже единичные пары орлов. Почти всюду места обитания вида коренным образом изменены хозяйственной деятельностью человека. Именно поэтому могильник включен в Международную Красную книгу, Красную книгу птиц Азии и "Список глобально редких видов птиц" международной ассоциации по защите птиц BirdLife International, федеральную и региональные Красные книги.
Прибайкалье (Усть-Ордынский бурятский национальный округ, Иркутскую область, Бурятию) и юг Читинской области (Даурия) населяет единая, самая восточная популяция могильника. От ближайшей, расположенной западнее популяции, ее отделяет 600-километровый разрыв ареала, на котором располагаются северные отроги Саянских гор и покрытые тайгой равнинные участки. В Даурии этот орел распространен только на левобережной части бассейна Онон и в долине этой реки. Вероятно, ограниченность его обитания в степях и лесостепях Даурии связана с тем обстоятельством, что именно по Онону проходит южная граница ареала длиннохвостого суслика. Этот зверек является основной пищей могильника в Восточной Сибири.
В Предбайкалье (Усть-Ордынский бурятский округ, окружающие его районы Иркутской области) могильник населяет лесостепные массивы, прилегающие к Братскому водохранилищу на р. Ангаре, расположенные в междуречье Ангары и Лены, на правом берегу оз. Байкал; в Бурятии - степи Селенгинской Даурии, остепненные днища Баргузинской, Тункинской и некоторых других межгорных котловин. Общая площадь распространения в Иркутской области сравнительна, невелика и составляет около 20 тысяч квадратных километров. Предбайкальский очаг ареала могильника в свою очередь делится на ряд более мелких, разделенных Братским водохранилищем, лесными массивами и горными хребтами. Наиболее крупный из них - Балаганско-Нукутский - находится на левобережье Братского водохранилища. Другой очаг, отделенный от остального Предбайкалья Приморским хребтом, расположен в средней части западного побережья озера Байкал. Это участок горной сосново-лиственничной лесостепи, шириной от 1 до 20 километров и протяженностью около 70 километров, называемый Приольхоньем. Напротив него, за байкальским проливом Малое Море находится остров Ольхон. Его площадь - чуть более 700 квадратных километров, значительная ее часть также представляет собой лесостепь. В огромной Байкальской котловине могильник обитает только на Ольхоне и в Приольхонье. С 1986 года эти территории входят в состав Прибайкальского национального парка. Именно Балаганско-Нукутский и Байкальский очаги явились основными районами, где я проводил исследования могильника. Об орлах, населяющих эти территории, в основном и пойдет речь далее.


Численность.


По самым последним данным мировая численность могильника составляет примерно 1440-2000 пар. Большинство их обитает в России - 870-1280 пар. Из них в Европейской части страны насчитывается 600-890 пар, в Сибири 270-390. Вторым по значимости (после России) "домом" орла-могильника является Казахстан - 350-400 пар. Зарубежную Европу (к которой теперь относится и Украина) заселяет лишь 155-205 пар.
В азиатской России могильник, в качестве очень редкой птицы, обитает в лесостепной полосе Западной Сибири. В Восточной Сибири он населяет лесостепи юга Красноярского края и Тувы. Здесь относительно обычным этот орел может считаться только в Минусинской котловине.
До недавнего времени Прибайкалье населяла одна из крупнейших (возможно - самая крупная) в России гнездовых популяций могильника. С высокой плотностью могильник гнездился в Балаганско-Нукутской лесостепи в низовьях реки Унга. Здесь в июне 1964 года иркутскими орнитологами В.Д.Сониным и С.И.Липиным в лесном массиве было найдено 5 жилых гнезд, расстояния между которыми равнялись всего лишь 1,5-2 километрам. А всего в этом сосновом бору площадью около 20 квадратных километров тогда обитало, по-видимому, 8 пар. В 1981-1982 годах во всем бору гнездилось лишь 4 пары, т.е. численность сократилась в 2 раза. В 1983 годк здесь обитали 3 пары, в 1984 - 2. В 1998-1999 годах гнездилась лишь 1 пара. В 1982-1983 годах в Приольхонье, по моим наблюдениям, обитало 10 пар могильника, на Ольхоне - 6-9 пар. Следовательно, всего на Байкале - 16-19 пар.
Во всем Предбайкалье численность этого орла в начале 1980-х годов была оценена мною в 150-200 пар. Но, исходя из количества пустующих гнездовых построек и учетов В.Д.Сонина и С.И.Липина, можно сделать вывод о том, что еще в 1950-х годах здесь обитало примерно 300 пар могильников. Вся прибайкальская (на пространствах от Приангарья до Даурии) популяция в те годы должна была насчитывать 400-500 пар! Свидетельства сокращения числа гнездящихся пар мне приходилось наблюдать практически все годы своей своих орнитологических исследований. В 1990-х годах этот процесс резко ускорился. К 1996 году на Байкале из 16-19 пар (учтены 1982-1983 годах) сохранилось лишь 5-7, к 1999 году - 3-5 пар. В 1998 году общая численность в Предбайкалье оценена мною лишь в 50, в 1999 - 40 пар. Вся прибайкальская (т.е. населяющая Предбайкалье, Бурятию, Читинскую область) популяция в 1999 году насчитывала только 70-90 пар. В последние десятилетия почти все российские популяции могильника были или стабильны или даже увеличивались (в частности в Поволжье, Уральском регионе). Сокращение численности орлов, происходящее в Прибайкалье (территория, где он с древности почитался и почитается!), по своим масштабам и скорости беспрецедентно.


Местообитания


Могильник в сезон размножения встречается почти исключительно на равнинах и плоскогорьях со слабо или умеренно пересеченным рельефом. В отличие от беркута, высокие горные хребты он не заселяет. Для гнездования нуждается в деревьях (хотя бы и в низкорослых), поэтому его распространение в пустынях Азии связано с очагами редкостойных сухих лесов, подобных саванам Африки. Иногда гнездится на одиночных пустынных деревьях, в частности на саксауле. В Приаралье (Казахстан) отмечались случаи наземного гнездования, но, тем не менее, в основе гнезда всегда лежал упавший стволик саксаула. Часто гнездится на разбросанных по степи старинных мавзолеях или на посаженных рядом с ними турангах (среднеазиатских тополях). В Туве однажды было найдено построенное на земле гнездо, находившееся на лишенном деревьев горном склоне.
В Прибайкалье могильник встречается только в лесостепном ландшафте. Его распространение довольно точно совпадает с традиционными районами овцеводства, т. к. именно здесь, на используемых под выпас степных участках сохранилась наиболее высокая численность длиннохвостого суслика -основного объекта охоты этого орла. Интересно, что в Предбайкалье заселенная могильником территория почти точно совпадает с районами расселения бурятских племен (эхиритов и булагатов).
Могильник гнездится там, где степные и луговые земли, заселенные сусликами, чередуются с участками высокоствольных лесов. В местности, где распаханы все необлесенные территории, он существовать не может. Характерный для Предбайкалья пересеченный ландшафт способствовал сохранению весьма значительных по площади местообитаний могильника.
В частности, для Балаганско-Нукутской лесостепи характерны так называемые "столовые горы" - возвышающиеся над долинами рек холмы высотой до 200-300 метров, нередко с весьма крутыми склонами, вершины которых очень плоские, столообразные. Северные склоны, часто также и плоские вершины, покрыты лиственнично-сосновыми лесами, осиново-березовым мелколесьем; южные склоны и часть водоразделов заняты степями, используемыми под посевы и пастбища.
Я проводил здесь исследования главным образом в нижнем течении реки Унга и в окрестностях Унгинского залива Братского водохранилища. Места эти интересны как в природном, так и в историческом отношении. Долина Унги в древности была заселена курыканами. Этот народ относится к тюркской языковой группе и считается предком якутов. Курыкане жили в Прибайкалье с 5 по 10-11 века нашей эры, затем были вытеснены пришедшими с юга монгольскими племенами (предками бурят). Они являлись северным форпостом великой тюркской державы (6-7 веках н.э.), которая называлась "Вечный Эль" и простиралась от Желтого до Черного морей. На горе Хашкай (низовья р. Унга) до наших дней сохранилась искусно вырезанная на скале надпись на тюркском языке. С этими местами связаны родословные предания многих бурятских родов, в основном из племени булагатов. В середине 17 века вблизи впадения Унги в Ангару был заложен Балаганский острог. Именно отсюда началось заселение Верхнего Приангарья россиянами. Старый г. Балаганск был затоплен Братским водохранилищем, новый одноименный город построен довольно далеко от прежнего места.
Старожилы находящейся вблизи горы Хашкай старинной бурятской деревни Тангуты утверждают, что их предки в старину прикочевали сюда из Монголии, и что название деревни соответствует названию одного из монгольских племен. Оставляя в стороне вопрос о названиях, сам факт такого переселения весьма вероятен. Есть документальные свидетельства переселения ряда монгольских родов в конце 17 века в Приангарье. Оно было вызвано войной между Джунгарским ханством и Китаем.
По данным известного бурятского этнографа М.Н.Хангалова, уроженца здешних мест, унгинские буряты издавна считались лучшими скотоводами. Вплоть до конца 1940-х годов они разводили верблюдов! Изельбранд Идес, проехавший в 1693 году через Балаганск и Иркутск в составе русского посольства в Китай, сделал запись о поразивших его огромных, покрытых длинной шерстью быках. Быки эти, наряду с верблюдами, составляли главное богатство балаганских бурят и продавались в качестве вьючных животных для караванов. Старинная гравюра из книги Идеса, судя по ряду характерных признаков, изображает яка. Сейчас, даже трудно поверить, что в Приангарье еще сравнительно недавно разводились яки и верблюды.
Участок, где я проводил регулярные наблюдения, находился на правобережье реки Унги вблизи ее впадения в Братское водохранилище. Центром участка (площадь - 60 квадратных километров) была выше упомянутая гора Хашкай, возвышающаяся над речной поймой на 250 метров. С юго-запада к горе примыкает покрытая лесом возвышенность. Леса здесь почти исключительно сосновые (общая площадь - 20 квадратных километров), вокруг них поля и используемые как пастбища степи. Среди изгибов реки лежат пойменные луга.
Природа здесь сильно пострадала от необдуманного "хозяйствования". Повсюду на склонах видны растущие овраги, глубокие промоины, выбитые копытами овец тропы. В сосновом бору много сгоревших участков, здесь же располагается открытый угольный разрез. Тем не менее, места эти до сих пор сохранили часть первозданной красоты. Кое-где можно увидеть кусочки степи, покрытые серебристым ковылем, высокими (до 1,6 м) куртинами чия, другими степными травами. В бору довольно много "венериных башмачков", лилий, других красочных цветов. Сохранилось несколько огромных сосен- "патриархов", стволы которых смогут обхватить лишь 3-4 человека.
Красива и величественна гора Хашкай, степные склоны которой при определенном освещении кажутся ярко-красными. Сравнительно богат животный мир. Есть косули, барсуки, лисицы, волки, степные хорьки, колонки и ласки. Много грызунов: длиннохвостых сусликов, даурских хомячков, несколько видов полевок и мышей. Разнообразна фауна птиц. Особую ценность и колорит придает ей наличие "краснокнижных" пернатых хищников - орла-могильника, сокола-балобана, степного орла, филина.
Могильник, как правило, гнездится здесь в лесу, вблизи от опушки, иногда на отдельных деревьях. В настоящее время им выбираются исключительно хвойные деревья - чаще сосна, реже лиственница. В 1960?х годах иногда он гнездился на крупных, растущих среди степи березах. В последние десятилетия расположение гнезд могильника в сосновом лесу горы Хашкай существенно изменилось. В 1960?х годах они располагались довольно равномерно вдоль всех опушек. В начале 1980?х годов могильник гнездился лишь на обращенных к Унге опушках. С противоположенной стороны бора степи были распаханы вплоть до леса, гнезда здесь были оставлены птицами и постепенно разрушились.
Байкальские степи (т.е. находящиеся на о. Ольхон и в Приольхонье) весьма резко отличаются от Балаганско-Нукутских. Климат, рельеф, растительный и животный мир обладают здесь своеобразными чертами. История этих мест не менее интересна. Нигде в Предбайкалье нет такого как здесь обилия памятников "курыканской" эпохи. Это городища, сложенные из камня стены, покрытые каменными плитами могилы. После курыкан места эти заселили и населяют до сих пор буряты, главным образом из племени эхиритов. Здесь сохранились не только археологические памятники, но и то, что ученые называют "реликты древнего мировозрения". Очень много легенд, поверий, шаманских обычаев и традиций связано именно с этой территорией. Частично они сохранились в живой памяти местного коренного населения до наших дней. Часть легенд и обрядов непосредственно связана с орлом-могильником, речь о них шла в главе "Белоголовый Орел байкальских легенд".
На Ольхоне и в Приольхонье выпадает наименьшее в Предбайкалье количество осадков, образуется очень тонкий снежный покров, много солнца, часты сильные ветры. Рельеф более пересеченный, чем в первом районе. Есть нагорные плато, узкие долины, невысокие хребты. Вершины последних достигают 300-400 м относительной высоты.
Очень своеобразны находящиеся в лесостепном Приольхонье острова леса. Нигде в Предбайкалье не увидишь таких удивительных сосен. Как правило, они сравнительно низкорослы. Высота обычно колеблется от 8 до 14 м, редко выше. Кроны их очень раскидисты, увешанные шишками ветви отходят от стволов очень низко, часто почти касаются земли. Стволы обычно коренастые, изогнутые, "перекрученные", нередко их толщина достигает 1 метра и более. Сосняки очень редкие, дерево от дерева отделено на 10-15 метров. Между соснами растут степные травы, живут суслики. Под кронами часто лежит почти сплошной слой шишек. Вероятно, эти леса похожи на знаменитый реликтовый Наурзумский бор в Казахстане, плотно заселенный могильником.
Своеобразны и приольхонские лиственничники. Они также состоят из редких невысоких деревьев с широкими кронами, бугристыми толстыми стволами, почти лежащими на земле нижними ветвями. Между лиственницами очень часто находятся скальные выходы, глыбы и плиты камня, растут степные травы. Значительную часть Ольхон покрывают более высокие и густые лиственнично-сосновые леса. Здесь, особенно на восточном побережье, нередки огромные колонообразные сосны и лиственницы, высотой до 30 метров, с диаметром ствола 1,5 метра более.
Травянистая растительность еще более интересна. По мнению многих географов и ботаников, байкальские степи является остатком сухих степей монгольского типа, широко распространенных в Сибири в ледниковый период. Здесь имеется целый ряд реликтовых видов растений, чьи основные ареалы в настоящее время находятся в пустынях Центральной Азии (юг Монголии, северо-запад Китая). Более 20 степных растений являются узколокализованными эндемиками, кроме одного или нескольких ограниченных территорий на западном побережье Байкала нигде более на Земле они не встречаются. Наиболее известны среди них - астрагал ольхонский, копеечник зундукский.
Животный мир также очень своеобразен и включает большое число реликтовые и редких "краснокнижных" видов. Из птиц это могильник, балобан, бородатая куропатка, красная утка, степной рогатый жаворонок и некоторые другие. Из млекопитающих очень интересна серебристая полевка (реликтовый вид), в Прибайкалье обитающая только здесь, из земноводных - монгольская жаба (в пределах Предбайкалья встречается лишь в нескольких местах Ольхона и Приольхонья), из рептилий - узорчатый полоз, почти всюду в Байкальском регионе редкий и лишь на Ольхоне до недавнего времени встречавшийся в большом количестве. Сравнительно велика численность копытных: косуль, благородных оленей. А вот мышевидных грызунов мало - отсутствуют почти все виды полевок, обитающие в других лесостепных районах Предбайкалья.
Реликтовые байкальские степи, удивительные остепненные леса, их флора и фауна приспособились к суровому климату, скудным каменистым почвам. Но они страдают от неразумной распашки, пожаров, огромного количества туристов в июле-августе и связанного с ними беспокойства (для животных), вытаптывания (для степных растений), от браконьерства. В таких условиях, исключающих установление заповедного охранного режима, единственный реальной возможностью спасения уникальных природных комплексов Ольхона и Приольхонья являлась организация национального парка, сочетающего охрану природы с туристической деятельность и ограниченным ведением сельского хозяйства. В 1986 году на территории в 418 тысяч гектаров был создан Прибайкальский национальный парк, включивший в свои границы остров Ольхон и значительную часть Приольхонья.
В начале 1980?х годов многие орлиные гнезда в Приольхонье и на Ольхоне располагались на одиночных хвойных деревьях, растущих в степи. В настоящее время почти все они находятся на опушках, либо в глубине лесов.


Гнездовая жизнь.


Гнезда могильника почти всегда располагаются на деревьях. В некоторых пустынных районах, в частности в Казахстане, в Туве изредка гнездовые постройки находили на земле, но, как правило, в их основании все-таки лежали стволики рухнувших деревьев. В пустынях и полупустынях, где основное дерево - низкорослый саксаул, гнезда располагаются всего в 1,5-2 метрах от земли. В европейской части ареала гнездовыми деревьями служат дубы, буки, южные виды сосен. По возможности выбираются самые высокие деревья. В Прибайкалье орлиные гнезда иногда располагаются на высоте 25 метров, но чаще всего в 10-15 метров над землей.
Расположение гнезд на деревьях зависит от древесной породы. На соснах они практически всегда располагаются на самой вершиной, венчая ее "шапкой". На лиственницах - иногда на вершинах (если имеется удобная верхушечная мутовка), но чаще - на боковых ветвях у ствола, примерно в верхней его трети. В Казахстане могильники охотно селятся на "ведьминых метлах", образующихся при заболевании дерева, от которого мутовка на конце боковой ветви или на вершине необычно густо ветвится. По форме эти образования могут иногда напоминать корзину или плоскую платформу. Именно такие ведьмины метлы и используются в качестве гнездовой основы. В Прибайкалье мне удалось найти только два расположенных таким образом гнезда - по одному в Приольхонье и в Балаганско-Нукутской лесостепи.
Старые гнездовые постройки могильника имеют внушительные размеры. Диаметр измеренных мною многолетних гнезд достигал 1,5 метров, толщина -1,8 метров. Самое большое находилось на Ольхоне. Оно располагалось на огромной (примерно тридцатиметровой) лиственнице. Измерить его не удалось, но на глаз толщина была не менее 2 метров. Новое только что построенное гнездо имеет сравнительно небольшие размеры, его диаметр равен 60-70, толщина - 30 сантиметров. Весь гнездовой период, т.е. с апреля по конец июля орлы надстраивают и подправляют свою постройку, покрывают ее поверхность свежими зелеными ветвями. За счет этого уже к концу первого гнездового сезона толщина гнезда увеличивается до 50 сантиметров. В последующие годы размеры гнезда продолжают увеличиваться за счет приноса все новых веток. Гнездо, использовавшееся орлами два года, обычно имеет толщину около 70 сантиметров.
Гнездовые деревья чаще всего располагаются на опушке леса, либо вблизи от нее. Лишь одно из известных мне гнезд, а я их нашел около 100, находилось в глубине леса - в 400 метрах от опушки. Примерно 10% гнезд были построены на одиночных деревьях, стоящих среди степи. Раньше, судя по наблюдениям В.Д.Сонина, изучавшего в 1960?х годах могильника в Балаганско-Нукутской лесостепи, таких гнезд было значительно больше. Вероятно, могильник теряет былое доверие к человеку и старается строить менее заметные гнезда. Впрочем, крупных отдельно стоящих деревьев стало много меньше.
Жилые гнезда располагаются только на живых деревьях. На засохших деревьях находились лишь три из найденных мною гнезд. Они уже давным-давно были покинуты птицами. На лишенных хвои деревьях гнездовые постройки очень заметны и, возможно, поэтому не устраивают орлов.
Гнезда обычно занимаются могильниками в течение многих лет. На Ольхоне мне известно гнездо, построенное в 1982 и заселявшееся до 1997 года включительно. На Братском водохранилище существует гнездо, за которым еще в 1964 году вел наблюдения В.Д.Сонин. В 1998 оно имело очень большие размеры, находилось в нормальном состоянии (не накренилось, края не обваливаются) и, судя по остаткам добычи, линным перьям, продолжало использоваться орлами. В 1982 году, также на Братском водохранилище, мною было найдено огромное гнездо, рухнувшее на землю вместе с поддерживавшими его сучьями. На гнездовом дереве осталось небольшая часть (по объему примерно 20%) постройки, на которой в тот год загнездился сокол-балобан. При посещении этого района в 1998-1999 годах выяснилось, что пара могильников восстановила гнездо. Высота его была уже более 1,5 метров. Оба сезона в нем выращивалось по 2 птенца.
Вероятно, еще более долговечными, чем гнезда, могут быть гнездовые участки - территории на которых определенные пары орлов размножаются из года в год. В Приольхонье в 1982 году мною было найдено огромное (толщиной около 1,8 м) гнездо. Судя по характерным следам, под ним издавна совершались традиционные жертвоприношения бурят-шаманистов в честь Белоголового Орла. В 1983 г. в 300 м от этого гнезда было построено новое. В последующие годы на расстоянии в 150 м и 2 км появились еще две постройки. Орлы продолжали занимать этот гнездовой участок вплоть до 1999 года.
Строительным материалом для гнезд служат веточки лиственницы, которые орлы обычно сами отламывают клювом с деревьев (но не поднимают с земли). Это предпочтение объясняется хрупкостью лиственничных веток, облегчающей их обламывание. Строительный материал приносится в лапах или в клюве. Длина веток может достигать 90, диаметр - 3 сантиметров. Иногда в основании гнезда могильника находится старая гнездовая постройка сороки или вороны.
Лоток - небольшое углубление в центре гнезда, в котором помещаются яйца - выстилается свежими сосновыми веточками. Почти всегда здесь же находится несколько кусочков конского навоза. Для чего он приносится - неизвестно. Иногда в гнезде лежат куски овчины, полиэтилена, тряпочки, даже папиросные коробки. Зеленые ветки приносятся до тех пор, пока птенцы не встают на крыло. Ими накрываются остатки не съеденной добычи. Сначала это сосновые ветки, затем в основном лиственничные и березовые.
На гнездовом участке орлиной семьи обычно имеется два гнезда, иногда -три, очень редко - 4. Как правило, они используются поочередно, что до определенной степени снижает обилие досаждающих птенцам паразитов (птичьих блох, пухоедов, различных мошек). Вместо рухнувшего гнезда в его окрестностях, а иногда и на том же самом дереве, строится новое гнездо. Гнездовой участок поэтому, как правило, долговечнее самых старых гнезд.
Неудачная по каким-либо причинам попытка размножения, либо беспокойство со стороны человека, иногда приводят к смене гнезда или гнездового участка. Долговечность гнездовий, поэтому может являться одним из критериев состояния орлиных популяций. В Балаганско-Нукутской лесостепи в начале 1980-х годов толщина 16 измеренных гнезд колебалась от 0,35 до 1 метра, в среднем - 0,7 . Следовательно, размножение орлов здесь в большинстве случае проходило в новых гнездах, только что построенных, либо используемых лишь второй-третий сезон. Старые большие гнезда встречались очень редко. На Байкале средняя толщина гнезда была 1,35 метра (самое маленькое из измеренных - 0,48 , самое большое - 1,8). Здесь сравнительно много старых массивных гнезд. Таким образом, орлиные гнездовья на Байкале в 1980-х годах в среднем использовались дольше, чем на Братском водохранилище. Объяснялось это, вероятно, большей терпимостью байкальских орлов к присутствию людей, ведь местное население в течение веков относилось к этим птицам очень благожелательно. Если бы не сильные байкальские ветры, размеры и возраст орлиных гнезд были еще более впечатляющие.
Кладка могильника состоит из 1-3 (очень редко - 4), обычно 2 крупных яиц. Они немного меньше гусиных, грязновато-белого цвета, с темно-бурыми пятнами на тупом конце. Пятна эти образуются из засохших капель крови, выделяемых самкой при откладывании яйца, они смываются водой. Яйца откладываются с промежутком в 2 дня. Насиживание продолжается долго - 41-44 дня. В это время самку, давая ей полетать и размяться, периодически подменяет на гнезде самец. Довольно часто откладываются неоплодотворенные яйца. Иногда из них состоит вся кладка. Обычно самки продолжают безуспешно насиживать такие неполноценные яйца вплоть до конца июня.
Птенцы пребывают в гнезде долго - до 75 дней. Таким образом, от начала насиживания яйца до первого полета молодого орла проходит 111-114 дней. Для Предбайкалья это почти весь весенне-летний период. Количество слетков у одной пары колеблется от одного до трех, чаще всего оно равно двум. В наблюдавшихся мною гнездах и на Байкале и на Братском водохранилище неоднократно до вылета из гнезд доживали все три птенца. Для орлов столь крупные выводки необычны. Ведь у беркута и большого подорлика в гнезде чаще всего выращивается лишь один птенец. Вероятно, в период выкармливания пищи могильникам в прибайкальских лесостепях хватает.
Успешность гнездования - важнейший критерий состояния орлиных популяций. Какова же она у прибайкальских могильников?
Весьма обширные сведения на эту тему были собраны в 1980?х годах в двух основных районах работ - на Братском водохранилище и на Байкале. В первом районе успешно завершилось гнездование в 13 гнездах из находившихся под наблюдением 24 (т.е. в 54%), во втором - в 13 из 14 (в 93%). В среднем успешными были 68,4% попыток гнездования.
На Братском водохранилище неудачи гнездования обуславливались целым рядом причин. Одно гнездо, содержащее яйца, в мае было разрушено бурей. Причиной гибели другой кладки послужили красные лесные муравьи. Большой муравейник находился рядом с гнездовым деревом. Само гнездо было найдено и осмотрено мною 14 июля. В этот день его лоток буквально кишел муравьями, их густые потоки перемещались вверх и вниз по стволу. Вероятнее всего, пара орлов загнездилась здесь в обычные сроки (середина апреля - начало мая), когда муравьи еще были малоактивны. Уже в период насиживания эти насекомые заполонили гнездо и вынудили самку покинуть кладку. Необычайно толстый слой сосновых веток с хвоей, вероятно, свидетельствовал о попытке птиц хоть как-то защититься от этих насекомых. Оставшиеся без надзора яйца были, как это обычно бывает, похищены воронами или сороками. Пара орлов до конца лета держалась в районе своего гнезда.
Еще из четырех кладок птенцы не вылупились, хотя самки продолжали насиживание до конца июня. Две из них достоверно состояли только из неоплодотворенных яиц, две другие проверить не удалось. В трех случаях самки по каким-то причинам не смогли отложить яйца. В одном гнезде оба птенца, погибли сразу после вылупления. Одна кладка была расклевана, скорее всего, воронами.
В Приольхонье и на о. Ольхон единственная отмеченная в начале 1980?х годов неудача объяснялась, скорее всего, причиняемым людьми беспокойством: пара бросила гнездо с кладкой, находившееся поблизости от дороги.
В целом в Прибайкалье в начале 1980?х годов приходилось 1,2 слетка на загнездившуюся пару и 1,6 - на успешно гнездившуюся пару. Примерно такая же, как в Прибайкалье продуктивность характерна для Наурзумского заповедника в Казахстане - 1,1-1,3 птенца на одну пару в год. С научной точки зрения, популяция крупных пернатых хищников будет оставаться стабильной, если число слетков составляет не менее 0,7 на пару в год. Уровень воспроизводства прибайкальских могильников в 1980-х годах можно считать относительно высоким.
В 1986-1999 годах было прослежено еще 32 случая гнездования. Благополучно завершилось лишь 19 (59,4%) из них. Резких различий между двумя районами в этот период уже не было. Много неудачных попыток размножения отмечено на Байкале. В частности, летом 1993 году все четыре гнездившиеся в Приольхонье пары могильника остались без потомства. Их гнезда в июле содержали лишь ветви с еще не засохшей хвоей, в одном из них была обнаружена скорлупа расклеванных яиц. Наиболее вероятная причина бездетности приольхонских орлов в 1993 году - недостаток корма. Суслики, являющиеся основной добычей могильника, встречались намного реже, чем обычно, были необычно вялыми и скрытными. Находки их трупов, само поведение зверьков, все говорило о том, что среди них свирепствует эпизоотия (т.е. то, что у людей называется эпидемией) какой-то болезни. В отличие от многих других пернатых хищников, в годы недостатка корма орлы не улетают для гнездования в иные районы, а продолжают держаться в окрестностях своего гнездового участка, иногда вообще не приступая к размножению. Это одно из наиболее ярких проявлений присущей орлам сильнейшей привязанности к месту гнездования или "гнездового консерватизма".
Орлиные гнезда служат домом и для целого ряда других птиц. В нишах его стенок иногда гнездятся даурские галки. Практически в каждом гнезде могильника селятся полевые воробьи - от одной до трех пар, изредка здесь также может загнездиться и белая трясогузка.
Но наиболее тесно связан с гнездами могильника редкий "краснокнижный" пернатый хищник - сокол-балобан. Сам он гнезд не строит, поэтому занимает чужие, чаще всего построенные могильником, изредка - черным коршуном, серой цаплей. Е.А.Брагин установил, что в Наурзумском заповеднике (Казахстан) этот хищник не только занимает пустующие гнезда, но и бесцеремонно сгоняет хозяев с жилых. Балобаны там прилетают весной дней на 7-10 позднее, чем орлы. Столкновения между балобаном и уже занявшим гнездо могильником весьма ожесточенны, причем нападающей стороной является сокол. Вот как описывает их Е.А.Брагин: "Пара орлов в течение 5 дней пыталась прорваться к своему гнезду, и каждый раз, когда могильники приближались к нему метров на 300 , навстречу им вылетал балобан-самец, реже оба... Сокол с низким протяжным криком пикировал сверху на одного из орлов: судя по хорошо слышимым шлепкам и иногда выпадающему перу, удары были весьма ощутимы:.. После 3-4 атак могильники, паря кругами, набирали высоту и уходили в сторону, и долго еще слышались их крики. В конце концов, эта пара построила новое гнездо, где благополучно вывела птенцов".
В Прибайкалье сроки гнездования этих двух хищников совпадают и, судя по всему, также происходят подобные столкновения. В 1983 году в районе горы Хашкай (Балаганско-Нукутская лесостепь) две пары балобанов размножались в гнездах, в предыдущие сезоны занятых могильниками. В этом году одна пара орлов сместилась на 1 километр и поселилась в гнезде, использовавшемся в прошлом сезоне балобаном. Другая пара могильников построила новое гнездо в 3 километрах от прошлогоднего. В обоих случаях орлы приступили к размножению на 2 недели позже, чем другие пары. Эта задержка, скорее всего, объяснялась вынужденным переселением орлиных пар, согнанных с насиженных мест бесцеремонными соколами. Происходящее в последние годы падение численности могильника негативно сказывается на балобане. Этот редкий пернатый хищник лишается своего основного "поставщика гнезд".
Много беспокойства выкармливающим птенцов могильникам причиняют мелкие сокола - пустельга, чеглок. В прибайкальских лесостепях численность их сравнительно велика, часто соколиные гнезда находятся лишь в 30-50 метрах от орлиных. В последних случаях соколки нападают на орла почти каждый раз, когда он подлетает к гнезду или слетает с него. Особенно усердствуют в этом чеглоки. Эти маленькие сокола, имеющие длинные острые крылья и короткий хвост и отличающиеся особенно стремительным полетом, бесстрашно пикируют на орлов, иногда даже нанося им удары. Атаки, сопровождаемые почти беспрерывными соколиными криками, продолжаются до тех пор, пока могильники не удалятся метров на 100 от гнезд чеглока.
Очень назойливо ведут себя и вороны. Они могут подолгу сопровождать в воздухе могильника, пикировать на него сверху, не нанося, впрочем, ударов. Иногда вороны расплачиваются за свое неуважение к царственным хищникам. Увлекшись атаками, они иногда получают внезапный удар орлиной лапы или клюва. После этого "скандалистки" либо идут в пищу орлу, либо им удается спланировать на землю и спастись под пологом леса.


Поведение у гнезда.


Орлы, самые крупные и сильные пернатые хищники, практически никогда не делают попыток защитить своих птенцов от человека. Не исключение из этого правила и могильник. На большей части своего ареала самка слетает с гнезда при приближении человека на 300-400 метров. Обычно птица или набирает огромную высоту, или отлетает в сторону метров на 500, садится на высокое дерево и наблюдает. Даже в Наурзумском заповеднике, где орлы охраняются уже несколько десятилетий, они всегда слетают с гнезд при приближении человека на 90-100 метров. Как уже говорилось, эта настороженность является причиной гибели многих орлиных кладок: яйца либо переохлаждаются, либо расклевываются или уносятся врановыми птицами.
В Прибайкалье поведение могильников несколько иное. Здесь птицы более доверчивы к человеку. Большая часть наблюдавшихся мною самок взлетала с гнезда, лишь подпустив меня метров на 60. На Байкале нередко удавалось приближаться к насиживающим орлицам на 30 метров, а бывало, что они сидели на кладке, даже когда я вплотную подходил к гнездовому дереву! При осмотре одного из гнезд орлица несколько раз подлетала ко мне на 15-20 метров. Гнезда в прибайкальских лесостепях нередко расположены лишь в 1-0,5 километрах от небольших деревень, в 200-300 метрах от кошар. Сами гнезда сравнительно легко доступны: построены весьма низко над землей, стволы гнездовых деревья часто покрыты сучьями, удобными для лазанья. Эта доверчивость в прошлом была орлам только на пользу: птицы спокойно сосуществовали рядом с человеком, их гнезда не несли при этом потерь от вороватых ворон. Ведь местообитания орлов - прибайкальские лесостепи - издавна и весьма плотно были заселены людьми, без покровительства последних орлы просто не смогли бы сохранять высокую численность.
В течение веков прибайкальским могильникам не было причин опасаться человека, но буквально за последние 3-4 десятилетия ситуация изменилась. Легенды, обычаи и традиции местного населения, столь долго охранявшие орлов, уходят в прошлое. Кроме того, в местах гнездования могильника теперь ежегодно появляется большое число горожан (а на Байкале - туристов из других регионов), ничего не знающих о редкости и уязвимости орлов, их природном значении и ценности. Теперь отсутствие повышенной боязливости нередко идет во вред могильнику.
Питание
Состав кормов могильника весьма разнообразен. Из млекопитающих этот орел способен добывать как мелких грызунов - полевок, хомячков, мышей - так и сравнительно крупных зверей - зайцев, сурков, молодых лисиц; из птиц - молодых, еще плохо летающих жаворонков, овсянок, прочую "птичью мелочь", но, кроме того, и уток, цапель, молодых гусей, журавлей, дроф. Вес добываемых животных колеблется от 20 граммов (полевки, мелкие птички), до 3-4 килограммов. Тем не менее, почти везде в пределах гнездового ареала могильника, т.е. в лесостепях, степях и пустынях Евразии, основную роль в его питании играют различные виды сусликов: крапчатый и европейский - в Европе; желтый, малый, большой - в среднеазиатских пустынях; краснощекий, длиннохвостый, даурский - в лесостепных районах от Урала до Забайкалья. Там, где нет этих грызунов, как правило, нельзя найти и гнезд могильника. Очень небольшое число орлиных пар, обитающих в окрестностях богатых водяной птицей озер в Казахстане и Западной Сибири, летом охотятся в основном на уток, лысух, цапель, чаек, куликов, но даже у них хотя бы 26-37% добычи обязательно составляют суслики.
В Прибайкалье основным кормовым объектом могильника, можно даже сказать его "кормильцем", является длиннохвостый суслик. Практически все жители южной полосы Сибири знают этого симпатичного зверька. Подвижные, издающие весьма громкий, немного напоминающим птичий, свист, суслики ведут исключительно дневной образ жизни. Не заметить их трудно. Вес взрослого суслика обычно равен 300-400 граммов, на Ольхоне водятся очень крупные зверьки - до 500 граммов.
Еще совсем недавно, 20-30 лет назад, сусликов в тогдашнем СССР безоговорочно причисляли к вредителям сельского хозяйства, носителям опасных природно-очаговых болезней, призывали к их повсеместному истреблению. Но так ли уж вредны эти зверьки? Суслики в течение многих и многих тысячелетий являлись одними из наиболее многочисленных грызунов степных и лесостепных экосистем. Их роль в природе огромна. Они вместе с другими животными, влияют на состояние степной растительности, почвы. От них зависит жизнь большинства четвероногих и пернатых хищников, включая "краснокнижных" орлов и крупных соколов. Да, они, как и многие другие степные и пустынные виды грызунов, могут являться носителями ряда опасных для человека природно-очаговых инфекций. Но гораздо разумнее путем вакцинации и тому подобных мероприятий проявлять заботу о здоровье людей, чем нарушать хрупкое природное равновесие. В Восточной Африке, где дикие копытные (антилопы, зебры и др.) являются носителями опаснейшей "сонной болезни", одно время также пытались, прикрываясь словами о здоровье человека, очистить саванны от диких копытных. Но здравый смысл все же восторжествовал и с болезнью стали бороться более цивилизованными способами.
Долгое время преувеличивался и ущерб, наносимый сусликами сельскохозяйственным культурам. Развитие сельское хозяйство привело к резкому сокращению численности этих грызунов на огромных территориях. Жить на полях они, как правило, не могут. По этой причине в странах Западной Европы, где распаханы практически все степные земли, европейский суслик почти вымер и теперь включен в национальные Красные книги. Так же обстоят дела с крапчатым сусликом на Украине. На огромных территориях степной и лесостепной зон Евразии эти суслики за последние полвека из массовых перешли в категорию малочисленных животных. Этим в значительной мере и объясняется происшедшее здесь катастрофическое снижение численности орлов, крупных соколов, а также степного хоря и родственного ему хоря-перевязки.
В лесостепных районах Прибайкалья, особенно в Иркутской области, в последние 30-40 лет происходят схожие процессы. Коренное бурятское население издавна использовало степные земли только как пастбища. Русские землепашцы, очень скоро убедившись в экономической невыгодности (следствие падения плодородия, быстрого разрушения почвенного покрова водой и ветром) освоения степных массивов, распахивали почти исключительно земли, освобожденные от леса. Так было до 1950?х годов, до эпохи "освоения целинных и залежных земель". В ходе этой шумной кампании в течение каких-то 10-15 лет площадь полей в лесостепном Прибайкалье увеличилась в 3 раза, настолько же сократились пространства пастбищ и лугов. Распашка уцелевших степных участков продолжалась и позднее, а в окрестностях Унгинского залива и в Приольхонье имела место даже в 1990?х годов, когда почти повсеместно в России площадь полей сокращалась из-за экономического кризиса.
Надо сказать, что суслики заселяют степные угодья не равномерно. На одних участках, их поселения очень долговечны, а на других они периодически появляются и исчезают. Зоологи называют первые участки "ядрами популяции", здесь зверьки переживают периоды снижения, по каким-либо природным причинам (болезни, климатические катаклизмы и т.п.) своей численности. Они очень важны для сохранения популяции. Обычно это днища распадков, нижние части склонов холмов, остепненные участки в поймах речек. Именно такие территории в первую очередь и были распаханы. Поэтому, в районе, где было поля заменили например 30-40% степных земель, численность сусликов зачастую сокращается в 3-5 раз. По причине ухудшения кормовой базы (т.е. падения обилия сусликов) в 1960-1980?х годах в лесостепном Прибайкалье снижалась численность степного хоря, лисицы, орла-могильника, степного орла (в Бурятии), сокола-балобана.
В последние годы меня радует каждое сохранившееся поселение сусликов. Это как бы своеобразные "сгустки дикой жизни", вокруг которых есть немалые шансы на встречу самых разных пернатых хищников - коршунов, ястребов, луней, сов, даже редчайших орлов и соколов. Здесь же в пустующих норках устраивают свои гнезда и выводят птенцов своеобразные мелкие воробьиные птицы - каменки, характернейшие обитатели наших лесостепей. Грустно наблюдать, как эти "оазисы" один за другим гибнут под плугом, либо застраиваются дачами. Это особенно характерно для Приангарья. Вероятно, суслики скоро здесь из обычных животных перейдут в категорию редких. Нет никакой экономической необходимости в мероприятиях по истреблению сусликов. А между тем, еще в 1980?х годах от колхозов периодически требовали проведения таких работ и даже сейчас, время от времени раздаются жалобы на якобы ощутимый экономический урон, наносимый этими зверьками. Об этой ли "опасности" надо сокрушаться в условиях вопиющей бесхозяйственности и воровства!
Однако, одних только сусликов для питания могильника в условиях Прибайкалье все-таки недостаточно. Особенно это справедливо для весеннего сезона. Наряду с поисками падали, орлы в это время нападают на любую посильную добычу. Именно весной иногда отлавливаются зайцы-беляки. Добыча эта для могильника великовата. В когти орлам периодически попадают серые крысы (вблизи поселений человека) и сходные с ними по величине водяные полевки. Не брезгуют могильники и мелкими мышевидными грызунами, такими, как обитатели степи - узкочерепная полевка, даурский хомячок, пойменных лугов - полевка-экономка.
Изредка добычей могильника становятся и древесные грызуны - белка, бурундук. В Тункинской долине эти зверьки обитают в пойменных ельниках, окруженных пастбищами. Здесь вблизи опушек и на остепненных полянах можно увидеть кормящихся рядом друг с другом сусликов, бурундуков, белок, а в небе - следящего за ними орла.
Под найденным мною в Тункинской долине гнездом могильника находились череп и кости небольшой собаки. Во взятой здесь же погадке обнаружены когти и шерсть либо крупной домашней кошки, либо манула (редкая дикая кошка, обитающая в степях Центральной Азии).
Необычен факт добычи могильником песца, сбежавшего из неволи. В мае 1982 года одиночный песец наблюдался мною в устье реки Анга в Приольхонье. В августе череп, вероятно, этого же зверька обнаружен под гнездом могильника в 10 километрах от реки. Данное наблюдение иллюстрирует санитарную роль пернатых хищников, выборочно добывающих не только больных и неполноценных особей, но и необычных для данной местности животных.
Предпочтение всегда отдается наиболее доступной добыче. Поэтому в июне отлавливаются практически только молодые суслики. Но могильник никогда не нападает на живых ягнят, хотя и кормится павшими. Пасущиеся с маленькими ягнятами овцы, по моим наблюдениям, почти не обращают внимания на пролетающих орлов. Между тем, весной, в сравнительно голодное время, трупы погибших за зиму животных (а в мае - павших ягнят), служат весьма важным кормом для орлов. Летом могильник уже не обращает внимания на павших овец.
Птицы добываются чаще всего весной и во второй половине лета. Весной это голуби, куропатки, ослабленные недоеданием пернатые хищники - пустельги, луни. С середины лета добываются молодые, еще плохо летающие чибисы, вороны, галки, грачи, слетки ушастой совы и опять-таки пустельги, а также мелких воробьиных птиц. Надо сказать, что в районах, где в результате распашки площадь сохранившихся степных участков (а, следовательно, и численность сусликов) невелика, птицы отлавливаются чаще, чем в типичной лесостепи. В отличие от Казахстана, в Иркутской области отсутствуют пары могильников, специализирующиеся на добывании водоплавающих и околоводных птиц. В предбайкальских лесостепях численность последних почти повсеместно очень низкая. Такова же в целом и ситуация в Бурятии. Лишь в Баргузинской долине, где места гнездования могильника примыкают к богатейшим водно-болотным угодьям, возможно, имеются орлы, регулярно отлавливающие уток, лысух, цапель и чаек.
Суточные наблюдения за гнездом могильника в районе горы Хашкай позволили сделать примерный расчет потребности в корме двух взрослых могильников и двух птенцов. За 70 дней гнездового периода им требуется около 400 позвоночных животных - 350 сусликов и 50 птиц, с галку величиной.
Летом взрослые орлы охотятся в основном в утренние и послеобеденные часы. В наиболее жаркое время дня, когда активность сусликов снижается, хищники, как правило, отдыхают. В летние солнечные дни можно наблюдать, как орлы часами, без единого взмаха крыльев, кружат в небе. Заметив удалившегося от норы суслика, могильник с высоты 200-300 метров устремляется вниз. В этот момент он очень похож на черную падающую каплю. Лишь в 2-3 метрах от земли хищник расправляет крылья, резко гася скорость, и хватает лапами добычу. Таков наиболее частый метод охоты могильника. На полевок орлы охотятся, просто передвигаясь пешком и делая иногда довольно быстрые скачки. Труднее идет воздушная охота на птиц. В этом случая могильник может довольно долго преследовать свою потенциальную жертву, периодически сменяя активный машущий полет на пикирование. Нередко такая охота ведется одновременно парой могильников - хищники по очереди делают попытки схватить птицу. Впрочем, для пернатых особой угрозу они не представляют - добываются, как правило, ослабевшие по каким-либо причинам особи. Полет орла из-за огромного размаха крыльев менее маневрен, чем у более мелких птиц.


Год Орла


Могильник прилетает в Прибайкалье ранней весной. Уже в третьей декаде марта он появляется в южных районах, в частности в Тункинской долине. В это время здесь на полях и пастбищах появляются большие проталины, в теплый день у норок можно встретить первых вышедших из нор после зимней спячки сусликов. Природа еще лишь начинает свое весеннее возрождение. Птиц пока очень мало - начало их массовых миграций впереди, мелкие мышевидные грызуны (главным образом различные полевки) в основном скрываются под снегом, суслики выходят из нор лишь в редкие теплые солнечные дни. Это самый голодный период года для могильников. Орлы не брезгуют падалью, специально облетая места, где могут находиться погибшие за зиму животные. Лежащая в степи овца, другая домашняя скотина, либо собака - ценная находка для голодных пернатых хищников, рядом с крупной падалью они держатся в течение несколько дней.
Такова основная пища в этот период года не только у могильника, но и у других крупных пернатых хищников - беркута, степного орла, орлана-белохвоста.
У своих гнезд на Братском водохранилище, Байкале, в Баргузинской котловине могильники появляются уже в первых числах апреля. В холодные пасмурные дни они долгими часами сидят, нахохлившись, на дереве или камне. Я дважды наблюдал в это время охоту могильника на мелкого длиннохвостого сокола - пустельгу. Орел раз за разом пикировал на этого мелкого соколка, но последний, обладая большей маневренностью, "верткостью", легко уходил от смертоносных когтей. Однако такой финал вовсе не предопределен. Разбирая остатки апрельской добычи орлов, я не раз отмечал среди них пустельгу, а также и другого сравнительно многочисленного пернатого хищника - полевого луня. Изредка отлавливаются и такой хороший летун, как сизый голубь, а также типичный лесной обитатель - большой пестрый дятел.
Апрель в предбайкальских степях весьма суров - неделями стоит пасмурная погода, почти ежедневно дуют холодные ветры, периодически выпадает снег, а температура по ночам опускается до ?20°С. В первой декаде месяца на огромных орлиных гнездах еще лежат шапки снега. Несмотря на это, у могильников начинается сезон "брачных полетов". Эти своеобразные воздушные игры можно наблюдать в любую погоду вплоть до конца месяца. Выглядят они так. Пара орлов совершает круги в небе, иногда очень высоко, иногда - сравнительно низко. Внезапно самец складывает крылья и устремляется вниз, словно пикируя на добычу. Опустившись на несколько десятков метров, он вдруг расправляет крылья и по довольно крутой дуге поднимается вверх, примерно до прежней высоты. Во время этого подъема голова орла закинута вверх, грудь выпячена вперед, крылья отогнуты назад. Эти чередующиеся крутые спуски и подъемы повторяются вновь и вновь, иногда в течение 30 и более минут. Сильный ветер не помеха полетам, он даже облегчает подъемы. Иногда этот полет совершается и в отсутствие самки. В типичном случае после описанных выше воздушных эволюций пара опускает на гнездо, на дерево или даже на поле и происходит спаривание. Иногда спариванию предшествует обычный парящий полет пары, либо (если самка уже насиживает в гнезде первое яйцо) - принос корма самцом.
Апрель - время строительства новых и ремонта старых гнезд. Излюбленным строительным материалом служат ломкие ветви лиственницы. Однажды я наблюдал в бинокль, как пара орлов начинала строить гнездо. Обе птицы сидели на огромной лиственнице и время от времени отламывали клювом небольшие веточки, помогая себе при этом взмахами крыльев. Затем веточки складывались у основания крупного сука на этом же дереве. Может быть вследствие плохой погоды, а может быть из-за моего присутствия, но работа велась, мягко говоря "вяло". За два часа на облюбованное место было сложено лишь несколько ветвей. Лоток заново отстроенных или обновленных гнезд выстилается зелеными сосновыми веточками. В середине апреля - начале мая в гнезда откладываются яйца.
В это время по утрам в березовых перелесках можно слышать, и даже наблюдать, токующих тетеревов. Почти ежедневно появляются все новые виды птиц, прилетающие с далекого юга. Уже в конце апреля на прогреваемых склонах или у скал начинают встречаться вышедшие из зимней спячки змеи: щитомордник, узорчатый полоз, гадюка. В таких местах необходимо проявлять элементарную внимательность - смотреть куда садишься, на что встаешь. Впрочем, гадюка весной обычно столь ярко окрашено, что ее трудно не заметить. Вероятно, по этой причине она и стала в последние десятилетия очень редка - почти каждый человек, встретивший змею, считает своим долгом ее убить. Между тем, змеи также являются частью природы и имеют право на существование, их исчезновение приходит к нарушениям природного равновесия.
В мае степи и луга покрываются яркой молодой травой, в солнечный день воздух звенит от трелей жаворонков, песен каменок, овсянок и других птиц. На этот месяц приходится пик и окончание весенних миграций птиц. Особое птичье оживление наблюдается в поймах степных речек, на водоемах. Местные и мигрирующие дальше на север кулики, утки, чайки, крачки, изредка цапли и журавли наполняют кипением жизни еще недавно столь бедный животными ландшафт. В мае нередко можно наблюдать стаи гусей, мигрирующих в тундру. В окрестностях Унгинского залива Братского водохранилища вечером 20 мая 1982 года стая, насчитывающая не менее 1000 гусей-гуменников, на моих глазах опустилась на маленький нераспаханный участок, оставшийся посреди недавно вспаханного огромного поля. Это зрелище, когда невысоко над головой с многоголосым гоготом пронеслось огромное темное облако птиц, навсегда осталось в моей память.
Для могильника голодное время в мае заканчивается. Суслики заняты брачной беготней, они малоосторожны и сравнительно легко добывается. Есть возможность охотиться на ослабевших или раненных за время миграции птиц. Кроме того, конец апреля - середина мая - время массового окота овец. Некоторая часть ягнят гибнет при родах, либо вскоре после рождения, они также являются кормом для орлов.
В мае могильники насиживают яйца. Это один из самых критических периодов орлиной жизни. Вопрос - будут ли птицы иметь потомство в данном году, чаще всего получает отрицательный ответ именно в период насиживания. Судьба только недавно зародившейся жизни орлят висит в мае на очень тонкой ниточке. В холодную погоду, особенно при выпадении снега или дождя, не согреваемые орлицей яйца весьма быстро (за 0,3-0,5 часа, в зависимости от температуры воздуха) переохлаждаются и эмбрионы гибнут. А причин, заставляющих птиц покинуть гнездо очень много. Птиц могут побеспокоить люди, выехавшие отдохнуть на природу, особенно если их стоянка оказалась сравнительно близко от гнездового дерева; работы, проводящиеся в лесу (лесовосстановление, прорубка просек, заготовка дров и т.д.), либо на сельхозугодьях (полях и пастбищах) вблизи гнезда. Ведь лесостепь - наиболее плотно заселенный человеком ландшафт Прибайкалья, здесь располагается большая часть используемых в сельском хозяйстве земель.
Но особую опасность представляет людское любопытство. И взрослые и мальчишки, случайно нашедшие гнездо, нередко стараются залезть и посмотреть - что в нем? Именно такие действия причиняют орлам максимальное беспокойство, в результате которого они могут на несколько часов покинуть гнездо.
Оставшимся временно без присмотра орлиным кладкам грозит не только переохлаждение. В такие моменты их нередко разоряют врановые птицы - вороны, сороки. Яйца разбиваются клювами, их содержимое поедается. Вороны часто специально сопровождают человека и, если он вспугивает с гнезда какую-либо птицу, поедают на месте или уносят яйца. Однажды я наблюдал, как следовавшая за мной ворона уселась вблизи гнезда и принялась демонстративно каркать на насиживающую орлицу, как бы привлекая к ней мое внимание.
Именно в связи с этими обстоятельствами я никогда не осматривал орлиные гнезда в период насиживания. Авторитетнейшему орнитологу профессору А.С.Мальчевскому принадлежит фраза: "пусть лучше белые пятна будут в нашей науке, чем в природе". Несомненно, лучше оставить неисследованными какие-то моменты гнездовой жизни, чем нанести урон исчезающей птице.
Однако не только присутствие людей может явиться причиной гибели кладок. В мае в прибайкальской лесостепи свирепствуют пожары. Им способствуют сильные ветры и почти полное отсутствие осадков, характерные для этого месяца. Горит не только трава, но и кустарники, древесный подрост, лесопосадки. Иногда случаются и верховые пожары, охватывающие кроны деревьев. Дым низового огня вынуждает орлов на какое-то время покидать гнезда. Этим опять-таки спешат воспользоваться врановые птицы. В середине мая 1979 года пожар охватил значительную часть леса на горе Хашкай. Посетив эти места через несколько дней, я наблюдал две или три пары могильников, которые весь день бесцельно перемещались вдоль опушек. Два осмотренных гнезда были покрыты свежими сосновыми ветками, но не содержали кладок. Вероятно, яйца были украдены врановыми птицами, и именно потерявших свои кладки орлов я и встречал. Ворона или ворон способны унести в клюве крупное яйцо. В Красной книге Бурятии (1988) описан случай, когда пара могильников покинула по вине весенних пожаров свой многолетний гнездовой участок, находившийся в сосновом лесу на южном борту Иволгинской котловины. Весной 1996 году на горе Хашкай опять был сильнейший пожар.:.
Сильные ветры иногда ломают гнездовые деревья, либо сбрасывают сами гнезда. Одно из находившихся под моим наблюдением гнезд погибло весной 1982 года именно по этой причине. Для Балаганско-Нукутской лесостепи сильные ветры чаще всего характерны в мае, а в байкальских степях - весной и осенью.
Орлы, в отличие от многих более мелких птиц, не могут отложить новую кладку взамен погибшей. Вот по этим-то причинам в мае значительная часть орлиных пар и остается без потомства. Хорошо еще, что в двадцатых числах этого месяца березы покрываются листвой, а лиственницы - хвоей и гнезда в лесу становятся менее заметны. В это время прилетает большинство лесных насекомоядных птиц - пеночки, мухоловки, горихвостки, а также кукушки, ласточки, стрижи.
В первой декаде июня в большинстве орлиных гнезд вылупляются птенцы. От момента, когда на яйце появляется проклюнутое отверстие, и до полного освобождения орленка от остатков скорлупы проходит много времени 1-1,5 суток. Птенец покрыт белым пухом, он очень беспомощен: едва способен поднимать голову, глаза почти закрыты. Набирают вес орлята довольно быстро, но в первые дни жизни убить и унести их может даже ворона. Что и случается, если вспугнутая самка из-за близости людей не смеет защитить свое гнездо.
В первой декаде июня происходит событие, очень важное для орлов и многих других животных, - из нор на поверхность начинают выходить молодые суслики. Это самая доступная и желанная добыча не только для могильников, но и для большинства других пернатых хищников, гнездящихся в лесостепи. В гнездах, например, черного коршуна в это время можно увидеть целые горки из 5-10 добытых молодых грызунов, которых не успевают съедать птенцы. У орлов я таких "залежей" не отмечал, но половина или даже целый суслик, лежащий в гнезде рядом с уже насытившимся птенцом - обычная в это время картина. В июне могильники уже не обращают внимание на погибших овец и ягнят, которые в немалом количестве встречаются все лето в Балаганско-Нукутских лесостепях. Им с избытком хватает живой добычи.
Начиная с июня и вплоть до конца июля на гнездо приносится особенно много зеленых веток сосны, лиственницы, березы - не менее 3-5 в день. Ветки прикрывают остатки добычи, хвоя и листья в какой-то степени дезинфицируют гнездо.
Развитие птенцов идет медленно. Лишь в конце второй недели они начинают оперяться. На крыльях и на "гузке" появляются пеньки перьев, из которых еще через несколько дней начинают выходить перьевые опахала. Самка временами ненадолго (на 5-15 минут) покидает птенцов - летает в районе гнездового участка, иногда пытается охотиться. В июне добычу приносит почти исключительно самец. Не будь в это время многочисленных молодых сусликов, кормление 1-2 птенцов и самки было бы для него, вероятно, непосильным трудом.
В июне-июле 1981 года на горе Хашкай я вел наблюдения за гнездом могильника из скрадка, установленного в 40 метрах. Наблюдаемая пара выращивала двух птенцов. В первые недели их жизни орлица с трогательной заботой кормила птенцов крохотными кусочками мяса. Пищеварительный тракт суслика она всегда поедала сама, оставляя нетронутым желудок. Иногда случалось наблюдать, как самец и самка одновременно и с одинаковой тщательностью кормили каждый по птенцу. Но если у самки раньше заканчивался корм, она отбирала его у самца и продолжала кормление. Один раз удалось увидеть кормление самки самцом. Орел подносил к ее клюву маленькие кусочки мяса, словно перед ним был крохотный птенец. В теплую погоду орлица иногда укрывала крыльями птенцов от лучей солнца.
В июле, примерно на 35?й день жизни, птенцы начинают сами довольно успешно клевать корм, но родители еще кормят их, и только с 50?55?дневного возраста принося добычу, оставляют ее целой на гнезде. Когда орлята достигают возраста 30-35 дней, самка начинает регулярно отлучаться с гнезда на 30-60 минут. В это время она активно летает, охотится. Самка из наблюдаемой пары примерно до 50?дневного возраста птенцов ночевала на гнезде. Позднее она стала проводить ночи попеременно на 3-5 крупных деревьях в 100-150 метрах от гнезда - там же, где весь гнездовой период ночевал самец.
В середине июля - августе добыча могильников становится разнообразнее, чем в июне. Подросшие суслики стали более осторожными и менее доступными. Зато орлы часто ловят молодых, еще плохо летающих, ворон, грачей, галок, чибисов. Примерно со второй половины июля птенцам начинает угрожать новая напасть. В это время на полянах, опушках, травяных склонах в лесостепных районах Прибайкалья (исключая степи Байкала) созревает клубника. Десятки тысяч людей, в подавляющем большинстве горожане, устремляются на поиски и сбор этой ягоды. Резко возрастает опасность обнаружения гнезд любопытными, а иногда и просто жестокими людьми. Гнезда в это время нередко разоряются, птенцы увозятся в города и села, где они, как правило, и погибают. Находятся подонки, убивающие птенцов. В это же время и примерно в этих же местах ведется сенокос. Некоторые местные жители, совмещая "полезное с приятным", берут с собой в луга и леса ружья, рассчитывая дополнить свой стол свежей дичью. Их жертвами обычно становятся неосторожные молодые (по существу еще птенцы) утки, тетерева, куропатки. Из любопытства или спортивного азарта стреляют и других птиц. В конце августа 1981 года у горы Хашкай сенокосщиками был застрелен взрослый могильник, скорее всего из пары, за которой я вел наблюдения из скрадка. Мертвого орла за лапу повесили на иву в пойме р. Унги. Здесь я его и нашел весной следующего 1982 года.
Примерно в двадцатых числах июля орлята начинают готовиться к полетам. Встав на край гнезда, или перейдя на ветку, они подолгу взмахивают крыльями, подпрыгивая при каждом взмахе. Эти тренировки становятся все продолжительнее и чаще. Незадолго до вылета из гнезд у орлят начинает бурно выпадать белый птенцовый пух, сохраняющийся до этого времени под перьями. На гнезде появляется почти сплошной белый слой, много пушинок пристает к хвое гнездового дерева. Этот пух является лучшим доказательствам, что в данном гнезде птенцам удалось дожить вплоть до вылета, т.е. гнездование данной пары прошло благополучно. Далеко не во всей гнездах, где весной загнездились орлы, в августе можно найти слой белого пуха:..
В 1982 году в Иркутской области вылет молодых птиц из находившихся под наблюдением 12 гнезд происходил в период с 3 по 23 августа, у подавляющего большинства из них - с 6 по 14 августа. В такие же сроки становятся на крыло молодые могильники в Бурятии, в частности в Тункинской и Баргузинской долинах.
В первой половине августа орлята совершают первые полеты. Обычно они непродолжительны - птенец пролетает 100-150 метров и неловко садится на дерево или землю. В течение последующих недель молодые орлы периодически прилетают обратно на гнездо, здесь отдыхают, ночуют, поедают принесенную родителями добычу. До конца сентября-начала октября орлиные семьи держатся в окрестностях своих гнезд.
Слетки, покинув гнезда, первое время могут совершать лишь непродолжительные полеты. Местные жители, ягодники-горожане, туристы (на Байкале) случается, ловят их на земле и увозят домой. Как правило, такая "забава" вскоре заканчивается гибелью птиц. Подобные случаи были нередки в 1970-1980?х годах.
Уже в начале августа можно наблюдать откочевывающих к югу пернатых. Прежде всего, это песочники и некоторые другие, гнездящиеся в тундрах кулики. К концу месяца из Прибайкалья улетают стрижи, кукушки, белокрылые крачки и некоторые другие птицы. Время массовых осенних миграций пернатых - сентябрь. Именно в этом месяце до будущей весны нас покидает подавляющее большинство мелких воробьиных птиц - пеночек, мухоловок, горихвосток и др. Летят на юг стаи гнездившихся севернее птиц. Из них особенно заметны различные виды дроздов, овсянок, коньков. На степных водоемах и окружающих их угодьях вновь резко возрастает обилие пернатых. Здесь останавливаются стаи мигрирующих с севера куликов (особенно их много в конце августа - начале сентября), уток, намного реже - гусей, журавлей. В степи кормятся чибисы, собирающиеся иногда в крупные (до 500 особей) стаи.
Суслики уже заметно меньше времени проводят на поверхности, готовят норы к зиме. Тем не менее, пищи для орлов в сентябре хватает. Есть мигрирующие птицы, не найденные охотниками убитые или подраненные утки. В степи и на скошенных лугах много полевок, масса кузнечиков (в начале месяца). Могильники могут подолгу "пешком" перемещаться по таким местам, отлавливая зверьков и насекомых. При осенней вспашка зяби под плугом гибнет много полевок. На свежевспаханных полях можно наблюдать не только ворон, грачей и чаек, но также коршунов и орлов, выискивающих погибших грызунов.
Молодых орлов в это время подстерегают новые опасности. У водоемов, где ведется охота (особенно городскими охотниками), они могут легко попасть под выстрел. Ведь у них еще нет жизненного опыта, подсказывающего, что необходимо опасаться человека с ружьем. Е.А.Брагин в осенние сезонны находил в Северном Казахстане возле опорных столбов линий электропередач погибших от электрошока слетков могильника. Скорее всего, такие случаи имеют место и в Прибайкалье. Это характерно для безлесных районов, где за неимением деревьев орлы вынуждены присаживаться на опоры ЛЭП. Особую опасность представляют ЛЭП-10. Орнитологи называют их "линиями-убийцами".
В конце сентября - первой половине октября начинается осенняя миграция могильника. Лучшим районом для наблюдений за его пролетом опять-таки является юго-западное побережье Байкала (Круго-Байкальская ж/д), упоминавшееся в очерках, посвященных другим видам орлов.
Обычно могильники пролетают здесь в первой половине октября. Наиболее поздняя встреча - 15 октября. Летят иногда семьями, но чаще поодиночке. Вероятно, большинство семей к этому времени распадается, недавние птенцы уже начинают вести самостоятельную жизнь.
В 1996 году осень на южном Байкале выдалась очень ранняя и холодная. Сроки пролета многих птиц сдвинулись на 10-15 дней. Раньше, чем обычно проходила и миграция могильника - с 20 сентября по 5 октября.
Как проходит трасса миграции могильников южнее озера Байкал, где находятся районы их зимовок, - этого никто не знал до самого последнего времени. Однако, в 1998-1999 годах, благодаря использованию самого современного оборудования (какого - будет рассказано далее), был прослежен миграционный путь четырех молодых орлов.
В 1998 году наблюдения велись за миграцией двух орлят, покинувших гнездо в Приольхонье (Прибайкальский национальный парк). Встав на крыло в первой половине августа, они в течение почти двух месяцев держались в районе гнезда. Старший орленок начал миграцию 9 или 10 октября, младший - 16 октября. Первый уже 12 октября находился в Северной Монголии (вблизи границы с Россией), второй (практически там же) - 19 октября. Перелет над российской территорией (около 400 км) прошел за 2-3 дня. При этом птицы обогнули Южный Байкал и пересекли уже покрытые снегом горные хребты (Большой и Малый Хамар-Дабан, Джидинский, Бутелийн-Нуру) с высотами 2200-1500 метров. В 1999 году два орленка из гнезда, расположенного примерно в 250 километрах западнее Байкала - на левом берегу Братского водохранилища, начали миграцию несколько раньше - 29 сентября (младший) и 5 октября (старший). Интересно, что сначала они мигрировали на юго-восток примерно вдоль долины реки Ангары к Байкалу, а затем путь их совпадал с трассой пролета "байкальских" орлов: юго-западное побережье озера, горные хребты.
Далее могильники летели через монгольские степи, покрытые ковылями и полынью. В 1998 году трасса пролета пролегала через Восточную Монголию, в 1999 - заметно западнее. Отрезок пути от мест гнездования до Китая в 1998 году занял всего примерно 2 недели. Здесь, в китайской провинции Внутренняя Монголия прервался путь младшего из птенцов 1998 года (убит людьми, погиб по естественным причинам?). Путешествие старшего орленка продолжалось. Путь его пролегал через пустынные районы Центральной Азии. Южнее степной зоны он пересекал сравнительно узкую полосу Восточную Гоби. Далее - через Ордосское плато, представляющее собой нагорную равнину с каменистыми возвышенностями и песчаными массивами в понижениях. Растительность здесь представлена полынями, караганой (степной акацией), саксаулом и тамариском. Затем орленок пересек горный хребет Циньлинь (высшая точка - 3660 метров). С 22 октября по 7 ноября (всего за 16 дней) он пролетел вдоль восточных окраин центрально-азиатских пустынь примерно 1800 километров - от монгольско-китайской границы до северной окраины Сычуаньской котловины (юго-западный Китай).
В 1999 году молодые орлы летели более прямым путем - через центр Монгольской Гоби. Эта равнина, лежащая на 1000 метров выше уровня моря, практически лишена поверхностных вод. Преобладают пустыни и полупустыни, но есть и степные участки (в местах, где осадков выпадает больше). В котловинах встречаются луговые солончаки и болота. В пустынях осадков выпадает менее 100 миллиметров в год. Многие их участки совсем лишены растительности. На более высоких местах поверхность земли покрыта щебенкой, галькой, гравием. В понижениях и сухих руслах находятся разрозненные хилые растения: селетрянки, эфедра, миндаль, саксаул зайсанский, караганы и солянки. Возможно, не каждый год погодные условия позволяют орлам пресекать эту бесплодную местность напрямик. Птицы стараются здесь не задерживаться - в 1999 году на этом участке средняя дистанция, преодолеваемая в течение дня, составляла около 200 километров.
Южнее Гоби путь орлов в 1999 году лежал через пустыню Алашань, покрытую барханными песками. В понижениях между барханными грядами есть соленые и пресные озера с лугово-болотной растительностью, зарослями зайсанского саксаула. Из животных, наибольшего внимания со стороны могильника заслуживает, вероятно, алашаньский суслик (обитает также в Гобийском Алтае). Вот как описывал южную часть Алашаньской пустыни Н.М.Пржевальский (1875): "Алашаньская пустыня на многие десятки, даже сотни километров покрыта голыми сыпучими песками, всегда готовыми задушить путника своим палящим жаром или засыпать песчаным курганом. Иногда эти пески так обширны, что называются монголами "тэнгери", т.е. "небо". В них нет нигде ни капли воды, не видно ни птицы, ни зверя:. Оазисов здесь нет, желтый песок тянется на необозримые пространства, или сменяется площадями соленой глины, а ближе к горам - голой галькой".
За хребтом Циньлинь, т.е. в Сычуаньской котловине, наши орлы попадают в совершенно иной мир, разительно отличающийся от Центральной Азии. Это один из богатейших по природным ресурсам районов Китая. Огромная котловина охватывает не менее половины верхнего течения реки Янцзы. Благодаря горному обрамлению, зима здесь теплее, чем на расположенных к востоку равнинах. Годовое количество осадков очень велико - 1000-1750 миллиметров. Сычуань - крупнейший центр субтропического сельского хозяйства. Здесь выращивают рис, масличные культуры, цитрусовые. Полями заняты все днище котловины, а также все удобные участки на склонах окружающих ее горных хребтов. В 1998 году путь орленка пролегал через центр котловины. Здесь он уже не спешил, как в пустынях, но и не задерживался - на пересечение Сычуани ушло примерно десять дней. Вероятно, в этом "сельскохозяйственном раю" корма для орлов не намного больше, чем в центрально-азиатских пустынях.
В 1999 году трасса пролета двух орлят пролегала несколько западнее - не по днищу котловины, а по предгорьям и горам провинции Сычуань. Эти горы являются одним из самых привлекательных для натуралистов районов, богатейшей пристанищем реликтовой фауны Азии. Здесь живет более четверти млекопитающих и треть птиц Китая, включая представителей как субарктического, так и тропического поясов. С севера на юг Сычуань пересечена высокими горными хребтами, вершины которых покрыты ледниками и горными тундрами, долины - субтропической растительностью. Особенностью здешней погоды является постоянная облачность. В среднем в году насчитывается лишь 25 солнечных дней. Сычуань в Китае называют "Страной Облаков".
Сычуань - самый богатый эндемичными животными район Азии. Это родина большой и малой панд, золотистой обезьяны, беломордого и хохлатого оленей, сычуаньского тушканчика, водяного крота, а из птиц - красивейших и редчайших фазанов: королевского, медного, китайского ушастого, трагопана Темминка, гималайского монала, а также гималайской лазоревой сороки и многих других экзотических видов. Нигде более нет такого уникального смешения сибирской и тропической фаун, благодаря которому рысь и снежный барс соседствуют с обыкновенным и дымчатым леопардами, кабарга - с индийскими оленями замбаром и мунтжаком.
Эти экзотические места молодые орлы-могильники в 1999 году пересекли примерно за полмесяца. Районом зимовки орленка 1998 года явилась северная часть провинции Юньнань. Его пролетный путь составил 4200 километров. В 1999 году птицы пересекли эту провинцию и остались на зимовку: один - в районе китайско(провинция Юньнань)-бирманской границы, второй - на севере Таиланда. Протяженность их миграционного пути составила, соответственно, 4360 и 4760 километров. Все три точки зимовки, хотя и весьма значительно удалены друг от друга, тем не менее характеризуются сходными природными условиями. Все они находятся в пределах Юньнаньского нагорья и прилегающих к нему горных хребтов.
Юньнань пересекают горные (меридионального направления) хребты, между которыми располагаются глубокие долины. Здешний климат наиболее мягкий в Китае. Зимой температуры в большинстве мест плюсовые, в хорошо защищенных от ветров долинах в январе они достигают +15?С. С ноября по апрель длится сухой сезон, с мая по октябрь - дождливый. Осадков выпадает много - от 1000 до 2000 миллиметров в год. Нагорье прорезают многочисленные реки, включая верхние течения Янцзы, Меконга, Салуина (крупнейшие водные артерии Южной Азии). Территории в основном низкогорные, хотя отдельные вершины превышают 2500 метров. Западная Юньнань более высокая и расчлененная, чем восточная.
Крайний юг Юньнани лежит в тропическом поясе. Здесь выпадает очень много осадков (до 2500 миллиметров). Долины рек покрывают влажные тропические леса, отличающиеся особым богатством флоры. Здешние деревья достигают 40-50 метровой высоты! Их стволы и кроны увиты могучими лианами, под пологом листвы царит вечный полумрак. На опушках растут дикий банан, имбирь, бегония, вырубки часто заняты зарослями бамбука. В горах влажные тропические леса уступают место горным тропическим, менее пышным, но также богатыми лианами и растениями эпифитами. Верхние части горных склонов покрывают мшистые субтропические леса, в которых стволы и ветви деревьев покрыты толстым слоем мхов. Их распространению способствуют туманы, постоянно покрывающие вершины гор. Юньнань по-китайски означает "Облачный Юг". Еще сравнительно недавно эти места были слабо (по сравнению с другими районами Китая) заселены людьми и поэтому обладали богатейшей фауной. Здесь обитали последние дикие слоны и тигры (южно-китайского подвида), целый комплекс типичных тропических животных: леопард, различные виды обезьян (включая гиббона), панголин, огромные летучие мыши - крыланы и многие другие интереснейшие представители фауны. Интересно было бы узнать, как повлияло на здешние уникальные природные комплексы "китайское экономическое чудо" 1980-1990-х годов.
В более северных районах Юньнани речные долины и нижние части горных склонов покрывают субтропические лавролистные леса с примесью южных хвойных растений (тис, либоцедрус). Выше на смену им приходят смешанные леса, состоящие из вечнозеленых и листопадных пород. Еще выше произрастают сосновые леса. Далее их сменяют пихтарники, на самых вершинах - заросли рододендронов и альпийские луга. На небольшой части территории Юньнаньского нагорья - в районах, где выпадает меньше осадков и дуют иссушающие ветры, - господствуют ксерофитные саванны. Основу растительности здесь составляют колючие кустарники.
Пока что имеется очень мало данных о том, в каких ландшафтно-высотных поясах зимуют наши орлы. Но можно быть уверенными, что в зоне тропических и субтропических лесов они если и держатся, то только в сельскохозяйственных угодьях (т.е. на полях). Вполне вероятно их зимнее обитание на саванных участках. Кое-какая информация имеется по северной Юньнани (район зимовки орленка 1998 года). Китайский орнитолог Yang Xiaojun наблюдал здесь могильников в поясе горных сосновых лесов, рядом с пшеничными полями (в это время года они не покрыты растительность).
Мы ничего не знаем об объектах охоты прибайкальских могильников в зимний период. Вероятно, среди них преобладают грызуны средней величины. Это могут быть бамбуковые крысы, различные представители рода настоящих крыс (в Юньнани их обитает примерно 7 видов), родственная им индийская бандикота, различные виды белок, а может быть и более крупные животные, например своеобразный бурундук Форреста (юньнаньский эндемик) или курчавый заяц (уроженец гор юго-восточной Азии). Юго-западные районы Китая являются центром происхождения фазанов, здесь обитает более 50 их видов. Наверное, время от времени некоторые из них также разнообразят "зимний рацион" наших орлов. Ведь добывает же могильник в родном Прибайкалье бородатых куропаток - близкородственную фазанам птицу.
В 1998 году находившийся под наблюдением орленок достиг мест зимовки (север Юньнани) 25 ноября. В 1999 году младший -15 ноября (граница Бирмы), старший - 18 ноября (север Таиланда). Весь путь от Байкала до мест зимовок занимал, таким образом, 52- 40 дней. Если столько же времени уходит и на весеннюю миграцию, то орлы должны покидать свои "зимние квартиры" примерно в первой половине февраля. Следовательно, на местах зимовок они проводят примерно три месяца в году. Периоды миграций (осенней и весенней) занимаю 80-105 дней.
В Прибайкалье, на своей родине, могильники проводят о 6-6,5 месяцев в году. Правда, с уверенностью это можно сказать только о взрослых, гнездящихся оралах. Молодым, неполовозрелым птицам весной спешить некуда. Возможно, они начинают весеннюю миграцию значительно позже, чем
взрослые, или даже вообще проводят лето вне области гнездования. Известно, например, что неполовозрелый орел, помеченный в период зимовки на Аравийском полуострове (здесь зимуют могильники Уральского региона, возможно Казахстана и Западной Сибири), лето провел в Китае, сравнительно недалеко от границы с Монголией.
Надо сказать, что орлы (как и другие птицы) иногда сбиваются с правильного миграционного пути и оказываются в несвойственных им районах. Например, известно 10 случаев залета одиночных могильников на Японские острова.
Могильники достигают половой зрелости лишь к 5-6 годам. Самки - на год-два раньше, чем самцы. К этому времени они еще даже не имеют типичной для взрослых птиц темно-бурой окраски оперения - она достигается после 6 лет жизни.
Из этой главы становится ясным как чрезвычайно медленно идет естественное воспроизводство могильника. В прежние времена это компенсировалось большой продолжительностью жизни птиц. У могильника она, должна быть не намного ниже, чем у беркута (близкородственный вид), т.е. предельный возраст может превышать 50 лет. В наше время продолжительность орлиной жизни резко сократилась. Возросшая смертность птиц не покрывается крайне низким воспроизводством и в результате - все ускоряющееся падение численности. Орлы - "аристократы неба" - на огромных пространствах своих былых ареалов уже исчезли. Наше Прибайкалье вплоть до 1980?х годах оставалось одним из последних в мире крупных очагов, где их состояние было весьма благополучным. В последние десятилетия ситуация резко изменилась.


Орел-могильник в Прибайкалье: прошлое и настоящее


Как уже говорилось, Орел в Предбайкалье в течение многих веков был для местного населения птицей священной и неприкосновенной, занимал важнейшее место в шаманской мифологии. Это особое отношение было характерно именно для западных (предбайкальских) бурят, многие из которых вплоть до 20 века придерживались древней шаманской веры. У восточных бурят уже в 18 веке шаманизм был вытеснен буддизмом, древний культ орла здесь если и не был полностью утрачен, то сохранился в не столь ярком виде, как в Предбайкалье.
Полагаю, что именно благодаря традиционно благожелательному отношению местного населения, в лесостепном Предбайкалье вплоть до 1950-1960-х годов орел-могильник гнездился с исключительно высокой плотностью. Напомню, в сосновом бору на реке Унга в 1960?х годах расстояния между гнездящимися парами составляли лишь 1,5-2 километра. Судя по обилию старых гнезд (мои наблюдения начала 1980-х годов), столь же плотно он заселял лесные опушки на острове Ольхон в 1960-1970-х годах. Сходные цифры известны для Наурзумского заповедника в Северном Казахстане. Но там орлы гнездятся в нескольких реликтовых лесных массивах, окруженных огромными просторами степей. В Предбайкалье же могильник насеял с высокой плотностью весьма значительные территории. Поэтому и его общая численность здесь была очень высока. В 1980?х годах она составляла 150-200 пар, а в 1950-х, вероятно, достигала 300 пар. Для лесостепей южной Бурятии нет данных о необычно высокой численности орлов, хотя условия для гнездования и охоты могильника здесь не хуже, чем в Предбайкалье. Это различие, возможно, объясняется утратой культа орла восточными бурятами-буддистами.
С учетом территорий Бурятии и Читинской области, вся прибайкальская популяция в 1950-х годах, вероятно, насчитывала до 400-500 пар. Скорее всего, она была крупнейшей не только в России, но и в мире. Но уже тогда. (а возможно и раньше) в Прибайкалье начался процесс снижения численности могильника, резко ускорившийся в последнее десятилетие. Почему это происходит?
Для начала необходимо кратко рассказать об основных причинах, обуславливающих повсеместное падение численности орлов, да и других "краснокнижных" пернатых хищников.
Сокращение площади местообитаний, уменьшение "кормовой базы". Степные массивы, являющиеся главными охотничьими угодьями могильника, в XIX-XX веках почти везде в Евразии подверглись массовой распашке. Но на полях, где не могут жить суслики и другие степные грызуны, не прокормится и орлу. Кроме того, уничтожаются и места его гнездования - примыкающие к степи леса. Они либо вырубаются под пашню, либо резко омолаживаются из-за выборочной рубки крупных деревьев. Ухудшение гнездовых и кормовых условий было основной причиной исчезновения могильника на огромных территориях Евразии.
Как уже говорилось в разделе, посвященном питанию могильника, в нашем регионе массовая варварская распашка степи началась только во времена компании "по освоению целины". Исключая степи Ольхона и Приольхонья, в эту пору резко сократилась площадь степных земель по всему Предбайкалью. Но благодаря сложному рельефу, во многих районах доля полей все-таки не превысила 30-40% общей площади. Прибайкальским степям еще повезло. Например, на огромных территориях Северного Казахстана и юга Западной Сибири распахали до 90% территории.
Поселения сусликов остались на склонах, кое-где на водоразделах и в долинах рек. Места эти, как правило, используются для выпаса овец. Поэтому и распространение могильника в Предбайкалье в общих чертах совпадает с районами овцеводства, а в административном отношении - с Усть-Ордынским бурятским национальным округом и окружающими его районами Иркутской области.
Распашка новых территорий продолжалась, правда более медленными темпами, и в 1960-1970?х годах. Охотничьи территории орлов все более суживались. Именно ухудшением кормовой базы объясняется падение численности могильника в одном из основных районов моих полевых работ - в сосновом бору у горы Хашкай (Балаганско-Нукутская лесостепь) - примерно с 8 пар в 1964 году до 4 пар в 1981 году. Ухудшались и условия гнездования. Были вырублены почти все крупные одиночные лиственницы и сосны, стоявшие среди степи. Кое-где их огромные пни можно видеть и сейчас. О многолетнем гнездовании орла на огромной лиственнице, росшей у подножия степного склона рядом с деревней Тангуты, мне рассказали местные жители.
Заготовка топлива и строительного материала привели к тому, что на больших территориях лесостепных районов теперь почти полностью отсутствуют высокоствольные деревья.
Таким образом, сокращаются как кормовые, так и гнездовые территории Белоголового Орла. Но этот процесс в 1980-х годах проходил медленнее, чем в предшествующие десятилетия. А в 1990-х годах произошло значительное сокращение площади полей, что, в целом, положительно сказалась на фауне лесостепного Прибайкалья. Но возникла новая проблема. Резкое сокращение поголовья скота неблагоприятно сказывается на численности суслика. Этот грызун может обитать только на участках с низким травостоем. Наиболее плотные его поселения располагаются на сильно выбитых скотом землях, примыкающим к овечьим кошарам, фермам и стоянкам скота. Сейчас очень многие скотоводческие объекты оказались заброшенными, опустевшие пастбища медленно зарастают травами, обилие сусликов снижается. Но такая ситуация складывается далеко не везде, а сам процесс идет вовсе не столь стремительно, как наблюдаемое сокращение прибайкальской популяции могильника.
Прямое преследование человеком. Планомерное истребление хищных птиц в Западной Европе началось в 18 веке, в Северной Америке - в 19 веке. Одним из последствий развития цивилизации было сокращение численности дичи, но виновными в этом были объявлены хищные птицы. На рубеже прошлого и нынешнего столетий в Европе и США были уничтожены, в общей сложности миллионы пернатых хищников. Численность их была резко снижена, однако охотничьих животных также становилось все меньше. Научные исследования доказали полную непричастность хищников к оскудению охотничьих угодий, их санитарную роль в природе. Под давлением ученых, а также общественного движения в защиту животных, в 20 веке хищные птицы были почти повсеместно взяты под охрану. Но до этого времени могильникам, гнездившимся в зарубежной Европе, был нанесен немалый ущерб.
В СССР подобная кампания началась и закончилась позже, чем в Западной Европе. В 1920-1930?х годах центральные и местные охотничьи журналы СССР были заполнены публикациями об огромном вреде, якобы причиняемом пернатыми хищниками социалистическому охотничьему хозяйству. В 1950-е годы кампания против хищных птиц вновь возобновилась. Их истребление стимулировалось материально - денежными премиями, бесплатными патронами, призами "победителям конкурсов". Хотя уничтожать приписывалось лишь некоторые виды (ястребов, болотных луней), но безграмотность и отсутствие контроля привели к отстрелу практически всех хищников, включая орлов. На юге европейской России, в ряде районов Казахстана и Сибири прямое преследование обусловило значительное сокращение численности могильника.
К счастью, в Прибайкалье эта компания не причинила значительного ущерба пернатым хищникам. Она проводилась здесь в более скромных масштабах, без той материальной стимуляции, как в Европейской части страны. Но самое главное - коренное бурятское население лесостепных районов в этой компании практически не участвовало. Поэтому заметного ущерба от прямого преследования прибайкальские могильники не понесли. Тем не менее, вред это "мероприятие" нанесла немалый. В сознание части населения прочно засело отношение к хищникам как к "вредителям". Как раз в годы, последовавшие после прекращения официального преследования хищных птиц, в лесостепном Прибайкалье они стали отстреливаться все чаще. Всех хищных птиц, размером крупнее пустельги, теперь нередко именуют "куроедами". Старые традиции и древнее мировоззрение уходят в прошлое, в наше время их придерживается сравнительно небольшая часть местных жителей. Пример тому - уже упоминавшееся убийство взрослого орла в 1981 году в районе горы Хашкай.
Но тем не менее, случаи прямого преследования человеком в районах гнездования не столь часты, чтобы оказать значительное влияние на прибайкальскую популяцию могильника.
С 1964 года в СССР (а затем в СНГ) все хищные птицы находятся под защитой закона. За их уничтожения предусмотрены крупные денежные штрафы. В частности, с 1994 года за убийство могильника, включенного в международную и в российскую Красные книги, штраф составляет 25 минимальных окладов, за каждое разоренное гнездо - 75 минимальных окладов, за каждое изъятое яйцо - 12,5 минимальных окладов. За незаконное добывание или уничтожение могильника на территории заповедников или национальных парков ущерб исчисляется в трехкратном размере. Таким образом, за убийство этого орла на территории Прибайкальского национального парка (включает остров Ольхон и Приольхонье) виновный должен подвергаться штрафу в 75 минимальных окладов.
Фактор беспокойства. Об ущербе, наносимом пернатым хищникам беспокойством со стороны человека, уже говорилось в главе "Год Орла". Как правило, он неразрывно связан с хищничеством ворон. Когда побеспокоенные людьми хищники кружат в поднебесье, вороны нередко похищают или расклевывают их кладки. В Прибайкалье ущерб, причиняемый гнездам могильника этим фактором, не столь значителен, как в других частях его ареала. Благодаря традиционно благожелательному отношению местных жителей, для прибайкальских могильников была характерна сравнительно слабая настороженность к человеку. Орлы, как правило, спокойно относились к присутствию вблизи гнезда человека, успешность насиживания кладок была сравнительно высока. Тем не менее, в находившихся под моим наблюдением гнездах одна кладка могильника на Братском водохранилище и одна на Байкале погибли вследствие беспокойства человеком и хищничества врановых птиц.
Гибель на ЛЭП. В безлесных районах для орлов наибольшую опасность представляют линии электропередач напряжением 10-35 киловольт. Птицы за
Особенно красноречивы данные собранные И.В.Карякиным на юге Уральского региона. Количество погибших степных орлов в 1990-х годах варьировало от 1 до 78 в пересчете на 100 километров ЛЭП. Всего здесь было обнаружено 237 степных орлов и 24 могильника, погибших от электрошока. О гибели степных орлов в Даурских степях в 1999 году говорили нам на многих скотоводческих стоянках.
В Прибайкалье наверняка также гибнут по этой причине, но в несравненно меньших масштабах, чем в южном Приуралье. Это объясняется и гораздо большей лесистостью нашего региона, и преобладание сравнительно безопасных ЛЭП.
Пестициды. С конца 1940?х годов химические препараты широко применяются в сельском хозяйстве для защиты урожая от вредителей. Наиболее эффективным препаратом считался знаменитый ДДТ. Но эти химические соединения оказались очень стойкими, подолгу не разлагающимися в окружающей среде. А самое неприятное их свойство - способность путешествовать по "пищевым цепям", накапливаясь в их конечных звеньях, на вершинах трофических пирамид. Этими конечными звеньями, наряду с человеком и четвероногими хищниками, являются также хищные птицы. Именно влияние пестицидов считается главной причиной происшедшего в 1950?1970-х годах в Европе и Северной Америке резкого сокращения численности ряда пернатых хищников. Чаще всего, накопление этих веществ организме не ведет к гибели взрослых птиц, но резко снижает их способность к размножению (т.е. репродуктивные способности). Изменяется баланс половых гормонов, в результате птицы приступают к гнездованию в очень поздние сроки, бросают, либо даже расклевывает собственные кладки. Повышается количество неоплодотворенных яиц, резко учащаются аномалии в развитии птенцов. Нарушается кальциевый обмен, вследствие чего откладываются яйца с истонченной скорлупой, нередко трескающейся под весом насиживающей птицы. В результате - резкое снижение успешности гнездования, преобладание смертности над рождаемостью. Доказано, что основной причиной почти повсеместного сокращения численности соколов-сапсанов, а также европейских орланов-белохвостов послужило именно отравление пестицидами. Немаловажную роль сыграли эти вещества и в судьбе испанского могильника - ближайшего родича героя нашего повествования. Снижение успешности его гнездования часто было вызвано именно их влиянием. Запрещение в 1970?х годах ДДТ и подобных ему препаратов вскоре привело к увеличению успешности гнездования западноевропейских и североамериканских пернатых хищников, а затем и к росту численности их популяций.
На прибайкальских могильников этот негативный фактор также оказал влияние. В разделе "Гнездовая жизнь" уже перечислялись отмеченные автором причины неудачного гнездования орлов. В их числе: неспособность птиц к откладыванию яиц, неполноценные (неоплодотворенные) кладки. Отмечалось также и истоньшение яичной скорлупы. Все эти неудачи наблюдались в 1980-х годах у могильников, гнездящихся в Балаганско-Нукутской лесостепи, где поля занимают более 30% общей площади. Здесь снижение репродуктивных способностей было причиной 80% отмеченных неудачных случаев гнездования. Примерно в каждом третьем находившимся под наблюдением гнезде размножение прошло неудачно, вероятнее всего, вследствие воздействия пестицидов. В начале 1980?х годов в Иркутской области велись крупномасштабные химические авиационные обработки полей против сильно размножившегося лугового мотылька.
Тем не менее, общая продуктивность размножения могильника в Балаганско-Нукутской лесостепи в 1981-1983 годах составила 1 слеток на пару в год, т.е. была больше критической 0,7. В 1990?х годах, из-за экономического кризиса, объемы применения пестицидов резко сократились. В настоящее время этот фактор, по крайней мере, в местах гнездования, уже не столь опасен для прибайкальской популяции могильника, как в 1980?е годы.
Кто виноват?
Для понимания причин сокращения прибайкальской популяции могильника особенно важны наблюдения за локальной группировкой, населяющей лесостепи озера Байкал. Здесь на острове Ольхон и в Приольхонье за последние десятилетия почти не сократилась площадь местообитаний, практически не применялись пестициды, в наибольшей степени сохранилось древнее благожелательное отношение к орлам и поэтому почти нет негативного влияния фактора беспокойства, прямого преследования птиц. Несмотря на это, за период с 1982-1883 по 1996 год количество пар могильника сократилось с 16-19 до 5-7.
В 1982-1983 годах на одну пару байкальских могильников в среднем приходилось 1,4 слетка. Для поддержания стабильной численности это более чем достаточно. За эти два года только в находившихся под постоянным наблюдениям 7 гнездах было благополучно выращено 20 молодых орлов. Куда же они исчезли? Можно было бы ожидать, что из могильников, учтенных в начале 1980?х годов многие должны здравствовать и сегодня. Для орла, живущего до 50 и более лет, 15 лет - не столь уж большой срок. Но из 16-19 взрослых пар за этот период исчезло 11-12!
Можно допустить, что некоторое количество байкальских могильников было убито браконьерами. Однако, браконьерство в настоящее время не достигло таких масштабов, чтобы обуславливать заметное сокращения численности могильника на Байкале. Большая часть сохранившихся здесь орлиных гнезд располагается вблизи населенных пунктов, автодорог, сенокосов и кошар. Именно гнездящиеся здесь пары в первую очередь должны были бы попадать под выстрел. И наоборот, некоторые из исчезнувших пар обитали в самых глухих, безлюдных уголках Приольхонья и Ольхона.
В данной ситуации наиболее вероятной причиной резкого сокращения прибайкальской популяции могильника представляются неблагоприятные изменения в районах его зимовки - усилившееся преследование, влияние пестицидов, ухудшение кормовой базы и т.д.