ПОЯСНОСТЬ РАСТИТЕЛЬНОСТИ БАРГУЗИНСКОГО ХРЕБТА: ИНТЕРПРЕТАЦИЯ НА ОСНОВЕ ЭКОЛОГО-ФЛОРИСТИЧЕСКОЙ КЛАССИФИКАЦИИ РАСТИТЕЛЬНОСТИ

 

О.А. Аненхонов1, М. Valachovic2,1. Hodalova2
1Институт общей и экспериментальной биологии СО РАН, Улан-Удэ, Россия
2Институт ботаники Словацкой Академии Наук, Братислава, Словакия

Работы, посвященные выявлению закономерностей высотно-поясного распределения растительности в Прибайкалье основывались на доминантном подходе к классификации растительности. Более объективную картину типологической дифференциации и закономерностей высотного распределения растительности позволяет получить эколого-флористический подход.
На его основе в 1994 г. нами проведено изучение состава и высотного распределения растительности в долине р. Гремячей (южная часть восточного макросклона Баргузинского хребта), результаты которого использованы для сравнения с имеющимися данными по высотной поясности растительности хребта.
Первый этап работы заключался в следующем. 1. Фитоценоны и синтаксоны, выделенные на доминантной основе Л.Н. Тюлиной (1976) для р. Шумилихи, И.И. Буксом и Г.Н. Огуреевой (1969) для профилей "Верхний Куйтун" и "Улюкчикан", рассмотрены на предмет включения их в синтаксоны эколого-флористической классификации. В результате, большинство сообществ были провизорно отнесены к тем или иным ассоциациям или союзам. 2. Была дана оценка высотного распределения синтаксонов растительности долин Б. Чивыркуя (по Chytry et al., 1995), Б. Черемшаны (по Danihelka, Chytry, 1995), и Гремячей.
На втором этапе проведено сравнение синтаксономического состава и особенностей высотного распределения синтаксонов на западном и восточном макросклонах Баргузинского хребта.
Выяснилось, что в растительности долин Шумилихи, Б. Черемшаны и профилей Улюкчикан и В. Куйтун представлено значительно меньшее число синтаксонов всех рангов, чем в долинах Гремячей и особенно Б. Чивыркуя. Но это, очевидно, не следствие низкого уровня ценотического разнообразия этих участков, а объясняется тем, что исследования J. Danihelka были главным образом флористическими, а не фитосоциологическими, а Тюлиной, Буксом и Огуреевой применен доминантный подход и ими уделялось внимание только преобладающим сообществам, тогда как небольшие, но флористически своеобразные ценозы не попадали в число описываемых.
Более показательны различия в синтаксономическом составе долин Б. Чивыркуя и Гремячей. Так, число ассоциаций и сообществ в долине Гремячей более чем в 2 раза меньше чем в долине Б. Чивыркуя. Этот факт- следствие значительно меньшей протяженности и меньшего экотопического разнообразия долины р. Гремячей,
В качестве примера высотного распределения синтаксонов, поясной дифференциации растительности и диагностической роли синтаксонов для выделения высотных поясов приведем следующее.
Сообщества союза Vaccinio-Pinion pumilae в пределах Баргузинского хребта встречаются в диапазоне 1050-1570 и 460-600 м над ур.м. на западном макросклоне, 1200-2000 м на восточном. Эти сообщества формируют подгольцовый пояс в горах и встречаются на побережье Байкала, что, по мнению Л.Н. Тюлиной (1976), является одним из важных оснований для выделения ложноподгольцового пояса. Однако, сообщества, характеризующие этот пояс, не образуют на побережье сплошной полосы, встречаясь на наиболее холодных участках. Поэтому, на наш взгляд, утверждение Л.Н. Тюлиной, что ложноподгольцовый пояс характерен для западного макросклона Баргузинского хребта, представляется дискуссионным. Высотные отметки и ширина поясов сильно варьируют на восточном макросклоне, а на западном они изменяются в значительно меньшей степени, что вероятно обусловлено нивелированием климата за счет влияния Байкала и перехвата хребтом влагонесущих воздушных масс западного переноса.
Оценка роли синтаксонов для выделения высотных поясов растительности показала, что пояса во многих случаях можно диагностировать на уровне союзов. Однако это положение не является универсальным, так как некоторые союзы отражают лишь внутрипоясные различия. В других случаях диагностика поясов может опираться на единицы ранга порядков и классов. Сопоставление наших сведений с данными Т.И. Житлухиной (1992) и А.Ж. Кендирбаевой (1995) показало, что использование тех или иных рангов синтаксонов для диагностики высотных поясов растительности имеет прежде всего региональное значение.

Литература


Букс И.И., Огуреева Г.Н. О высотной поясности растительности восточного макросклона Баргузинского хребта // Докл. Ин-та географии Сибири и Дальнего Востока.- Иркутск, 1969.- Вып. 23.- С. 21-30.
Житлухина Т.И. Использование ареалов синтаксонов для характеристики высотных поясов растительности центральной части Западного Саяна//Ботан. журн.-1992.- Т.77, N5.- С. 52-59.
Кендирбаева А.Ж. Поясная структура растительности северного макросклона Киргизского хребта // Вестн. МГУ,  сер. География.- 1995, N2,- С. 58-63.
ТюлинаЛ.Н. Влажный прибайкальский тип поясности растительности.- Новосибирск: Наука, 1976.- 319 с.
Chytry М., Anenchonov О.А., Danihelka J. Plant communities of the Bol'shoj Chivyrkuj river valley, Barguzinskij range, East Siberia // Phytocoenologia,-1995.- Vol.25.- P. 399-434.
Danihelka J., Chytry M. Some plant communities of the Bol'shaja Cheremshana valley, Barguzinskij range // Siberian Naturalist (Prague).-1995.-
Vol.1.- P. 165-202.