БОЛЬШОЙ ПОДОРЛИК


Подорлик по размерам намного превосходит орла-карлика, но уступаем другим видам рода Aquila, к которому он принадлежит. У самцов размах крыльев составляет 158-170 сантиметров, вес - 1600-2000 граммов, у самок - соответственно 167-182 сантиметра и 2100-3200 граммов. Оперение очень темное, на надхвостье часто имеется светлое пятно. От других видов орлов отличается не только этими деталями окраски, но также коротким и широким закругленным хвостом, несколько загнутыми к низу концами крыльев при планирующем полете. У молодых подорликов на перьях спины и верхней части крыла имеются четкие светлые пятна каплевидной формы. Из-за этого англичане называют большого подорлика "пятнистым орлом". Его латинское название - Aquila clanga.
Распространен на обширных пространствах Европы и Евразии - от южной Финляндии, Польши, Югославии до Приморья и северо-восточного Китая. Большая часть ареала большого подорлика находится в России, в прилегающие государства заходят лишь незначительные его фрагменты. По последним данным, численность вида в зарубежной Европе оценивается лишь в 72-86 пар, на Украине - 45-50, в европейской России - 800 пар. Почти повсеместно происходит ее сокращение.
Большой подорлик включен в Красные книги птиц Европы и Азии, список глобально редких видов международной ассоциации по охране птиц BirdLife International. А вот в Красную книгу России он попал лишь в 1998 году и то, исключая его сибирские популяции.
Населяет юг лесной и всю лесостепную зоны. Гнезда устраивает в лесах, непременно вблизи речных пойм, озер и болот - своих основных охотничьих угодий.
В Прибайкалье большой подорлик распространен в основном в равнинных районах. В конце XIX века он обитал на побережье южной части оз. Байкал, в частности - на Таловских болотах в окрестностях села Култук. В Балаганских лесостепях в 1930-х годах был наиболее обычным из орлов. В последние десятилетия численность его почти повсеместно сильно сократилась. Гнездящиеся пары можно встретить там, где сохранились крупные массивы водно-болотных угодий и прилегающие к ним участки леса. В настоящее время основные гнездовые очаги большого подорлика располагаются в Бурятии - в Тункинской, Баргузинской, Верхне-Ангарской межгорных котловинах, на байкальском полуострове Большой Нос, в дельте реки Селенги. В Предбайкалье он уже не гнездится ни в районе южного Байкала, ни в Балаганской лесостепи. Здесь последними районами, где он еще обитает, являются долины сбегающих с Саян рек - Иркута, Китоя, Белой, Оки. Возможно (но не доказано) его гнездование и на притоках Верхней Лены. В Предбайкалье сейчас сохранилось не более 30-40 гнездящихся пар, в Бурятии численность определенно выше, но ее точных оценок пока нет. Не только в Прибайкалье, но и в других регионах Сибири большой подорлик редок, и что самое тревожное численность его продолжает сокращаться. В связи с этим, недопустимым просчетом следует считать то обстоятельство, что сибирские популяции подорлика не были включены в последнее издание Красной книги России.
Гнезда большого подорлика располагаются в наиболее глухих лесных уголках. Строятся они в нижней части кроны дерева и часто плохо заметны из-за ветвей. Не только редкостью самой птицы, но и ее скрытным гнездованием, объясняется тот факт, что за более чем столетний период орнитологических исследований Прибайкалья здесь было найдено лишь два гнезда большого подорлика. Первое из них в 1964 году на реке Ия (Куйтунский район Иркутской области) нашел известный иркутский орнитолог В.Д.Сонин. Второе гнездо было найдено мною на реке Иркут в 30 км от Иркутска в 1990 году.
Весной большие подорлики прилетают к нам довольно рано - в первой половине апреля. Уже 22 апреля 1992 года на Иркуте мне довелось наблюдать его токовой полет. Он весьма зрелищен и состоит (как и у других орлов) из крутых взлетов и стремительных скольжений вниз со сложенными крыльями.
К гнездованию подорлик приступает позже своих более крупных сородичей. Лишь в середине мая в его гнезде появляются два крупных белых яйца. В отличие от более крупных видов орлов, как правило, выращивается лишь один птенец. Второй погибает в первые дни после вылупления из яйца. Это одна из загадочных черт семейной жизни большого подорлика.
Найденное мною гнездо находилось на вершине лесистого холма в 2 километрах от пойменных лугов, болот и озер, на которых охотились орлы. За более чем двадцатилетний период исследований я нашел около сотни гнезд различных видов орлов и еще большее количество построек других пернатых хищников. Почти все они (за исключением расположенных на земле гнезд луней и степного орла) были построены на соснах и лиственницах (изредка - кедрах, березах). Лишь гнездо большого подорлика располагалась в развилке ствола крупной осины. Высота его над землей составляла около 12 метров.
Гнездовые постройки подорлика весьма крупные - диаметром метр и более, толщиной до 80 сантиметров. Птенцы вылупляются в 20-х числах июня и находятся в гнезде до середины августа. Взрослые орлы из найденной мною пары вели себя по отношению к человеку доверчиво. Известный орнитолог и прекрасный фотограф Ю.Б.Пукинский очень ярко описал трудности, с которыми ему пришлось столкнуться при фотографировании гнезда большого подорлика близ Ладожского озера. Орлы очень настороженно отнеслись к его "скрадку" на дереве, но особенно - самому факту пребывания человека на гнездовом участке.
В наших условиях проведение таких фотосъемок несравненно проще. Летом 1990 года, имея в запасе лишь около полутора часов времени, я соорудил прямо на земле (выше по склону) очень примитивное укрытие из веток и спрятался в нем с фоторужьем. Примерно через полчаса прилетела взрослая птица с кормом - полусъеденным сусликом. Не обращая внимания на находящийся в 30 метрах и просвечиваемый насквозь солнечными лучами "скрадок", орел сел на гнездо и, почти не реагируя на щелчки затвора фотоаппарата, покормил птенца. Этот случай иллюстрирует насколько доверчивее относятся к человеку сибирские орлы, по сравнению с европейскими.
Хочется рассказать и еще об одном необычном наблюдении за гнездящимися подорликами. Оно сделано, правда, не в Прибайкалье, а в Хинганском заповеднике - на юго-востоке Амурской области. Здесь 12 мая 1995 года в заболоченной долине речки Борзя на краю лесного колка я нашел гнездо подорлика. Оно было построено на иве и располагалось в 4,5 метрах над землей. Орлица сидела на соседнем дереве. Как показали последующие события, в гнезде уже находилась кладка. Посетить это место вновь удалось лишь 17 июня. Гнездовое дерево оказалось лежащим на земле - повалила буря. Это произошло, судя по засохшей листве, не менее двух недель назад. Приблизившись к упавшему гнезду примерно на десяток метров, я вдруг вспугнул сидевшую на земле орлицу. Каково же было мое удивление, когда я увидел лежащих в метре от упавшего гнезда двух покрытых белым пухом крохотных, чуть слышно попискивающих орлят! Им было не более 1-2 дней от роду. Они находились на утоптанной площадке, выложенной пучками сухой травы и березовых веточек с листвой.
Очевидно, благодаря невероятному стечению обстоятельств, яйца из рухнувшего под напором ветра вместе с деревом гнезда очень удачно выкатились на траву и остались целыми. Не менее двух недель орлица высиживала кладку прямо на земле, все время, подвергаясь опасности нападения со стороны многочисленных четвероногих хищников. В день осмотра птенцы были одинаковой величины. Тем не менее, и здесь сказалось правило больших подорликов "одно гнездо - один птенец". Посетив это место через 12 дней, я застал лишь одного орленка. Его судьба сложилась благополучно - он встал на крыло к 20 августа. Это тем более удивительно, что в данном районе наблюдалась высокая численность лисицы, енотовидной собаки и особенно - барсука. Практически со всех сторон лесной остров с гнездом подорлика был окружен тропами и норами последнего хищника. Помню, однажды в жаркий июльский день, проходя по лугу, примерно в 400 метрах от гнезда подорлика, я чуть не наступил на барсука. Очевидно, он спал в высокой (сантиметров 60) траве. Внезапно потревоженный (я чуть не наступил на него) барсук не бросился в бегство, а стал с грозным фырканьем подпрыгивать на месте, делая воинственные выпады в мою сторону. Наверное, только самоотверженная защита со стороны родителей позволила орленку при наличии таких "соседей" дожить до подъема на крыло.
Из пернатых большой подорлик особенно нетерпимо относится к филину. Гнездящиеся пары орлов активно реагируют на этого пернатого хищника (и на его голос). Данная черта поведения используется европейскими орнитологами, разработавшими метод отлова и мечения подорликов с помощью подсадного филина.
Охотничья добыча большого подорлика довольно разнообразна. В Европе, Западной и Центральной Сибири наиболее частой жертвой является водяная полевка. Это крупный (с крысу) грызун, обитающий на лугах и вблизи побережий водоемов. На юге Дальнего Востока чаще всего добывается большая (или восточная) полевка, по образу жизни схожая с водяной. Повсюду заметную роль в рационе этого орла играют птицы, как правило, из числа обитающих на лугах и водоемах (утки, кулики, перепел, коростель и т.д.). В числе охотничьей добычи большого подорлика специалисты-орнитологи называют также ондатру, различные виды серых полевок, змей (включая гадюку), лягушек, и даже мелких щук, добываемых, очевидно, из пересыхающих луж. В год низкой численности полевок птицы являются основной пищей подорлика. Таким выдался в Хинганском заповеднике 1995 год. Более 80% добычи гнездившейся на земле пары составили птицы - чирки, кряква, и даже весьма редкие виды пернатых - амурский волчок (своеобразная мелкая цапля) и большой погоныш (дальневосточный аналог коростеля). Среди остатков добычи я нашел также и жаберную крышку довольно крупного карася. Следует заметить, что лягушки периодически играют весьма заметную роль в питании европейских подорликов.
Восточная граница распространения водяной полевки проходит по Байкалу. В Предбайкалье она есть, но весьма малочисленна. На охотничьем участке изучаемой мною пары в долине Иркута этот зверек отсутствовал. Орлы здесь часто охотились на длиннохвостых сусликов (этот зверек известен для рациона подорликов также на Алтае и в Приамурье), мелких мышевидных грызунов, ондатру, лягушек. Однажды пришлось наблюдать, как пролетающий вдоль озерного берега подорлик спланировал на землю и взлетел с лягушкой в лапах не далее, чем в 50 метрах от купающихся людей.
В 1990-1992 годах находившаяся под наблюдением пара подорликов ежегодно выращивала по одному птенцу. В 1993 году трудолюбивые дачники распахали под огороды участок остепненного луга, на котором находилось единственное в округе крупное поселение сусликов. В том сезоне подорлики не загнездились. Вновь посетить этот район мне довелось летом 1997 года. Орлов не было, а сосновый лес вокруг гнездового дерева стоял весь желтый из-за верхового пожара, бушевавшего здесь в майскую засуху:..
Вставшие на крыло молодые орлы недолгое время остаются в районе гнезда. Уже в сентябре начинается их осенняя миграция. Лучше всего ее наблюдать на уже упоминавшемся миграционном коридоре хищных птиц, проходящем вдоль юго-западного берега Байкала. Подорликов здесь регулятно наблюдали в период с 12 по 30 сентября. Правда, в Прибайкалье возможны и гораздо более поздние встречи, но они уже не являются нормой. Например, в конце 1980-х годов на кафедру зоологии позвоночных животных ИГУ был доставлен молодой подорлик. Ослабевший и неспособный к полету он был пойман в начале декабря (!) в Тункинской котловине.
Как пролегает путь мигрирующих больших подорликов южнее Байкала, где (в Китае, Индокитае или Индии?) находятся районы зимовок - никто не знает. Зато в последние годы стало известно, где проводят зиму подорлики, гнездящиеся в Западной Сибири. Это удалось выяснить, благодаря использованию новейших достижений науки и техники, а именно - миниатюрных спутниковых радиопередатчиков.
В 1990-х годах группа специалистов Всемирной Рабочей Группы по Хищным Птицам, руководимая проф. Б. Мейбургом, отлавливала и помечала радиопередатчиками орлов, зимующих на Аравийском полуострове. 10 октября 1993 года вблизи Мекки (Саудовская Аравия) был помечен взрослый большой подорлик. Он начал весеннюю миграцию 22 марта, находясь примерно в Центре Аравийского полуострова. Уже 21 апреля этот орел достиг мест гнездования, расположенных примерно в 190 километрах северо-западнее г. Омска. За месяц он пролетел 4,5 тысячи километров! Средняя скорость составила 150 километров в день, в отдельные дни она достигала 280 километров. Удивительно и то, что подорлики, гнездящиеся в западно-сибирской сплошь покрытой озерами лесостепи, зиму проводят в аравийских пустынях. Если на родине (т.е. в местах гнездования) основной пищей им служат водяная полевка и связанные с водой птицы, то на зимовках, вероятно, различные песчанки (специфические грызуны пустынь) и пустынный заяц. Поистине, можно только удивляться столь высокой приспособляемости подорликов к выживанию в различных природных условиях.
Несмотря на это, шансы на сохранение большого подорлика в современном мире не слишком велики. Человеческая деятельность быстро и необратимо разрушает местообитания этого орла. Речь идет в первую очередь о его охотничьих территория - водно-болотных угодьях, пойменных лугах. В южной части Предбайкалья большая и, с точки зрения биолога, наиболее ценная часть таких угодий уже уничтожена в результате создания каскада водохранилищ на Ангаре. Оставшиеся вне поймы Ангары и ее затопленных притоков участки переувлажненных земель, как правило, являющиеся естественными резерватами охотничьих животных, редких видов фауны и флоры, десятилетиями служили полем деятельности для мелиораторов. В результате многие из них или уничтожены, или в значительной степени утратили свою природную ценность. Сказанное касается и Бурятии, особенно Тункинской, Баргузинской и ряда других межгорных котловин. Участки остепненных лугов в долинах рек также подверглись массированной атаке: большая их часть распахана или застроена. Насколько важны они для пропитания гнездящихся пар подорликов показали наблюдения на реке Иркут.
Гнезда подорликов периодически страдают от лесных пожаров. В мае-июне мне приходилось видеть, как в Тункинской котловине горели лесные массивы, в которых предположительно гнездились эти орлы. Участки речных долин, имеющие озера, луга, болота, привлекательны не только для большого подорлика, но и для людей. Здесь строятся дачные поселки, косится сено, выпасается скот. С весны и до поздней осени в таких местах постоянно присутствуют отдыхающие, рыболовы, охотники, тревожащие птиц и других животных. Эта форма негативного влияния человека на птиц получила название "фактор беспокойства". В охотничьих угодьях большого подорлика фактор беспокойства, как правило, очень силен. Достигнув определенного уровня, он делает невозможным гнездование орлов в данном районе.
Данную угрозу можно проиллюстрировать конкретными фактами. В конце 1980-х и начале 1990-х годов я неоднократно отмечал пару подорликов в заболоченной долине маленькой речки Королок (впадает в Иркутское водохранилище). Без сомнения, здесь располагался их многолетний гнездовой участок. Садоводческий поселок "Лебединка" возник в этом районе в конце 1980-х годов. За 2-3 года он очень сильно разросся и почти достиг поймы Королка. После 1991 года подорликов я здесь больше не встречал:.