Мысы Бол. Коса и Мал. Солонцовый (рис. 1, а; 2, а). Из морфологического анализа расположения и профилей береговых валов, слагающих примкнувшие террасы, можно сделать вывод, что террасы возникли при низком уровне и развивались в условиях его подъема (голоценовой трансгрессии) на фоне циклических и более длительных ритмических изменений уровенного режима. На профилях (см. рис. 1; 2, б) выделяется по три ритма, внутри которых содержится по нескольку многовековых циклов колебаний уровня.

Ближайшая к урезу высокая серия береговых валов сформировалась в историческое время (1-2 тыс. лет назад) вследствие позднеголоценовой трансгрессии [Рогозин, Сизиков, 1988]. Самый высокий штормовой вал образовался в 1962-1973 гг. при резком повышении уровня, созданного подпором Иркутской ГЭС. Вал с тыльной стороны осложнен конусами заплеска, возникшими вследствие того, что волны перехлестывают гребень вала во время шторма и ветроволнового нагона, что привело к смещению вала внутрь суши (лагуны).

Мыс Мужинай (рис. 3, а). На этом мысе примкнувшая голоценовая терраса очень узкая. Северо-восточная часть ее размывается и смещается внутрь лагуны, что происходит и на других мысах. Материал размыва перемещается к юго-западу и участвует в формировании более широкой части террасы. В историческом времени весь мыс смещается к юго-западу по схеме, приведенной на рис. 3, а. Корневая часть мыса сложена древними, доголоценовыми сериями береговых валов, отчлененными от примкнувшей террасы лагуной термокарстового происхождения, как и на большинстве мысов, входящих в абразионно-аккумулятивную систему Байкала.

Мыс Котельниковский расположен в районе с сильной тектонической раздробленностью горного берега, где происходят частые землетрясения [Ламакин, 1968]. Он отличается от других мысов тем, что сложен двумя генерациями береговых валов. Одна генерация валов как бы срезает другую, более древнюю (рис. 4). Это произошло в результате смещения суши по линии среза, что вызвало прекращение процесса аккумуляции, сменившегося некоторым периодом абразии. Затем аккумуляция возобновилась в несколько другом направлении. Неотектонические изменения отражены на профиле (см. рис. 4), который значительно отличается от профилей предыдущих и многих других голоценовых террас Байкала.

Аналогичные сочетания серий современных валов встречаются на дистальных концах многих мысов, но здесь это происходит в результате изменения уровня и смены направления волнения в течение одного сезона.

Огибающие очертания древней генерации валов в обход термокарстовой лагуны сформировались, по-видимому в начале голоцена, когда на месте округлой лагуны существовал гидролакколит. Следы деградированной мерзлоты в виде озер на месте бывших бугров пучения, разорванных в прикорневой части деревьев, термокарстовых озер и др., наблюдаются на мысах Мужинай, Елохин, Кадильный, на Святоносском перешейке и др. Сопоставляя результаты морфологического анализа очертаний, расположения и профилей береговых валов, слагающих примкнувшие террасы, можно отметить следующее.

Примкнувшие террасы, входящие в абразионно-аккумулятивные системы, сложены сериями береговых валов, сформированных из материала потоков противоположных (продольных) направлений на крутых подводных склонах, т. е. в условиях, характерных для Байкала и Хубсугула - водоемов байкальского типа, по Н.А. Флоренсову [1968].

Террасы формировались в период голоценовой трансгрессии в условиях циклических колебаний уровня, происходящих на фоне более длительных ритмов его колебаний, вызванных ритмическими изменениями климата в Прибайкалье и Северной Монголии, где увлажнения климата происходили в периоды потеплений [Гравис, Лисун, 1974; Базаров, 1986], а возможно, и похолодании [Девяткин, 1989; Хотинский, 1989].

На локальных участках террасы формировались в условиях неотектонических смещений. Если на формирование абразионно-аккумулятивных берегов с отмершими клифами и примкнувшими террасами на морях требуется больше времени, чем на формирование берегов других типов [Леонтьев и др., 1978], то в условиях крутых подводных склонов Байкала, по-видимому, на это потребовалось еще больше времени. Поэтому аккумулятивные примкнувшие террасы здесь начали развиваться позже, после того, как в крутом подводном склоне была выработана первоначальная абразионная платформа (бенч), аналогичная шельфу и создавшая условия для вдольберегового перемещения наносов. Выработка такой платформы, по нашему мнению, происходила после климатического оптимума, вследствие этого высокие серии валов оптимума не нашли своего отражения в профилях примкнувших террас, но имеются, например, в профиле переймы Мягкая Карга (см. рис. 14,а). В крупных заливах (губа Болсодей. и между мысами Коврижка и Болсодей) так же, как и Мягкая Карга в заболоченных, сформировались высокие серии валов, соответствующих, по нашему мнению, периоду климатического оптимума. В вершинах других заливов тектонического происхождения (зал. Усть-Анга, бух. Тутайская) сформировались серии низких валов, по-видимому, уже после климатического оптимума. в период стояния низких уровней, при которых и в настоящее время на их гребнях из воды выступает болотная растительность. В этих случаях ситуация аналогична той, что и на Мягкой Карге, только нарастание серий валов происходило на более крутом склоне, в условиях древних речных долин, тогда как на Мягкой Карге это было в условиях свободной акватории залива. Но порядок высот уровня, а следовательно, и высот валов тот же, ибо процесс формирования береговой зоны происходил одновременно по всему Байкалу, хотя ее развитие на разных участках до сих пор остается неодинаковым.