Флора Баргузинского заповедника

Согласно современному ботанико-географическому районированию, территория Баргузинского заповедника относится к условно выделенному району “нагорье Байкальское” (Малышев и Пешкова, 1984). Геоботаник Н.И.Троицкая, проводившая инвентаризацию флоры заповедника, полагает, что ее следует рассматривать как самостоятельный комплекс. По мнению известного геоботаника Л.Н.Тюлиной (1949, 1954 и др.), много лет работавшей над составлением геоботанических карт заповедника, северо-восточное побережье Байкала служит ареной взаимного проникновения различных ботанике-географических комплексов. По ее представлениям, растительность Баргузинского хребта сформировалась на стыках разных ботанико-географических областей, где сообщества темнохвойной тайги Алтае-Саянского типа конкурируют с лиственничниками Восточной Сибири и лесами из шерстистой березы охотского типа. Именно этим объясняется сложность флористического состава всех групп растений заповедника.

В ботаническом отношении северо-восточное Прибайкалье еще недостаточно изучено, особенно в части низших растений. На территории заповедника выявлено 212 видов лишайников, среди которых широко распространены представители рода кладония, включающего 32 вида. Из эпифитньгх лишайников рода пармелия отмечено 14 видов. Довольно широко представлены роды пельтигера и цетрария (12 и 9 видов). Список мхов включает 147 видов и вероятно будет дополнен. Преобладают лесные мхи, далее следуют виды, встречающиеся выше предела лесной растительности. На последнем месте стоят собственно гольцовые мхи, а также те, которые встречаются и в альпийском поясе, и на байкальском побережье. Грибов в заповеднике отмечен 171 вид, водорослей насчитывается свыше 1200 видов, список сосудистых растений включает 874 вида.

Из эндемичных видов растений следует отметить астрагал трехграноплодный, мятлик Смирнова, черепоплодник щетинистый. Из реликтовых видов, сохранившихся с ледникового времени, для заповедника характерны гроздовник ланцетовидный, подмаренник трехцветковый, телиптерис болотный, ужовник обыкновенный.

На территории северо-восточного Прибайкалья встречается немало редких видов, нуждающихся в особой охране, например, калипсо луковичная, башмачки настоящий, крупноцветковый и пятнистый, любка двулистная, дремлик зимовниковый, надбородник безлистный, касатики низкий и гладкий, родиола розовая, рододендрон Редовского и др. Весьма богаты редкими видами окрестности термальных источников. По наблюдениям ботаника Н.И.Троицкой, из 214 видов растений, встречающихся кб.шзи теплых источников, 55 — редкие для заповедника, а 30 видов встречаются только в районе выхода термальных вод.

Вертикальное распределение растительности на западных склонах Баргузинского хребта столь своеобразно, что Д.Н.Тюлина (1976) сочла возможным особо выделить влажный прибайкальский тип поясности растительности. Для него характерно распространение на берегу Байкала подгольцовой растительности. Этот “ложноподгольцовый” пояс Представлен зарослями кедрового стланика и низкобонитетными лиственничниками с багульником, брусникой и другими кустарничками.

Здесь же довольно широко распространены представители альпийской флоры — такие, как иван-чай широколистный. березки круглолистная и тишая, смородина душистая. плаун альпийский и гольцовый лишайник алектория бледно-охряная.

На западных склонах Баргузинского хребта нет лесостепной полосы, свойственной Алтае-Саянскому типу поясности И хорошо выраженной на западном побережье Байкала. Это связано с тем, что северо-восточное побережье отличается более холодным и влажным климатом, поэтому здесь выделяются лишь три основных растительных пояса: лесной, субальпийский и альпийский.

В лесном поясе различаются три подпояса. Самый нижний — подпояс лиственных лесов и редколесий с кедровым стлаником — особенно сильно подвержен охлаждающему влиянию Байкала. Средний — подпояс смешанных темно-хвойно-светлохвойных лесов с преобладанием сосновых, Верхний — подпояс темнохвойных лесов, в нижней части которого преобладают кедровники, а в верхней — пихтарники.

Нижняя часть субальпийского пояса — верхняя граница леса. Она представлена пихтово-березовыми лесами, пихтарниками и редколесьями из пихты сибирской и березой шерстистой, перемежающимися зарослями кедрового стланика, ерниками и каменными россыпями. В верхней части субальпийского пояса преобладают каменные россыпи и скалы в сочетании с зарослями кедрового стланика и рододендрона золотистого, альпийско-субальпийскими и альпийскими лугами и пустошами.

Альпийский пояс представляет собой сочетание скал, каменных россыпей, пустошей с нивальными луговинами и разреженными зарослями кедрового стланика и рододендрона золотистого.

На древних аллювиальных байкальских террасах широко распространены лиственничники, В северо-восточном Прибайкалье соприкасаются ареалы лиственниц сибирской и даурской. Эти два вила. легко гибридизируя, дают особую форму — лиственницу Чекановского. В северной части заповедника, особенно вдали от побережья, преобладают гибриды, близкие к лиственнице даурской. в южной — к лиственнице сибирской. Наиболее часто встречаются лиственничники с преобладанием в покрове багульника болотного, брусники, голубики и других кустарничков.

Высокие сухие террасы заняты боровыми лишайниковыми и мохово-лишайниковыми или багульниково-брусничными лиственничниками. На влажных почвах встречаются зеленомошные и зеленомошно-долгомошные лиственничники. На низких заболоченных местах широко распространены сфагновые лиственничники. На побережье Байкала встречаются лиственничные редколесья с ярусом кедрового стланика. Подлесок из березы Миддендорфа и редкого кедрового стланика встречается в мохово-лишайниковых лиственничниках. В сухих лишайниковых лиственничниках подлесок практически отсутствует.

Флора напочвенных и эпифитных лишайников особенно богата в редкостойных лиственничных лесах. Обильны лишайники и в нижней части горно-лесного пояса. Буйное развитие мохово-лишайникового покрова придает подлеморс-кой тайге суровый, мрачный вид. Черными и зеленовато-серыми космами лишайников обросли сучья лиственниц и кедров. Растрепанные нити и гирлянды зеленовато-серых лишайников свисают с крон молодых елей и пихт. Лишайники покрывают почву, ими обросли валежины. упавшие сучья, стволики кустарников.

Среди сфагновых лиственничных лесов встречаются лиственничники с кустарниковым ярусом из березки тощей- В большинстве типов лиственничников во втором ярусе встречается кедр. в наиболее сухих — сосна обыкновенная. Иногда во второй ярус выходят береза и ель.

Влажный прибайкальский тип поясности наиболее отчетливо представлен в долине р. Шумилихи и прилежащем районе побережья Байкала. У южной границы заповедника осевая часть Баргузинского хребта подходит близко к озеру. Склоны здесь круто спускаются к воде, ровные участки почти отсутствуют. Это самый влажный участок северо-восточного побережья, имеющий ряд особенностей в распределении растительности. Здесь на склонах разных экспозиций, от уровня Байкала до гольцов, господствуют темнохвойныс породы, преимущественно кедр и пихта. Светлохвойные леса вкраплены в них лишь небольшими пятнами в нижней части лесного пояса- Как правило, их появление связано со сменой пород после лесных пожаров.

Поясность здесь выражена проще и схематичней, чем в более северных районах заповедника. Весь лесной пояс образован двумя полосами: нижней — кедровой и кедрово-пихтовой с вкраплениями сосны (на южных склонах) и лиственницы (преимущественно на северных), и верхней — пихтовой с участием кедра, немного не доходящей до верхней границы леса. На шлейфах у подножия коренных склонов и на конусах выноса распадков развита узкая кайма низкобонитетных кедровников и кедрово-березовых редколесий с багульниковым покровом. Под мошной торфянистой дерниной близко к поверхности почвы отмечаются линзы вечной мерзлоты. Широко распространены заросли кедрового стланика.

В северной и особенно в центральной частях заповедника, где главный водораздел Баргузинского хребта удален от Байкала на значительное расстояние и где среди основных форм рельефа большое место занимают равнины, схема вертикального распределения растительности имеет ряд своих особенностей. Здесь слабее выражен ложноподгольцовый пояс, а светлохвойные леса уходят по равнине и пологим возвышенностям до 20 км и более вглубь территории.

Несмотря на то, что лиственница лучше многих других хвойных пород приспособлена к суровым условиям высокогорий, далеко в горы и к верхней границе леса она не проникает. На юге заповедника она преобладает только на самой нижней части склонов, до 100 м выше уровня Байкала. Примерно до этой высоты в покрове доминируют багульник и брусника. Выше по склону растет сосновый лес с примесью лиственницы и кедра, а после 250 м обычно идут сосново-кедровые леса без участия лиственницы. Единичные экземпляры лиственницы встречаются до 450 м выше уровня Байкала. В центральной части заповедника лиственница проникает в глубь территории примерно на 18 км, а в северной — очень редко до 40 км. На мысах, обрывающихся к Байкалу, лиственница преобладает на северных и отчасти западных склонах.

Большая часть лиственничников или лесов с участием лиственницы имеет неустойчивый, временный характер. В них лиственница — либо первопоселенец естественно возникающих новых субстратов, либо звено в сменах растительности, происходящих после лесных пожаров. Среди всех типов лиственничников на северо-восточном побережье Байкала устойчивы только лиственничники багульниковые. В них не наблюдается тенденции смены лиственницы другими породами, даже при длительном отсутствии пожаров.

Подпояс смешанных темно хвойно-светлохвойных лесов простирается примерно от 600 до 900 м над уровнем моря. Его характерная особенность в том, что темнохвойные кедровые леса с пихтой занимают северные склоны. На хорошо прогреваемых южных и западных склонах преобладают сосняки. Лиственница в этих местах встречается в виде примеси. В зависимости от рельефа, экспозиции, крутизны склона и увлажненности почвы существует значительное разнообразие типов леса. В частности, на очень крутых, хорошо прогреваемых склонах встречаются сосняки мертво-покровные. Подлесок в них развит слабо и состоит из редких кустов кедрового стланика или ольховника и шиповника. Редкий и бедный покров состоит из куртинок брусники и некоторых других растений. Моховой покров практически отсутствует.

К числу широко распространенных типов леса относятся сосняки зеленомошные. В травяно-кустарничковом покрове встречаются черника, брусника, линнея северная, майник двулистный, ортилия однобокая, грушанка красная, плауны можжевельниковыи и сомнительный, папоротник щитовник Линнея. На каменистых участках распространен бадан толстолистный. Мохово-лишайниковый покров состоит из различных видов зеленых мхов, кладоний и других лишайников.

Самые крутые и сухие склоны южных экспозиций — исконные и устойчивые места обитания сосняков. Сосна здесь возобновляется и после пожаров. В нижней части темно-хвойно-светлохвойного подпояса встречаются сосняки брус-нично-багульниковые и сосняки с кедровым стлаником, имеющие в своей структуре много общего с лиственничниками багульниковыми. Сосняки с кедровым стлаником можно видеть и у верхней границы распространения сосны.

Кедровые и кедрово-пихтовые леса в заповеднике широко распространены на моренных и древних аллювиальных отложениях в долинах рек, а также на коренных склонах в верхней части горно-лесного пояса. Структура этих лесов разнообразна. В долинах рек на террасах, сложенных моренными отложениями, особенно часто встречаются кедровники-брусничники- Они составляют около 30% лесо-покрытой площади всего лесного пояса. Ближе к Байкалу, в полосе, подверженной температурной инверсии, в таких кедровниках существенную роль в древостое играет лиственница Чекановского, а в покрове — багульник болотный. Во втором ярусе, кроме кедра, встречаются пихта сибирская и ель сибирская. В подлеске чаше береза Мидден-дорфа, редкие кусты кедрового стланика, ольховник кустарниковый, можжевельник сибирский, рябина сибирская, шиповник иглистый, таволга средняя, жимолость Палласа, редко рододендрон золотистый.

В зависимости от рельефа, почв. увлажненности и удаленности от Байкала существует много вариантов кедровников: то более сухих, с участием сосны, то с большей долей лиственницы. Иногда это леса, где ель и пихта выходят в первый ярус. В увлажненных местах в подлеске пышно разрастается ольховник, а пихтовый стланик образует сплошные заросли. В долинах рек на низких надпойменных участках с хорошим увлажнением и богатыми почвами встречаются кедровники широкотравные со смешанным древостоем. Высота деревьев здесь более 27 м, подлесок очень пышный и богатый. На заболачивающихся участках кедровые леса становятся более разреженными, с признаками угнетенности. Появляются багульник, голубика, Кассандра- В травяно-кустарничковом ярусе везде то большую, то меньшую роль играют брусника, черника, водяника (шикша). изредка голубика, обильны линнея, майник, бадан, грушанка. плауны, два вида хвощей. Напочвенный покров состоит из зеленых мхов или сфагнов (в наиболее сырых местах). Разнообразны и обильны лишайники.

В оптимальной (средней) лесной полосе и в нижней части темнохвойного пояса на маломощных каменистых, достаточно увлажненных почвах широко распространены кедровники бадановые. Верхний ярус на затененных склонах обычно составляет кедр или кедр с небольшой примесью пихты. На склонах западной экспозиции бывает примесь лиственницы и сосны. Второй ярус образует пихта или пихта с примесью березы. В трав яио-кустарничке вом покрове преобладает бадан толстолистный, встречается черника, а кое-где и брусника, линнея северная, щитовник Линнея. Моховой покров обычно не сомкнут или отсутствует- На более увлажненных почвах развиты кедровники ольховниково-бадановые и травяно-бадановые.

Надпойменные террасы речных долин нередко занимают ельники и елово-пихтовые леса. Доля еловых лесов невелика.

Обычно в ельниках существенную примесь составляют пихта, кедр, береза. В подлеске куртинами встречаются ива шерстисто побеге вая, черемуха уединенная, ольховник кустарниковый. В травяном покрове преобладают вейннк и другие злаки, грушанка круглолистная, майник двулистный.

Растительный покров находится в постоянной динамике, наиболее быстро и заметно проявляющейся в травянистых луговых сообществах. Особенности температурного режима и распределения осадков в разные годы могут до неузнаваемости изменять облик одной и той же местности. В теплые и влажные сезоны в пойменных лугах яркое разнотравье поднимается выше пояса человека и скрывает пасущихся медведей. В холодные и сухие годы жестковатая низкая трава покрывает те же поляны неровными пятнами, и отдельные высокие саранки и соцветия зонтичных лишь подчеркивают общий невеселый фон. Смену лесных сообществ обычно можно отметить лишь через многие годы, когда деревья из нижних ярусов пробьются к солнцу сквозь поредевший строй лесных ветеранов. Эти смены, или сукцессии, связаны с целым рядом внешних и внутренних процессов. Среди внешних причин к числу наиболее заметных по своим последствиям относятся лесные пожары и различного рода стихийные явления (штормовые ветры, снежные лавины и пр.).

Влияние лесных пожаров на формирование таежной растительности необычайно велико. Большинство лесов имеет следы пожаров. Почва под 300-400-летними кедровниками содержит прослойки золы и угля. Лесов, избежавших влияния огня, осталось, по-видимому, очень мало. Обширнейшие пространства заняты вторичными лесами, появившимися на месте старых пожарищ. На сильно выгоревших участках развиваются березняки, осинники или лиственничники. В смешанных темнохвойно-светлохвойных лесах после низовых пожаров остаются живыми только лиственницы и сосны. Толстая кора спасает часть из них от сильных ожогов. Все остальные древесные породы погибают от повреждений. В результате часто встречаются лиственничники и сосняки с опаленной корой на комлях стволов, обугленными пнями и ва-лежинами. Во всех этих лесах, как правило, отмечается хорошее возобновление как светлохвойных, так и темнохвойных пород, в том числе кедра.

Среди березовых лесов, которые, как и осинники, возникли в заповеднике после пожаров, наибольшее распространение имеют березняки бадановые. Под их пологом обычно формируется подрост хвойных пород — пихты, кедра, ели. Подлесок имеет вид куртин из кедрового стланика и можжевельника сибирского- В травяно-кустарничковом покрове преобладает бадан с примесью брусники, черники, плауна альпийского, осоки верещатниковой. Широко распространены также березняки-брусничники. В подросте здесь те же пихта, ель, кедр и лиственные породы — березы, осина. В подлеске — шиповник иглистый, жимолость голубая, таволга средняя. В напочвенном покрове — брусника, черника, грушанка круглолистная, фиалка одноцветковая, чина низкая. Моховой покров куртинный из плевроциума Шребера. В нижней части лесного пояса часто встречаются березняки злаково-разнотравные. Осиновые леса встречаются значительно реже, чем березняки и обычно невелики по площади.

Своеобразны леса речных долин. Пойменные участки заняты тополевыми и чозениевыми рощами, В долинах горных рек пойма обычно развита слабо и представляет собой узкую полосу у подножия коренных берегов. Тайга на-. ступает на прерывистую ленту лиственных лесов, кое-где

образуются смешанные насаждения из темнохвойных пород и лиственницы с примесью тополя душистого и чозе-нии. Пойменные леса находятся в состоянии постоянного развития. В горных долинах тополево-чозениевые леса сменяются темнохвойными. В прибрежной полосе Байкала в начальных стадиях процесса смены пойменных насаждений наряду с темнохвойными породами участвует и лиственница.

В верхней части лесного пояса широко распространены пихтовые леса. К числу обычных относятся пихтарники чер-нично-бадановые зеленомошные. В этих лесах первый ярус составляет пихта сибирская. Изредка встречаются кедр и береза шерстистая. Подлесок не развит. Встречаются единичные куртины рододендрона золотистого и деревца рябины сибирской. В травяно-кустарничковом покрове встречаются куртины бадана и пятна черники и осоки Ильина, Здесь же растут щитовник, линнея, майник. Сплошной моховой покров из плеуроциума разреживается только под куртинами бадана.

В нижней части субальпийского пояса широко распространены пихтовые редколесья и редины с кедровым стлаником. Одна из обычных ассоциаций — пихтовое редколесье чернично-лишайниково-дикрановое с кедровым стлаником и рододендроном золотистым. В состав древостоя входят пихта, редко береза байкальская и гибридные формы берез шерстистой и белой. Подлесок образован кедровым стлаником и рододендроном золотистым, который занимает пространства между кустами стланика. Очень бедный травяно-кустарничковый покров представлен черникой и осокой Ильина, Моховые ковры состоят из дикранума скученного и плевроциума Шребера, участие лишайников незначительное.

Встречаются березово-пихтовые редколесья с черникой, баданом и мохово-лишайниковым покровом. В довольно низком травяно-кустарничковом покрове участвуют черника, бадан. душистый колосок, осока Ильина, золотая розга и др. Напочвенный покров развит слабо.

Пихта на верхнем пределе своего распространения не образует древостоя и встречается в виде редких или единичных чахлых экземпляров среди зарослей кедрового стланика. На влажных участках среди ерниковых зарослей встречаются пихтовые редколесья.

В верховьях рек среди горно-лутовой растительности часто можно видеть так называемые субальпийские парковые леса. Обычны березовые и пихтово-березовые леса. В особенно благоприятных условиях развиваются высокотравные парковые леса. Деревья в парковых лесах невысокие, кряжистые, с потрескавшейся корой. У берез узловатые сучья. Пышный травяной покров достигает высоты более метра и пестрит яркими цветами. Здесь обычны акониты северный и байкальский, золотая розга, бодяк разнолистный, змееголовник крупноцветковый, герани белоцвет-ковая и луговая, василистник шароцветный, чемерица Ло-беля, купальница баргузинская, щавель кислый. Многие злаки, зонтичные и сложноцветные отличаются мощным развитием и ростом. Во влажных местах сплошной ковер образует черемша (лук мелкосетчатый). В верхних поясах гор условия для роста и развития растительности очень разнообразны и нередко контрастны- Поэтому пустоши и покрытые мхом и лишайниками камни часто соседствуют с влажными и заболоченными луговинами, мощные кедры — с чахлым редколесьем.

В субальпийском поясе большие площади занимают заросли кустарников. На каменистых участках господствуют непроходимые заросли кедрового стланика. Стланик создает ярус в рединах и редколесьях. Густые его заросли встречаются и по каменным россыпям. В высокогорье почвенно-климатические условия для стланика наиболее благоприятны, и его сообщества занимают очень большие площади. На особенно крутых каменистых склонах напочвенный покров в зарослях отсутствует, В гольцовых ландшафтах с плосковершинным рельефом широко распространены стланики с лишайниковым покровом. В состав зарослей стланика часто входят березка Миддендорфа и рододендрон золотистый. Среди лишайников преобладают роды стереокаулон и кладония.

В субальпийском поясе широко распространены сообщества березки Миддендорфа (местное название — “ерники”). На пологих каменистых участках березка растет в виде кустов, образуя настоящие ерниковые заросли с участием низкорослой пихты и рододендрона золотистого во втором ярусе. В травяно-кустарничке вом покрове — черника, бадан, душистый колосок, щитовник, различное разнотравье, в некоторых местах с лишайниками и мхами.

На крутых склонах ерниковые заросли образуют переходы от березовых и пихто во-березовых парковых лесов к высокогорным лугам с баданово-черничными пустошами. В кустарниковом ярусе широко распространен рододендрон золотистый.

Берега высокогорных водоемов часто бывают покрыты густыми зарослями ивняков. Наиболее широко они распространены на карбонатных породах. Вблизи мест, где долго сохраняется снег, развиты нивальные луговины и пустоши.

В отличие от ряда горных систем Восточной Сибири, для Баргузинского хребта с его влажным прибайкальским климатом очень характерны высокогорные луга. Они образуются там, где грубоскелетные почвы сочетаются с обильным проточным увлажнением — на плоских участках трогов и висячих долин, по берегам озер, ключей и у подножия склонов, где мощные снежные забои, постепенно стаивая в течение всего лета, щедро питают влагой тонкий слой каменистой почвы. Горные луга на склонах, по местному “елака-ны”, своим происхождением, как правило, обязаны снежным лавинам, уносящим древесно-кустарниковую растительность. Сильное увлажнение, благодаря обилию талых вод и мелким ключам, способствует развитию травянистой растительности.

Высокогорные луга Баргузинского хребта подразделяются на луга субальпийские, альпийские и нивальные. Первые из них широко распространены в парковых лесах, особенно в березняках вблизи верхней границы лесного пояса. Наиболее распространены мезофитные разнотравные и злаково-осоко-вые разнотравные луга. Среди самых характерных растений — дудник скальный, астрагал холодный, соссюрея широколистная, скерда сибирская. По берегам рек и ключей встречаются высокотравные луга с бодяком разнолистным, вейни-ком Лангсдорфа, соссюреей широколистной, чемерицей Ло-беля, дороникумом алтайским, геранью белоцветковой. В более сухих местах преобладают злаки и водосборы. На выпуклых участках появляются бадан, черника, и намечается переход к пустошам.

Альпийские луга занимают склоны гор выше границы леса- Они имеют низкий разнотравно-злаковый или разно-травно-осоково-злаковый покров с очень красочными сезонными аспектами. Злаки и осоки создают в нижнем их ярусе плотную дернину. Для этих лугов характерны володушка трехлучевая, змееголовник поникший, толстореберник альпийский, мытники Эдера и прелестный, мелколепестник повислый, горечавка крупноцветковая.

Нивальные луговины встречаются в тех местах, где долго сохраняются мощные снежники на мелкоземистом грунте. По составу травостоя нивальные луговины близки к альпийским лугам. Видовой состав их непостоянен. Здесь растут бадан, мятлик альпийский, водосбор железистый, иван-чай широколистный, фиалки алтайская и двухцветковая, мытник прелестный, астра альпийская, ожика камчадальская, родио-ла розовая. Нивальные луговины в течение всего лета освобождаются от снега, поэтому на них всегда можно встретить растения в разных фазах развития. Например, осенью у нижнего края луговины можно видеть увядающие растения с плодами, а у верхнего, недавно оттаявшего — молодые побеги пробудившихся трав.

В верхних поясах Баргузинского хребта широко распространены своеобразные растительные сообщества, называемые пустошами, которые существуют в условиях дефицита влаги. Часто встречаются чернично-бадановые пустоши, тесно связанные с маломощными, быстростаиваюшими снежниками. Кроме преобладающих черники и бадана, здесь обильны овсяница овечья, душистый колосок, водосбор железистый, ветреница сибирская. Среди прочих видов — герань белоцветковая, горечавка алтайская, толстореберник альпийский, володушка трехлучевая, горец байкальский, змееголовник крупноцветковый. Лишайниково-моховой покров не сплошной. При достаточном увлажнении встречаются разнотравные пустоши без участия черники и бадана. Фоновым видом в таких случаях обычно бывает ветреница сибирская. Изредка встречаются пустоши с массовым развитием фиалки алтайской и горечавки крупноцветковой.

На северном и южном плоскогорьях Баргузинского хребта развита растительность типа горных тундр. Сырые моховые тундры представлены разрозненно и фрагментарно. Шире распространены типчаково-лишайниковые горные тундры, свойственные средней части хребта. Они развиты на террасоподобных уступах склонов, а также на приподнятых участках дна долины, как правило, на склонах южной экспозиции. Почва здесь мелкоземистая, но сильно скелетная. Увлажнение достаточно обильно в первой половине лета, но после стаивания снега влаги не хватает. Плотный дерновой покров образуют овсяница овечья и лишайники кладина звездчатая, стереокаулон голый. В травяном покрове участвуют также ветреница сибирская, душистый колосок, плаун альпийский, фиалка алтайская, толстореберник, бадан.