В. П. Шахеров

Научно-краеведческое изучение бассейна оз. Байкал

в 1920-х  годах

К началу ХХ в. в связи с промысловым и транспортным освоением бассейна оз.Байкал был накоплен значительный материал о животном и растительном мире озера, его гидрографии, геологическом строении, историческом прошлом. Большую роль в дело изучения озера внесло ВСОРГО. Именно под его эгидой проводились экспедиции Г. Радде, Ф. В. Елизова, Н. Н. Сабурова, И. Д. Черского и др. Развитие рыбопромышленности на озере вызвало появление ряда статей и исследований, посвященных истории рыболовства и судоходства. Заметный вклад в изучение Байкала внесла экспедиция полковника Ф. К. Дриженко. В 1896–1902 гг. под его руководством была проделана большая работа: составлена первая карта промера глубин озера, проведены астрономические, магнитные, метео и гидрологические наблюдения, составлена съемка байкальского побережья. Экспедиция Дриженко оказалась самой длительной в истории исследования Байкала. Результаты ее были использованы при составлении генеральной карты, атласа и лоции Байкала, являющихся до настоящего времени основным руководством по судоходству. Дриженко и в дальнейшем занимался исследованием сибирского озера. С 1915 г. он был членом Комиссии по изучению оз.Байкал при российской Академии наук.

Не менее значительным этапом в изучении озера стала экспедиция А. А. Коротнева, организованная на средства министерства земледелия в 1900–1902 гг. Главная ее задача состояла в установлении причин резкого оскуднения рыбных запасов на Байкале. Анализируя состояние рыбопромышленности, сотрудники экспедиции связывали сокращение промысла с рядом экологических и социальных причин. К их числу относились хищнический характер промысла, отсутствие рыбоохраны и законодательства, эксплуатация рыбопромышленниками местного населения и наемных работников. Многие рекомендации участников экспедиции были признаны справедливыми и вошли в решения съездов рыбопромышленников, проходивших в 1907 и 1908 гг. в Иркутске по инициативе местного начальства1.

Изучение Байкала продолжалось и в предреволюционные годы. В 1913 г. на северо-восточном побережье озера начала работу экспедиция Г. Г. Доппельмаира, по итогам которой было принято решение об организации Баргузинского соболиного заповедника, первым директором которого стал З. Ф. Сватош2.

В марте 1916 г. при Академии наук России была создана Комиссия по изучению оз. Байкал, что положило начало академическому изучению озера. В разное время в Комиссии принимали участие такие известные ученые, как академики В. И. Вернадский, А. Н. Крылов, Н. В. Насонов, Л. С. Берг, профессора Г. Ю. Верещагин, В. Ч. Дорогостайский, Б. А. Сварчевский, В. А. Обручев и др. В нее входили десятки ученых самых различных специальностей. Одно из первых начинаний Комиссии — устройство на Байкале постоянной биологической станции. Она была устроена в районе Больших Котов и оборудована на деньги купца Н. А. Второва. В 1917 г. была построена моторная яхта “Чайка” и начинаются проводиться систематические экспедиции под руководством  Г. Ю. Верещагина и В. Ч. Дорогостайского3. Комиссия по изучению Байкала подготовила и смогла издать в сложное революционное время два выпуска своих трудов. Проводить же регулярные исследования на озере из-за событий в России стало невозможно. В марте 1921 г. байкальская гидробиологическая станция была временно передана Иркутскому университету, который с этого времени стал ведущим в научном изучении Байкала.

В 1920-х гг. изучение Байкала продолжалось, главным образом, местными силами. Тем не менее, сохранялись традиции и преемственность в основных направлениях исследований. Если фундаментальные исследования развивались силами Иркутского университета, то центрами краеведческого изучения Байкала стали ВСОРГО и Иркутский научный музей. В это время активизируется археологическое изучение байкальского побережья. Археологические памятники на Ольхоне, Малом море и на севере Байкала изучали Б. Э. Петри, П. П. Хороших, Е. И. Титов. Секцией этнологии ВСОРГО проводились исследования быта и хозяйства у ольхонских бурят
(П. П. Хороших), обследования старожильческих поселений Байкала (И. И. Веселов, М. В. Бородкина и др.). В это же время проводились первые опыты по изучению фольклора и диалекта у русского населения прибайкальских селений (И. И. Веселов, В. А. Малаховский, А. В. Гуревич).

Задачи освоения промысловых ресурсов озера требовали более внимательного отношения к историческому осмыслению опыта природопользования на Байкале. В середине 1920-х гг. одна за другой появляются работы В. П. Гирченко, К. Н. Пантелеева, Е. С. Соллертинского, М. В. Бородкиной, анализирующие прошлое и настоящее байкальских рыбных промыслов. На Первом Восточно-Сибирском краеведческом съезде, состоявшемся в Иркутске в 1925 г., среди других докладов были заслушаны выступления К. Н. Пантелеева “Рыбные богатства Байкала” и М. В. Бородкиной “Очерки хозяйственной жизни Баргузинского края”4.

В краеведческое изучение Байкала были вовлечены не только специалисты тех или иных отраслей. Среди исследователей было немало людей, для которых сбор материала, полевые исследования, публикация статей и популяризация знаний превращались в главное дело жизни. Именно эти подвижники-одиночки были той силой, которая питала краеведческое движение, придавало ему массовость. В качестве примера хотелось бы остановиться на деятельности И. И. Веселова. Он не был ученым и не оставил после себя сколько-нибудь значительных научных работ, но без его материалов, полевых коллекций, записей воспоминаний современников наши знания о заселении, промысловом освоении и судоходстве на Байкале были бы значительно обеднены. Веселов проявил себя как краевед-любитель, специализирующийся на историко-этнографическом и фольклорном изучении русского населения Прибайкалья. Часть материалов И. И. Веселова по истории судоходства на Байкале была использована профессором Г. Ю. Верещагиным в изданиях бюро Водного кадастра. Им же самим было опубликовано несколько этнографических очерков в журнале “Мир приключений” и ряд заметок по истории и фольклору русского населения озера в местных газетах. Основные его работы, материалы полевых исследований, черновые наброски, литературные произведения составили личный фонд исследователя-краеведа, сохранившийся в ГАИО.

И. И. Веселов (1899–после 1939) родился на Байкале в с.Горячинск, детские годы провел в с. Большое Голоустное, где его отец был смотрителем метеостанции и маяка, и в дальнейшем вся его деятельность так или иначе была связана с сибирским озером. В 1921 г. он становится членом ВСОРГО, активно участвуя во всех начинаниях, связанных с изучением Байкала. В 1923–1924 гг. он проводит сбор исторических преданий и записывает воспоминания старожилов в устье р.Селенги. С этого времени все свое свободное время он посвящает изучению прибайкальского старожильческого населения. Попутно он смог обнаружить 18 стоянок древнего человека периода неолита. В конце 20-х гг. в течение нескольких лет проводит историко-этнологические исследования в селах Баргузинской долины. Наибольший интерес вызывают родословные таблицы селений, записи обследования кладбища в Баргузине с описанием наиболее значительных могил, а также очерк о династии баргузинских купцов Черных, составленный по воспоминаниям старожилов5.

Длительное время Веселов занимался историей судоходства на Байкале. Наверное, после исследований
А. С. Сгибнева второй половины ХIХ в. ничего более полного в сибирской историографии по истории байкальского флота мы назвать не сможем. К сожалению, краеведу не удалось закончить и опубликовать свое исследование, тем не менее, собранные материалы дают значительную картину развития частного и государственного судоходства на озере. Автор, к тому же, составил наиболее полный перечень байкальской флотилии за весь дореволюционный период. Рукопись датирована 6 декабря 1934 г. К ней приложен “Вопросник по пароходству на Байкале”, разработанный им же6. Интерес представляют также записанные и обработанные Веселовым рассказы байкальских моряков и рыболовов, собранные в несколько тетрадей. Следует отметить и небольшие очерки о наиболее старых промысловых селениях на Байкале — Лиственичном, Николе, Большом Голоустном.

Следует сказать, что деятельность И. И. Веселова носила не только исследовательский характер. Он проявил себя как страстный пропагандист и организатор экскурсионного дела на Байкале. В 1927 г. при ВСОРГО было организовано Бюро байкаловедения, активным членом которого стал Веселов. Одной из основных задач бюро стало развитие массового краеведческого движения в Прибайкалье. Еще в начале 1920-х гг. обсуждалось предложение об открытии туристической базы на озере с целью развития организованного туризма. Эту идею активно поддерживали П. П. Хороших, В. И. Подгорбунский, П. Ф. Требуховский, Б. П. Задорнов и др. Практическую реализацию взял на себя Веселов. В том же 1927 г. туристическо-экскурсионная база была открыта в с. Лиственичном. Первоначально она разместилась в двухэтажном доме Т. И. Серебренникова, а затем базе был передан дом в пади Крестовка, принадлежавший некогда рыбопромышленнику Шишелову7. До 1931 г. базой заведовал отец Веселова, сам же он проводил здесь все летнее время, читая лекции о Байкале и организуя экскурсии. Только за первые пять лет существования базы ее посетило около 1800 человек. В 1928 г. В. Ф. Дягилев в брошюре “Экскурсия на Байкал” писал, что экскурсии и поездки на Байкал стали вполне обычным делом. Ездят школьники, профсоюзные группы, одиночные посетители. Наиболее посещаемым был маршрут до ст.Байкал и с.Лиственичное, т.е. на исток Ангары8. Возглавив с 1931 г. базу, И. И. Веселов организовал при ней байкальский музейный уголок. Посетителям организовывали ночлег, предлагали катание на лодках, чтение лекций и посещение музея. Со временем Веселов планировал создание ботанического сада-питомника с образцами байкальской флоры и метеостанции9. Но из-за финансовых трудностей эти планы не удалось реализовать, а с 1934 г. Веселову пришлось уйти с поста заведующего. Сведения биографического характера о Веселове обрываются 1939 г. К тому времени он уже покидает Лиственичное и работает в школе п.Зима. Учитывая дату и характер деятельности нашего героя, можно предположить, что его постигла судьба многих краеведов 1920–1930-х гг.

Таким образом, краеведы и исследователи 1920-х гг. достойно продолжили традиции сибиреведения, своей активностью и трудолюбием сделали достоянием масс многие направления естественно-научного и гуманитарного изучения нашего края.

 

Примечания

1 Записка о нуждах рыбопромышленности на оз.Байкал и мерах к упорядочению ее. Иркутск, 1910. С. 8.

2 Туров С. К вопросу о Баргузинском соболином заповеднике. Иркутск, 1923. С. 5.

3 Труды Комиссии по изучению оз.Байкал. Пг., 1918. Т. 1, вып. 2. С. 231.

4 Первый Восточно-Сибирский краеведческий съезд. Иркутск, 1925.

5 ГАИО. Ф. 2693. Оп.1. Д. 9. Л. 5–6.

6 Там же. Д. 20.

7 Там же. Д. 16. Л.78.

8 Дягилев В. Ф. Экскурсия на Байкал. Иркутск, 1928.

9 ГАИО. Ф. 2693. Оп.1. Д.16. Л.80.