ЖИВОТНЫЕ С РАСТИТЕЛЬНЫМ СУЩЕСТВОВАНИЕМ

В.В.Тахтеев

Особое восхищение вызывают и у профессиональных учёных, и у приезжающих на Байкал туристов животные, всю свою жизнь … растущие на дне озера! Это губки - одни из самых примитивных представителей животного царства. Их и животными-то назвать язык не поворачивается: не только проводят весь период своего существования в состоянии, прикреплённом на одном месте, но ещё и растут, как растения, не имеют ни нервной системы (следовательно, и мозга), ни мышц (и потому совершенно неподвижны). Да ещё и цвет их чаще всего зелёный, как у растений.

И всё-таки это животные. Их окраска обусловлена тем, что в теле губок в массе живут зелёные микроскопические водоросли. Такое совместное неразлучное проживание зовётся симбиозом. Сами же губки не фотосинтезируют, а питаются мельчайшими пищевыми частицами - бактериями, водорослевыми клетками - содержащимися в окружающей воде. Тело губки пронизано бесчисленным множеством тонких поровых каналов, ведущих в так называемые жгутиковые камеры. Как видно на микроскопических срезах, стенки этих камер образованы большим количеством клеток, каждая из которых имеет вращающийся жгутик и липкий воротничок. Общими усилиями множества жгутиков в каналах и камерах создаётся ток воды, заносящий пищевые частицы через поверхностные поры в тело губки. Они приклеиваются к липким воротничкам жгутиковых клеток, которые тут же приступают к внутриклеточному пищеварению. Насытившись таким вот оригинальным способом, клетки могут терять жгутик и покидать стенку камеры, уходя в глубь тела животного и принимая участие в строительстве тех или иных его элементов. Вода же, из которой губка извлекла пищу, выводится наружу через специальные достаточно крупные выводные отверстия - устья. На теле большинства байкальских губок устья рассеяны в виде множества небольших ямок. Такой способ питания называется фильтрацией, а сами животные именуются фильтраторами.

Важно отметить, что из воды губками не только отфильтровывается пища, но и извлекается химический элемент кремний. Этим губки занимаются вместе с уже описанными диатомовыми водорослями. Кремний расходуется на построение скелета губок, который поддерживает постоянство формы тела животного и состоит из очень мелких кремнезёмных игл. Их научное название - спикулы. И подобно панцирям диатомовых, эти скелетные иглы не исчезают после гибели организма, а могут неограниченно долго сохраняться в ископаемом состоянии в донных отложениях.

Потому-то губки представляют большую ценность для изучения геологического прошлого Байкала и истории его животного мира. Иглы губочного скелета не растворяются водой; миллионы лет лежат они в древних озерных отложениях как в Байкальской впадине, так и в некоторых других в его окрестностях (в частности, в Тункинской). По внешнему виду этих иголочек можно определить вид губок и мысленно воссоздать условия, в которых они жили в былом водоёме.

Спикулы пресноводных губок (как байкальских, так и обитающих вне Байкала) при рассмотрении под микроскопом предстают перед нами в виде слегка изогнутых игл, заострённых с обоих концов и снабжённых тем или иным количеством мельчайших пупырчатых бугорков. Вид губки определяется по количеству и расположению этих бугорков, а также по степени изогнутости иглы. Если у вас имеется целая (пусть даже высушенная) губка, то чтобы рассмотреть спикулы, вам придётся отщипнуть от неё маленький кусочек, выварить его в щёлочи или поместить в отбеливатель, чтобы единый скелет распался на отдельные иглы, и только затем поместить их на предметном стекле под микроскоп. И можно будет наглядно увидеть разницу в строении спикул у общесибирских и байкальских видов.

Первые носят по-русски простяцкое название - бодяги, и распространены во многих озерах по Сибири. Научное же название их - спонгиллиды. Живут они в виде небольших наростов на различных твёрдых подводных предметах: корнях деревьев, затонувших ветках. Байкальские представители по размерам куда внушительнее бодяг; они тоже обнаруживают удивительное явление гигантизма, как и ряд других представителей байкальской фауны и флоры. Называются они любомирскииды.

Спонгиллиды и любомирскииды - два семейства губок, которым свойственна чёткая приуроченность в своём обитании. Первые никогда не заходят в открытый Байкал; вторые же, напротив, никогда не развиваются за его пределами. А ещё между ними та существенная разница, что спонгиллиды способны образовывать хорошо защищённые от неблагоприятных воздействий (прежде всего от промерзания водоёма) зимующие почки, а у любомирскиид таких почек нет. Да они им и не требуются, поскольку Байкал никогда не промерзает зимой до дна, как то случается с мелководными озёрами, и губки нормально перезимовывают, не погибая.

Спонгиллиды и любомирскииды, несмотря на очень различающийся внешний облик, являются достаточно близкими родственниками - гораздо более близкими, чем в отношении многих семейств губок, обитающих в морях. Долгое время специалисты дискутировали, кто из них от кого произошёл. Сейчас сошлись во мнении, что спонгиллиды дали когда-то начало любомирскиидам при переходе к обитанию в условиях крупного глубоководного озера. При этом была утрачена способность формировать зимующие почки.

До сих пор принято было считать, что в Байкале обитает 6 видов губок. Но дело в том, что материалы по ним были получены в подавляющем большинстве с мелководий, где наиболее распространены твёрдые каменистые грунты. Расти на мягких грунтах (илах) губки не могут, так как при этом им было бы очень трудно закрепиться на месте, а их фильтрационный аппарат быстро засорился бы частицами ила. Но там, где на больших глубинах всё же изредка попадается твёрдый субстрат, губки встречаются. Правда, их размеры там не так велики, как у губок, населяющих мелководья, да и цвет белёсый: не способны водоросли-симбионты жить без солнечного света. Очень редко такие глубоководные губки попадали в руки исследователям, работавшим "вслепую", с помощью трала и дночерпателя. Использование подводных обитаемых аппаратов позволило добраться и до этой байкальской загадки, целенаправленно произвести сбор глубинных форм. И вот итог: по сообщению специалиста по губкам С.М. Ефремовой, она установила наличие в Байкале в общей сложности 10 видов и 3 подвидов этих оригинальных животных.

Губки в большинстве своём представляют корковые наросты на камнях и прочих видах твёрдого субстрата. Но есть среди байкальских видов один, который придаёт особый колорит подводным ландшафтам. Это губка Любомирския байкальская. Она, правда, может, подобно прочим видам, образовывать корковую форму (что и происходит в зоне малых глубин, досягаемых для разрушительного воздействия волноприбоя). Но она часто даёт также ветвистую форму и выглядит в виде кустов или даже деревьев, образующих множество отростков-"ветвей".

Великолепное зрелище открывается тем, кому посчастливится совершить на Байкале погружение с аквалангом. Подводный пейзаж был бы, пожалуй, довольно унылым, если бы не обильные заросли губок на прибрежной каменистой платформе. Загадочный изумрудный свет пробивается сверху через водную толщу, освещая расположенные на скалах целые губковые леса и аллеи. Растущие губки разной высоты (они иногда достигают 1 метра и даже - человеческого роста!), с разным количеством отростков, сидят на разных уровнях друг относительно друга, украшают скальные уступы, которые подобно ступеням спускаются вглубь, туда, где зеленоватый свет постепенно меркнет, скрывая жутковатые и вместе с тем манящие глубины.

Водолаз В.А. Гомбрайх, работавший на Байкальской биостанции, в ходе многочисленных погружений изучал особенности роста байкальских губок. Выяснил, что растут они достаточно медленно - всего лишь на пару сантиметров в год. При этом разные отростки могут отличаться по скорости роста в разные годы. Растут "ветви" только в длину; толщина их практически не меняется - надетое на отросток кольцо не врастало в него. Наиболее высокие экземпляры ветвистых губок встречаются в интервале глубин от 9 до 25 м, где ещё много каменистых грунтов, но влияние волн уже сильно ослаблено.Впрочем, во время сильных штормов часть экземпляров губок всё же отрывается со своего места и неизбежно гибнет. Побродив по байкальскому берегу подальше от населённых пунктов, вы наверняка найдёте отдельные веточки или даже более крупные "кустики", выброшенные волнами на пляж.

Немалое время должно пройти, чтобы из личинки-бродяжки, принесённой течением на голое место, выросла шикарная ветвистая губка. Сгубить же подводные аллеи можно очень быстро, если вдруг наедет в ту или иную бухту группа аквалангистов и увлечётся сбором живых "сувениров". Не исключено поэтому, что в ближайшем будущем потребуется решать вопрос об охране растущих на дне губок.

А вместе с губкой всегда можно встретить сообщество водных организмов, очень тесно с нею связанных. Есть в экологии такой термин - консорция, который означает совокупность организмов, неизбежно формирующуюся возле какого-нибудь вида, образующего специфическую среду обитания. Вне консорции эти организмы встречаются намного реже или не живут вовсе.

С губками-любомирскиидами уживётся далеко не каждый байкальский обитатель. Дело в том, что эти сидячие животные выделяют вещества, которые являются ядовитыми для большинства животных. И только некоторые виды совершенно не подвержены воздействию ядовитых выделений губок; более того, они как раз предпочитают жить с ними в более или менее тесном соседстве. Как установлено, наряду с зелёными водорослями, обитающими прямо в теле губки, в состав консорции Любомирскии байкальской входят несколько видов рачков (бокоплавы и циклопы), личинки некоторых ручейников, один вид рыб-широколобок.