МОРФОЛОГИЯ, ДИНАМИКА И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ АККУМУЛЯТИВНЫХ ФОРМ РЕЛЬЕФА БЕРЕГОВОЙ ЗОНЫ БАЙКАЛА

СЕЛЕНГИНСКОЕ ПОБЕРЕЖЬЕ

Самым обширным районом распространения аккумулятивных форм берегового рельефа является участок Селенгинского побережья. Здесь имеются формы, активно развивающиеся в настоящее время, и формы, образовавшиеся в прошлом. Исследования истории их развития необходимы для составления прогноза переформирования берегов этого участка в хозяйственных целях. Аккумулятивные берега здесь - внешний край дельты р. Селенга, косы и бары, отчленяющие от озера соры (лагуны).

Динамика внешнего края дельты р. Селенга. Внешний край дельты формируется одновременно под влиянием речных и морских факторов. Их взаимодействие проявляется в пределах мелководного окаймления дельты, называемого предустьевым взморьем [Самойлов, 1952; Зенкович, 1962], в акваторию которого периодически при паводках может вноситься громадное количество песчаной взвеси, более 7 млн т в месяц, при среднегодовом стоке наносов 2,3 млн т в год [Власова, 1970, 1984].

Внешний край дельты заливается паводковыми водами. Берег при этом затапливается на значительное расстояние. Так, при повышении уровня до отметки 457,5 м береговая линия здесь отступает на 16 км, а затопленная площадь дельты достигает более 400 км2.

Затопленная территория подвергается воздействию морских волн, которые, взаимодействуя с мелководным дном предустьевого взморья, покрытым речными наносами, образуют различные формы донного рельефа. Размыва внешнего края дельты в период затопления практически не происходит, а волны в значительной мере гасятся на мелководье, защищенном растительностью. Напротив, огромное количество твердого стока Селенги позволяет дельте выдвинуться в Байкал [Рогозин, 1974а; Богоявленский, 1979].

С понижением уровня, после прохождения паводка, берег подвергается волновому воздействию и размывается в основном в центральной части. Различные мощность и длительность паводка, количество твердого стока и интенсивность гидродинамических условий в разные годы позволяют этой части дельты либо находиться в условиях динамического равновесия [Богоявленский, 1967, 1979], либо выдвигаться в Байкал, а наблюдения Г. И. Галазия [1967] свидетельствуют об отступании центральной части дельты. Окраинные части дельты, выходящие в лагуны (сор Черкалово и зал. Провал), почти не подвергающиеся волновым воздействиям, нарастают значительно быстрее.

У А. А. Байдина [1971, с. 69] читаем: "Важным элементом не только берега дельт, но и вообще устьев достаточно крупных рек являются приустьевые бары, ...за собственно берег моря более правильно было бы принять морской устьевой бар". Как и у других крупных рек, дельта Селенги окаймлена приустьевым баром, который расположен с ее северной и северо-западной сторон. Местами бар менее отчетливый и почти никогда не поднимается выше уровня воды. Он изогнут и прорван в местах крупных протоков. Поверхность бара, как правило, состоит из серии валов, сформировянных при разных уровнях. Описываемый бар очень динамичен: при высоких уровнях он перемещается ближе к береговой линий надводной части дельты, а при низких ширина его увеличивается и он выдвигается в море. Выдвижение бара в море обусловлено образованием новых валов. Отметим, что именно в этом районе береговые валы, особенно подводные, при колебаниях уровня очень изменчивы и закономерность этих изменений пока остается не исследованной.

На других, более крупных водоемах этот вопрос также не, достаточно изучен [Шепард, 1976]. Сопоставляя аэро- и космические фотоматериалы, можно отметить, что при колебаниях уровня дистальные оконечности баров, прилегающих к устьям протоков, осциллируют. Вариант такого осциллирования, отмеченный в районе протоки Колпинной, представлен на рис. 8. Аналогичные изменения есть и вблизи других протоков. В общем можно считать, что плановые перемещения испытывают только оконечности баров, контактирующих с течениями из протоков. При повышении уровня надводно-подводные формы имеют тенденцию к перемещению в сторону суши, и это вполне закономерно [Зенкович, 1962]. С момента повышения уровня, обусловленного подпором Иркутской ГЭС и повышением уровня, вызванного циклическими колебаниями гидрометеорологического режима, произошли значительные изменения морфологии аккумулятивных форм, отчленяющих зал. Провал и сор Черкалово.

Бары, отчленяющие зал. Провал от Байкала, смещаются внутрь лагуны-залива (см. рис. 8). Смещение началось в 1961- 1962 гг., когда бары были затоплены. Над их гребнями установилась глубина, соизмеримая с высотой волн (одна-две высоты волны). В это время над затопленными гребнями баров возникает прибойный поток наибольшей скорости. Он как бы слизывает гребни баров и слизанный материал перемещает на лагунный берег залива. В результате поверхность бара выполаживается, его высота уменьшается и он становится доступным для затопления и волновых воздействий уже при более низких уровнях. В дальнейшем бар отмирает. Этот процесс начался после подъема уровня подпором ГЭС. Результаты процесса подмечены нами впервые в 1959 г. и в последующие годы подтверждались при геодезических и эхолотных промерах.

Наличие на рассматриваемом участке баров и других форм донного рельефа свидетельствует о том, что в их формировании основная роль принадлежит преимущественно поперечному перемещению наносов в береговой зоне. В центральной части авандельты северо-восточные и западные ветры вызывают вдольбереговые течения соответственно южного и северо-восточного направлений [Фиалков, 1977а]. Но в береговой зоне, где концентрация материала твердого стока наибольшая, рефрагированные волны подходят к берегу практически нормально, что и обусловливает здесь поперечное перемещение наносов. На флангах дельты образуются береговые и подводные валы.

Обилие различных форм подводного рельефа в авандельте Селенги говорит о том, что ветроволновые условия в этом месте очень сложны. Здесь отмечены стоковые, циркуляционные и другие типы течений [Фиалков, 19776; Айбунд и др., 1975]. На снимках 1961 г. и последующих лет хорошо видны многослойные струи потока, направленного к югу. При этом темные полосы струй отрываются от размываемых участков внешнего края дельты, более светлые выходят из протоков. Южнее видны потоки взаимно обратных направлений и струй, огибающих подводный бар и заходящих в лагуну почти в противоположном направлении. На более ранних снимках прослеживаются аналогичные струи, направленные в другую сторону. Такая же картина хорошо дешифрируется и по космическим снимкам [Салищев и др., 1979; Лабутина, Сафьянов, 1980; и др.].

Динамика пересыпи, отчленяющей залив (сор) Черкалово. После опускания участка суши, занимаемого сором Черкалово [Пальшин, Замараев, 1968], в результате гравитационного тектогенеза современный рельеф в районе опустившейся суши представлен несколькими генерациями береговых валов, образовавшихся в условиях свободной в то время акватории залива. Валы, сначала подводные, затем выходившие на поверхность, определили современный облик рельефа. Особенности переформирования рельефа, вызванные гидродинамическими условиями, предварительно были исследованы ранее [Рогозин, 19746]. Более значительными они были в период стояния высоких уровней, когда в результате активизации размыва, подтопления и перехлестывания пересыпей и баров штормовыми волнами последние перемещались на восток внутрь лагуны аналогично тому, что происходило с барами, отчленяющими зал. Провал.

Если с гидрометеорологической точки зрения мы попытались объяснить морфологию и динамику берегов сора Черкалово, то в отношении неотектонических процессов, влияющих на формирование аккумулятивных форм берегового рельефа, следует обратиться к работам других исследователей. В. В. Ламакин [1968], ссылаясь на описание берегов Н. Г. Спафария, утверждает, что берега сора Черкалово быстро поднимаются. Н. Г. Спафарий, направляясь с юга Байкала к устью Селенги в 1675 г., проехал сзади Бабьей Карги, где, очевидно, был судовой ход. В 1772- 1773 гг. А. Пушкарев, производя съемку побережья, не обозначил на своих картах о. Чаячий, а Бабью Каргу показал как мелководную отмель. По данным А. Н. Афанасьева [1967] и Г. И. Галазия [1967], именно в эти годы стояли высокие, уровни, обусловленные циклическими колебаниями гидрометеорологического режима. Далее, А. Пушкарев мог и не заметить о. Чаячий в заливе (соре) Черкалово, поскольку это уже не берег, а внутренний водоем, по С. С. Байдину [1971]. Скорее всего, при стоянии высоких уровней эти формы были затоплены. Аналогичное явление отмечается на аэрофотоснимках 1961 г., когда о. Чаячий и бары, отчленяющие сор Черкалово, при повышенном уровне были затоплены и в дальнейшем подвергались волновым воздействиям. Анализ вертикального профиля через поля валов сора Черкалово свидетельствует о том, что здесь имели место локальные неотектонические смещения, прервавшие процесс аккумуляции, который позже унаследование восстановился, но новая серия валов формировалась уже под некоторым углом к прежней (рис.9).

Посольские косы нужно подразделить на Северную и Южную, ибо в литературных источниках они именуются -п-ов Карга или Ярки без подразделения. Южная коса - форма активно развивающаяся, Северная - отмирающая.

По мере удлинения Южной косы Северная отступает, потому что прорва - место выхода стока рек Култучная, Абрамиха, Толбазиха и рч. Большая - не может прекратить своего существования, а аккумулятивный материал вдольберегового потока наносов продолжает наращивать ее на дистальном конце.