КАК ЖИВУТ БОКОПЛАВЫ

В.В.Тахтеев

Теперь мы обратимся к более крупным представителям байкальских ракообразных, которых можно наблюдать воочию. Речь пойдет о бокоплавах (они же амфиподы, они же гаммарусы). Без сомнения можно сказать, что эти животные - одни из самых многочисленных и разнообразных представителей байкальской фауны. По последним подсчётам, из Байкала известны 272 вида и 76 подвидов бокоплавов, которые распределяются по 41 роду, а те, в свою очередь, - по 6 семействам. От числа всех пресноводных амфипод мира (правда, не считая обитателей подземных вод) в Байкале живут свыше 45% видов! Каждый десятый вид животных нашего великого озера - это бокоплав. И, судя по всему, многие их представители обитают в байкальских глубинах, будучи ещё неизвестными науке.

Начать знакомство с этими животными очень просто. Нужно просто в тихую погоду выйти на берег Байкала, вооружившись сапогами-бродниками и гидробиологическим сачком. Зайдя по колено в воду, перевернём несколько камней средних размеров. И тотчас же из-под них выплывают и разбегаются в разные стороны, выискивая новое укрытие, юркие животные длиной в 1-3 сантиметра. Это и есть амфиподы, точнее - лишь одна из их жизненных форм: виды, обитающие под камнями. Это мелководные животные, населяющие все байкальские каменистые пляжи. Можно воочию убедиться, насколько разнообразна их окраска: зелёная, голубая, желтоватая, часто с тёмными поперечными полосками по телу, иногда - с ярко-красными усиками. Чуть глубже, там, где вручную животных со дна уже не достать, и откуда они добываются драгами или с помощью водолазов, вариантов окраски еще больше; на глубинах 5-15 м можно встретить интенсивно-жёлтых, кирпичного цвета и кроваво-красных рачков, или вообще очень пёстро раскрашенных и даже тёмно-фиолетовых. В одних случаях окраска амфипод может считаться покровительственной, помогающей им быть незаметными в своей подводной обители; например, темно-зелёные рачки почти невидимы в водорослевых дебрях. В других случаях её назначение вообще непонятно - яркий наряд рачков хорошо выдаёт их на окружающем фоне. Кроме обитателей камней, в Байкале есть целый ряд других жизненных форм бокоплавов. Они обитают до самых больших глубин, и нет такого уголка, такого места в озере, где бы не встречались эти животные.

Так, с увеличением глубины, как правило, каменистые грунты сменяются песчаными, а затем - илистыми. Соответственно разноцветные, с плотным обтекаемым телом любители камней уступают место на мягких грунтах мелким, бледным по окраске рачкам, имеющим компактное тело и многочисленные щетинки на конечностях. Такой их облик не случаен: эти организмы обычно зарываются вглубь грунта, где и выискивают себе пропитание, и в зарывании им хорошо помогают густые щетинки. У многих таких роющихся видов возникает "синдром крота": глаза у них обесцвечиваются, теряют тёмный пигмент, уменьшаются в размерах до маленьких белых точек. Однако у тех видов, которые ночью выбираются из грунта, чтобы свободно поплавать какое-то время в толще воды, глаза тёмные, нормально развитые.

Большие глубины, которые предоставляет Байкал своим обитателям, характеризуются особым набором условий, которые сказываются на внешнем облике населяющих глубоководную зону рачков. Глаза там, куда никогда не проникает солнечный свет (хотя, как уже говорилось, там наблюдается слабое свечение самой воды), вряд ли уже нужны, и у многих глубоководных видов они также теряют темную окраску, уменьшаются в размерах. Зато у некоторых видов, как, например, у Гаряевии Сарса или Парагаряевии Петерса, огромной виличины достигают усы (антенны) - в 3 и более раза длиннее самого тела рачка! Такие антенны, обильно усаженные чувствительными органами, во многом заменяют животным глаза, служат для ощупывания окружающего пространства, улавливания запахов, восприятия колебаний воды от движущейся жертвы или, наоборот, хищника. Значительной длины достигают и ноги, которые у сидящего на грунте животного широко раскидываются в стороны и этим предотвращают его погружение в толщу вязкого глубоководного ила.

Многие из таких глубоководных форм вообще меняют свой образ жизни с типично донного на придонный (говоря по-научному, нектобентический). Они постоянно или значительную часть времени плавают в придонном слое воды, могут опускать на поверхность дна кончики своих длинных усов и ощупывать, что на ней находится. Имеются нектобентические виды и среди мелководных амфипод, но настоящее их царство - именно на больших глубинах. Данный образ жизни нередко сочетается с ещё одним интереснейшим биологическим явлением - гигантизмом, над природой которого уже не один десяток лет учёные ломают голову. В Байкале бокоплавы (прежде всего глубоководные) могут достигать необычайно больших для этих животных размеров, с длиной тела до нескольких сантиметров (не считая конечностей и антенн, которые, как сказано, могут быть гораздо длиннее тела). Рекордсменом является обитающий на глубинах свыше 100 м и вплодь до максимальных колючий вид Акантогаммарус Гревингка; длина тела самок у него достигает 6 см, а самцов - даже 9 см! В целом на нашей планете его превзошёл по размерам лишь единственный вид - океаническая амфипода Алицелла гигантская, величиной с крысу.

По-видимому, от нектобентической жизненной формы в своё время произошёл единственный байкальский вид амфипод, постоянно обитающий в толще воды и уже никак не связанный с дном - Макрогектопус Браницкого. Очевидно, предки этого вида плавали в придонных водах древнего Байкала, постепенно поднимаясь всё выше, совершая всё более протяжённые вертикальные миграции, пока, наконец, совсем не оторвались от дна. Макрогектопус и поныне совершает протяжённые миграции, объединяясь в скопления, напоминающие на кадрах подводной видеосъёмки полчища роящихся комаров. С наступлением темноты миллиарды рачков поднимаются вверх, вплоть до поверхности, а с рассветом уходят обратно вниз, на глубину 200 м и более. Подсчитано, что скорость движения каждого рачка составляет в среднем 1 м в минуту - это при том, что они движутся не по прямой, а совершая своеобразный кружащийся танец.

Что их гонит ежедневно вверх и вниз на такие расстояния? Одна из точек зрения (кстати, довольно широко распространённая) гласит, что в светлое время суток рачки спасаются на большой глубине от поедания рыбами, ориентирующимися по зрению. Однако многие рыбы способны видеть при очень низких, сумеречных уровнях освещённости, и к тому же их желудки при вскрытиях оказываются наполненными Макрогектопусом. Не спасают от выедания миграции; более того, Макрогектопус является одним из ключевых звеньев в пищевой сети толщи вод Байкала!

В последнее время была изучена микроскопическая структура глаз Макрогектопуса. Было установлено, что они обладают высокой светочувствительностью. Высказано предположение, что яркий дневной свет, проникающий в верхнюю часть водной толщи, может повреждать зрительный аппарат этого рачка. Таким образом, стаи макрогектпуса днём могут попросту скрываться в глубине от буквально слепящего их света.

Но и в этом случае могут наблюдаться странные вещи. Когда эта книжка уже готовилась к печати, в конце сентября 2001 года мы в экспедиции наблюдали, как в Малом Море, над глубинами в 100 м, при ясной солнечной погоде прямо у поверхности воды плавало огромное множество этих рачков, и свет им не мешал! Мы вылавливали их сачком прямо с борта судна. Что заставило их подняться среди бела дня - пока загадка.

И еще один интересный момент, касающийся Макрогектопуса. Если вы наловите довольно много его особей из миграционных скоплений, то убедитесь, что все они представлены самками. Где же самцы? Одно время их вообще не могли обнаружить. А затем, при просмотре выборок мелких, молодых особей обнаружили, что самцы Макрогектопуса по размерам не крупнее недавно вылупившейся из яиц молоди; их длина составляет всего 3-6 мм, тогда как у взрослых самок - 14-30 мм и более. То есть самцы у этого вида карликовые. Природа развела их с самками на протяжении большей части жизненного цикла. У самцов - свои, отдельные скопления, обитающие на меньших глубинах и совершающие менее протяженные миграции. А соразмерная с самцами молодь может вообще совершать так называемые обратные миграции, то есть днём подниматься ближе к поверхности, а ночью опускаться вглубь. И состав пищи самок, самцов и молоди во многом различен. Вот и получается, что, хотя толща вод Байкала и населена единственным видом амфипод, экологически различные его половые и возрастные группы ведут себя как разные виды: по-разному питаются, по-разному путешествуют… Может быть, и могли бы в Байкале возникнуть еще несколько планктонных видов, да вписаться некуда - ниши заняты.

Но вернёмся к разнообразию жизненных форм амфипод. Есть среди них совершенно оригинальные. Например, трупоеды, или стервятники. Это настоящие санитары Байкала. Им ничего не надо, подавай только мясо "с душком". Издалека учуивая запах падали, в огромных количествах сбегаются они на находящийся в воде труп рыбы или любого другого животного. На этом основан и способ их лова, когда мясо или рыба, так сказать, "не первой свежести", помещается в бутылку с узким горлышком, откуда заплывшим туда рачкам не так-то просто выбраться. Правда, есть одно "но": стервятники обычно обитают, начиная с глубин не менее 100 метров. Напомним, что пионеры байкаловедения, Б.И. Дыбовский и В.А. Годлевский, пользовались "услугами" стервятников для получения хорошо отпрепарированных скелетов позвоночных животных.

Некоторые бокоплавы живут в тесной связи с байкальскими губками и вне губок практически не встречаются. Они могут выгрызать дупло в ткани губки и сидеть в этом дупле. А могут просто обитать на поверхности губки, цепко закрепляясь на ней своими мощными коготками. Именно так себя ведет пёстро раскрашенный, очень красивый рачок под названием Брандтия паразитическая. Похоже, паразитической её назвали совершенно зря; судя по всему, саму губку эти рачки не поедают и вообще не наносят ей какого-либо вреда. Но без губки они - никуда! При лабораторном эксперименте наблюдали удивительную вещь - снятые с губки и посаженные в аквариум Брандтии первым делом отыскивали в нём кусочки губок, доплывали до них и в дальнейшем уже их не покидали, несмотря на существенные изменения температуры воды и другие искусственно вызванные "катаклизмы".

Но паразитические виды в байкальской фауне амфипод всё же имеются. И паразитируют они не на ком ином, как … на своих же, более крупных собратьях, глубоководных нектобентических бокоплавах! Принадлежат они к особому роду, названному Пахисхезис. Эти ушлые приспособленцы забираются в выводковую камеру к самкам крупных видов и поедают там их яйца, уменьшая тем самым количество выходящего потомства. Самки паразитов длиною около 5-15 мм становятся толстыми, накапливают в теле большие запасы жира, и их собственная выводковая сумка, расположенная между короткими грудными ногами, сильно раздувается, наполняется крупными фиолетовыми яичками, также богатыми жиром. Рядом с такой упитанной самкой регулярно можно обнаружить мелкого, слабенького самца. Ещё один пример возникновения карликовых самцов, но уже у совершенно другой жизненной формы!

Для исследователя бокоплавы - одна из интереснейших групп фауны Байкала. Вопросы их происхождения в озере, эволюции, роли в экосистеме, причины появления такого аномального разнообразия ждут своего обстоятельного раскрытия.