Д.Б. Базаров, А.К. Тулохонов

Геологический институт Бурятского Филиала СО АН СССР, Улан-Удэ.

ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ И НЕОТЕКТОНИКА СЕВЕРНОГО БАЙКАЛА

Основные черты современного рельефа и особенности антропогенного осадконакопления Северного Байкала во многом определяются ее пространственным положением в зоне позднекайнозойского рифтогенеза. Значительные амплитуды неотектонических перемещений отдельных блоковых структур земной коры, создали картину мозаичных морфоструктур ограниченных зонами глубинных разломов. Среди наиболее крупных положительных морфоструктур Северного Прибайкалья можно выделить Байкальскую, Баргузинскую и Северо-Муйский хребты, отрицательные морфоструктуры представлены Северо-Байкальской и Верхне-Ангарской впадинами. Наряду с ними в рельефе выражены и более мелкие тектоногенные формы типа Кичерской блоковой структуры и Рель-Тыйской предгорной ступени состоящей из нескольких сегментов, которые под косым углом подходят к берегу Байкала, образуя мысы и заливы.

Эти морфоструктуры претерпели сложную историю развития, отраженную в рельефе и в литолого-фациальных особенностях коррелятных осадков. Особенно информативными в этом отношении являются береговые зоны Байкала, в рельефе которых четко выражены следы новейших и современных теконических движений и экзогенных рельефообразующих процессов.

Тектоногенные формы рельефа. На северо-западном побережье озера тектоническое происхождение имеютберега мыса Котельниковский до устья р. Горемыка и от мыса Курла до пос. Нижнеангарск. Склоны на этих отрезках характеризуются значительными уклонами (до 45 — 70°). Вдоль них развиты обвально-осыпные шлейфы. Массовые смещения грунтов происходят в результате сейсмотектонических явлений и абразионной деятельности озера. О сейсмогенных свидетельствуют многочисленные «незалеченные» уступы и разрывы на крутых склонах. Поступающий к подножью склонов гравитационный материал образует узкие интенсивно абрадируемые крупноглыбовые пляжи. Естественно, подобные условия не благоприятствуют формированию озерных террас. Поэтому здесь наблюдаются лишь небольшие фрагменты аккумулятивных уровней высотой 8 - 12 м (мыс Красный Яр, в р-не устья руч. Чуна), прислоненные к крутым коренным бортам впадины. Небольшие участки тектоногенных склонов прослеживаются и вдоль восточных берегов озера. Судя по морфологии береговой линии и другим особенностям геоморфологического строения, рассматриваемые участки побережья озера свойственны тектонически стабильным или слабо воздымающимся блокам земной коры.

Озерный морфолитогенез.Самаянизкаябайкальская терраса высотой 2 — 4 м широко развита на всем побережье района, кроме абразионных берегов.5 — 7-метрорая терраса известна в губах Хакусы, Лаканда, Бол. Самдакан. Фрагменты — 12 м уровня отчетливо прослеживаются в устье р. Бирея, в Слюдянской губе, на мысе Тыя. В строении этих террас преобладают песчаные отложения при подчиненной роли галечников. Такой литологический состав слагающего материала предопределяет возможность развития эоловых процессов, что и наблюдается в районе Хакусской губы. По отдельным фаунистическим находкам можно предполагать, что возраст этих террас не опускается ниже верхнего плейстоцена. Особый интерес представляет изучение более высоких озерных террас. Одна из таких террас высотой до 18 — 20 м хорошо выражена в районе с. Байкальское. По данным В.Д. Маца и др. (1975), из основания ее разреза извлечены многочисленные остатки мелких грызунов средне- и верхнеплейстоценового возраста. Судя по геоморфологической позиции и стратиграфическому положению в разрезе антропогена, эоплейстоценовые отложения могут трансгрессивно залегать в цоколе других высоких озерно-аккумулятивных террас. В отличие от низких террас в составе 18—20 м уровня преобладают слабосортированные, часто обохренные отложения.

Следующий озерный уровень высотой 25—35 м наблюдается на мысах Тыя, Фролова, Оргокон. Характерной особенностью строения этих террас является разнообразие генетических типов слагающих осадков. Как правило, озерное происхождение имеют только низы вскрытых разрезов, а верхняя половина сложена аллювием (мыс Тыя), селевыми отложениями (падь Тошка) и моренным материалом (мысы Флорова, Оргокон). Озерное (происхождение имеют слабовсхолмленные равнины на Рель-Слюдянском междуречье с относительными превышениями над уровнем озера 50—60 м. В плане эти формы рельефа представляют участки древней озерной аккумуляции в виде залива, (вдающегося в глубь современной суши до уступа Слюдянского разлома. Озерные террасы высотой до 40— 60 м узкой полосы протягиваются по правому борту р. Кичеры в районе Кичеро-Верхнеангарской дельтовой равнины. Фаунистические находки и значительное содержание в террасовых отложениях моренного материала максимального оледенения позволяют отнести время ее формирования к раннему плейстоцену.

Из аллювиальных форм рельефа наиболее распространены низкие 3—5, 8—10 м террасы в устьях наиболее крупных рек, впадающих в озеро.

Ледниковый морфолитогенез на побережье Северного Байкала представлен только формами аккумулятивного рельефа, сложенного моренными и флювиогляциальными образованиями. При этом, максимальную площадь продукты ледниковой аккумуляции занимают на восточном побережье озера, где ими сложены высокие мысы (Оргокон, Флорова и др). По данным Б. Ф. Лута (1964), в районе губы Фролиха моренные гряды прослеживаются по дну озера до глубины 50— 100 м. На западном берегу, на всем исследованном отрезке, древние ледники не оставили заметных следов в рельефе. Остатки морен отмечены только в устьях рек Слюдянка, Рель и Холодная. Такое резкое асимметричное развитие антропогенового оледенения объясняется тем, что максимальной мощности ледниковые потоки достигали на наветренных западных склонах Байкальского и Баргузинского хребтов, где выпадала основная масса атмосферных осадков, На противоположных склонах с дефицитом влажности формировались сравнительно небольшие ледники.

Судя по характеру размещения конечных моренных гряд и разделяющих их флювиогляциальных отложений, можно предполагать, что плейстоценовые ледники не менее трех раз разгружались на восточном побережье озера и в долинах Баргузинского хребта. Моренные валы отчетливо выражены на аэрофотоснимках в нижнем течении рек Акули, Акуликана. Остатки двух разновозрастных морен выделяются в губе Фролиха. Возраст максимального оледенения Северного Прибайкалья параллелизуется с самаровской эпохой Западной Сибири (Кульчицкий, 1973). Более поздние ледниковые эпохи, учитывая, что тазовское оледенение в Сибири не получило широкого распространения, наиболее реально сопоставлять с зырянским и сартанским временем.

Новейшие и современные тектонические движения. Анализируя плановые очертания береговой линии и наличие одновозрастных террас, расположенных на разных гипсометрических уровнях, нельзя не отметить проявления новейшей и современной мелкоблоковой дифференциации побережья Северного Байкала.

На северо-западном побережье примером молодого затопленного участка служит берег от с. Байкальское до мыса Курла, который резко отличается от соседних районов изрезанностью береговой линии и развитием форм рельефа и осадков, характерных для озерного мелководья. В результате последующей инверсии эти участки, сложенные рыхлым осадочным материалом, подверглись абразии, что и создало картину расчлененных бухтовых берегов, осложненных к тому же нарастающими дельтовыми мысами рек Слюдянка и Тыя.

Восточные берега озера также характеризуются преобладанием абразионно-аккумулятивных форм рельефа. Однако, в отличие от западного побережья, здесь реки при впадении в озеро не образуют дельт и конусов выноса, за исключением аккумулятивных равнин в устье рек Томпуды, Шегнанды, сложенных продуктами выноса ледников. Такую асимметрию нельзя объяснить различиями в водном режиме рек, впадающих в озеро с противоположных склонов впадины, даже наоборот, казалось бы, что мощные моренные валы благоприятствуют формированию обширных дельт в устье рек, стекающих с Баргузинского хребта, при одинаковых уклонах дна. Однако ничего подобного не наблюдается, более того, в устье руч. Фролиха, Аяя воды озера на несколько километров вдаются в глубь берега, образуя бухты, напоминающие скандинавские фиорды.

Эти наблюдения дают возможность предполагать, что рельеф на рассматриваемом участке испытывает тенденцию к погружению, в результате чего выносимые в озеро осадки уходят на дно, формируя подводные склоны трансгрессивно-аккумулятивного типа. Безусловно, погружение, как во времени, так и в пространстве, происходило не везде равномерно и сменялось иногда локальными поднятиями, следами которых являются низкие озерные уровни, выделяемые на некоторых участках побережья.

В районе Дагарской губы на аэрофотоснимках отчетливо выражены три уровня стояния озерных вод, которые, судя по сохранности, совсем недавно вышли из зоны влияния берегоформирующих процессов. Эти террасы в настоящее время удалены на 400—500 м от Байкала и интенсивно перевеваются. В выдувах найдены многочисленные следы обитания и орудия неолитического человека. В районе пос. Нижнеангарск происходит наращивание береговой косы; Эти явления свидетельствуют о тектонических поднятиях северного побережья озера. На правомерность такого вывода косвенно указывает и некоторое осушение болот, и появление лесной растительности на низинных массивах Верхнеангарской впадины.

Эти данные раскрывают сложную дифференцированную историю развития побережья Северного Байкала, которую необходимо учитывать при составлении геоморфологических и инженерно-геологических карт.