О БЕРЕГООХРАННЫХ МЕРОПРИЯТИЯХ

О природоохранных мероприятиях на Байкале написано много, при этом основное внимание, как правило, уделялось загрязнению озера. Мы коснемся только тех неблагоприятных последствий, которые возникли в связи с подъемом уровня из-за подпора ГЭС и о которых ранее не подозревали или просто не учитывали их. Между тем эти причины, как показывают результаты исследования, могут привести к катастрофическим последствиям, ибо "...наступил новый, антропогеновый этап в эволюции Земли. Человек по масштабу свой деятельности стал приравниваться к самым могучим деятелям природы и активным факторам геологических процессов" [Котлов, 1978, с. 9].

Но, к сожалению, разумный подход к делу не всегда торжествует. Разрушен м. Отто-Хушун, техногенным воздействиям подвергаются м. Котельниковский, коса Заворотная и др. Отмирают крупнейшие аккумулятивные формы: о-ва Сахалин и Чаячий, отчленявшие зал. Провал, бар Остров Ярки, отделяющий Ангарский сор. Эти формы играют большую роль в рыбном хозяйстве, велико их рекреационное значение [Ладейщиков, 1971, 1974]. Если о-ва Чаячий и Сахалин уже отмерли и стали подводными формами, то бар Остров Ярки находится в стадии активного отмирания.

Относительно берегозащитных мероприятий Острова Ярки сделать какие-либо рекомендации трудно. Нужны дополнительные исследования, чтобы установить, есть ли основания для того, чтобы непосредственно на протяжении Ярков применять методы инженерной морфодинамики [Сокольников, 1976], а значит, необходимы инженерные расчеты, базирующиеся на этих исследованиях.

С нашей точки зрения, здесь должны быть осуществлены более серьезные природоохранные мероприятия, кроме тех, о которых упомянуто выше, ибо мы касались только динамики береговой зоны этого района. Но если случится (а этого надо ожидать), что Ярки превратятся в цепочку островов, то практически исчезнет лагуна Ангарский сор, нарушится экологический режим этого региона. Примеров пренебрежительного отношения к природе более чем достаточно [Котлов, 1978; и др.].

На Байкале это выразилось в том, что некоторые порты и причалы были занесены материалом вдольберегового потока наносов [Пинегин и др., 1976]. С другой стороны, берегоукрепительные сооружения на юго-восточном берегу Байкала (вдоль железной дороги) разрушаются из-за того, что при проектировании не были учтены гидролитодинамические условия [Кулиш, 1966], и сооружения приходится неоднократно ремонтировать или строить новые.

Опыт эксплуатации юго-восточного и юго-западного участков Кругобайкальской железной дороги должен служить примером при эксплуатации прижимного участка БАМа (м. Курла-Нижнеангарск). Здесь мы имеем в виду только отрицательные стороны использования природных условий и ресурсов берега Байкала. К сожалению, положительных примеров их рационального использования представить мы не можем. Впрочем, это касается и других крупных водоемов.

Мы считаем необходимым привести высказывания исследователей морских берегов относительно этого вопроса. В. И. Лымарев [1982, с. 20] отмечает, что "... сохранение пляжевой полосы, представляющей собой важнейший элемент защиты берега, как в его природном состоянии, так и при осуществлении берегоукреплений, определяет основное содержание мероприятий по инженерной защите берегов". Аналогичные выводы сделал Ю. Н. Сокольников [1976], обобщивший накопленные ранее материалы на базе своих исследований морских берегов, которые убедительно свидетельствуют о необходимости защиты пляжей.

Разрушение берегозащитных сооружений на Байкале произошло именно потому, что не была учтена берегозащитная роль пляжа. Получилось, что инженерные берегозащитные мероприятия способствовали уничтожению пляжей в районах берегозащитных сооружении, что, в свою очередь, привело к разрушению самих сооружений. Более того, это резко активизировало размыв прилегающих к сооружениям участков берега и дна.

Поскольку защита берегов Байкала от размыва представляет собой часть природоохранных мероприятий, то возведение берегозащитных сооружений не должно нарушать естественный процесс развития природных явлений в прибрежной и побережной зонах озера [Гречищев, 1980]. При необходимости следует прибегать к восстановлению .естественных пляжей как необходимых природоохранных объектов. Эти мероприятия упрощаются на участке строительства БАМ, где в настоящее время существует достаточное количество рыхлообломочного материала.

Немаловажное значение имеет охрана памятников природы Байкала, который "...по справедливости можно назвать сокровищницей природных памятников всех видов и категорий", как сказал о нем Н. П. Ладейщиков в статье "Кому дорог Байкал"*.

(* Н. П. Ладейщиков. Кому дорог Байкал // Восточно-Сибирская правда.-1985.-№ 39.).

В. П. Брянский [1983] описал и , указал местоположения целого ряда природных памятников Байкала: геологических, геоморфологических, гидрологических и др. По нашему мнению, в группу гео- и гидрогеологических следовало бы включить засечки Черского, хотя они и не созданы природой. Но они совершенно уникальны, и к тому же в свое время позволили получить данные о неотектонических вертикальных смещениях берегов Байкала [Афанасьев, 1967; Ламакин, 1968]. Сейчас часть засечек уже утеряна. А Среднекедровская засечка была уничтожена при строительстве временной дороги. Такая же участь может постигнуть и другие памятники.

К геоморфологическим памятникам следовало бы причислить Южную Посольскую, Заворотную и Среднекедровскую косы, а также бар Остров Ярки. Названные косы представляют собой уникальные полигоны исследований истории развития не только самих этих форм, но и прилегающих к ним берегов. На Ярках обнаружены следы культур каменного, бронзового и железного веков. Эти сведения также очень важны для изучения истории развития, а следовательно, и прогноза переформирования Ярков. Посольский сор, отчлененный от Байкала косой, - морфологический аналог зал. Провал. Он врезан в кударинскую террасу, датированную культурой позднего неолита [Солоненко, Тресков, I960].

Итак, как отмечал В. Г. Ульст [1960, с. 202] , "... исторический подход к изучению современных береговых процессов позволяет с большей достоверностью прогнозировать дальнейшие изменения конкретных участков берега, подлежащих практическому использованию, и дает богатый материал для некоторых геологических дисциплин, для решения ряда конкретных вопросов о берегах".

Все изложенное выше относится и к Хубсугулу, но его берега пока не освоены так, как берега Байкала, и только в 1971- 1972 гг. при стоянии высокого уровня возникла опасность для пос. Турту, но она была временно ликвидирована с помощью инженерных средств, примененных в районе порога стока р. Эгин-Гол. Ничего подобного на Байкале не было, но ведь и там регулировать уровень можно было бы при помощи ГЭС.

Напомним, что в береговой зоне взаимодействуют гидро-, лито-, атмо- и биосферы, а также теперь и техно- или неосфера - сфера разума [Леонтьев и др., 1975; Котлов, 1978], а поэтому охрана береговой зоны - это охрана всех поверхностных оболочек Земли!