Глава 3. Антропогенный вклад в изменение климата

 

3.1. Города — объекты максимальных энергетических загрязнений

Техническая цивилизация, развивая свою энергоемкость и промышленное разнообразие, создает особую сферу повсеместных искусственных процессов и максимизирует свои возможности в городах, особенно в супергородах с населением более 1 млн человек. По современным оценкам [8] к 2050 г. население планеты составит 10 млрд человек, причем ежегодный прирост в последующие годы будет около 90 млн/год (>3 человека в секунду). Следовательно, число супергородов возрастет. Так, если в 1992 г. количество супергородов с населением >10 млн человек было 13, к 2020 г. эта цифра почти удвоится (n > 22). При этом площадь неосвоенных земель на душу населения сократится более чем вдвое (с 1.8 до 0.8 га). Предполагаемые темпы роста народонаселения и городов приведут к техногенной деградации площади в Европе на 12.5%, а в Азии — на 7.3%. Естественно, что именно города являются очагами производства энергии, переработки и перераспределения вещества на Земле. Огромное изменение уже произошло в составе земной атмосферы [80].Если в доиндустриальный период в составе атмосферы содержалось: СО2 = 280 ppmv (part per million volume), CH4 = 650 ppbv (part per billion volume), то в индустриальный период содержание этих газов значительно выросло: СО2 = 360 ppmv, CH4 = 1700 ppbv . Это изменение газового состава атмосферы привносит свой вклад в ряд причин общего потепления климата Земли.

Перспектива потепления для сибирских широт приведена на рис.23. Остановимся на этом подробнее. Просочившиеся на рынок информации прогнозы о "субтропической Сибири" к середине ХХI столетия уже будоражат потребителей хорошего климата, как говорят палеоклиматологи, "сибирского оптимума". Приведенный рисунок подтверждает положительную климатическую тенденцию. Но при этом не учитывается или многим неизвестно то, что по пути к оптимуму Сибирь переживет громадные ландшафтные, гидрологические, температурные, влагооборотные перестройки и преобразования [140]. Не исключено "пришествие" вод Арктики и без "переброски сибирских рек на юг".

Рис. 23. Прогнозируемый прирост температуры (°С) поверхности горных пород в Западной Сибири в XXI в. [40, с.138]

В последнее время внимание исследователей нацелено на изучение ледовой разгрузки полярных областей Земли [33, 60, 73]. Действительно, можно говорить об ураганном таянии льдов Арктики. Причем, как было выявлено, подводная часть льда тает почти в пять раз быстрее, чем надводная. При этом за 21 год таяния льдов их толщина уменьшилась на 1.8 м, т.е. почти на 40% лед уже растаял, чем и вызывается общий подъем Мирового океана [80, 101, 125, 127, 140].

Территории городов представляют собой огромные аномалии геолого-геофизической среды. Причем эти аномалии характеризуются огромным разнообразием энергоемких процессов, создающих особую среду акустических, воздушных, физико-химических, гравитационных, электрических и магнитных процессов. Создание техноэкономической среды города сопровождается глобальным и тотальным отклонением систем и процессов от природных стандартов. Именно на территории городов люди встречаются со всем перечнем модификации физических полей [102].

Электромагнитное загрязнение города следует рассматривать по нескольким направлениям, главными из которых являются:

1) непосредственное воздействие электрических и магнитных полей на население города;

2) воздействие техногенных электропроцессов (полей, токов) на природную геолого-геофизическую среду города;

3) искажение естественных режимов природных электропроцессов и, как следствие, опосредованное воздействие на живой организм и технические системы (гальванопроцессы, электрокоррозия и др.);

4) гибридизация и взаимное усиление процессов, вызванных электромагнитным и другими видами загрязнений.

В первом направлении можно выделить варианты действия "сильных" полей (от радиолокаторов, радиостанций, высоковольтных линий электропередач, промышленных источников и т.п.) и так называемых "слабых" полей. Если сильным воздействиям население города подвергается фрагментарно во времени и по территории, то слабым подвержено постоянно, что делает эти воздействия проблемой ничуть не менее актуальной, чем сильные. Касаясь состава слабых воздействий, в первую очередь следует отметить, что их влияние может привести к значительным эффектам в плане действия на состояние живых организмов [23, 35, 55, 75, 131, 136, 155].

Электропроизводство и электропотребление на территории города оказывают сильное влияние как на режим атмосферного электричества, так и на параметры теллурических (блуждающих подземных) токов. Эти влияния сильно меняют физическое качество окружающей среды города, но, как правило, не фигурируют в общем перечне экологически учитываемых параметров. Рассматривая второй класс электромагнитных загрязнений, следует иметь в виду, что возникают цепочки косвенных, а потому трудно диагностируемых причин воздействия на здоровье [102, 134].

К примеру, многие недомогания, вызванные повышенным уровнем влажности (если город находится в зоне влияния реки или водохранилища), существенно возрастают из-за дополнительной ионизации воды вблизи высоковольтных линий электропередач. Вода в атмосфере города может находиться в виде обычных молекул, молекулярных ассоциатов (от двух до восьми молекул), которые характеризуются высокой вероятностью ионизации. Кроме того, наличие в атмосфере города естественных и промышленных аэрозолей, особенно содержащих соли металлов и щелочи, приводит к облегчению ионизации этой "чистой" (металлизированной) воды на 14-15 порядков. Естественно, это ведет к значительному изменению водно-ионного состава воздуха и сильно влияет на состояние больных и здоровых людей. Подчеркнем, что в качестве одной из причин ухудшения состояния здоровья будет электромагнитное загрязнение [132, 147].

Кроме того, дальнейшая цепь физических процессов приводит к мощному перераспределению носителей заряда в атмосфере города, которому способствуют естественные статистические поля. При этом атмосферное электрическое поле напряженностью 130-150 В/м как бы разбавляет образовавшиеся носители заряда. Аэродинамические потоки (ветры) в свою очередь участвуют в образовании так называемых "атмосферных электролинз", электрическое поле внутри которых возрастает в десятки раз (имеются отдельные регистрации [3, 36, 56, 125] в определенных геолого-геофизических обстановках полей, достигавших 10'000 В/м). Естественно, что даже кратковременное существование в атмосфере города "электролинз" (которые могут рассматриваться как специфический вид техногенно обусловленного электромагнитного загрязнения) неизбежно скажется на состоянии здоровья людей, попавших в область высоких напряженностей атмосферного электричества. Поэтому важно знать городские максимумы электрогенных процессов (электромагнитных излучений, мест ионизации, концентраций ионизированного материала и т.п.). С этими же процессами тесно связана проблема так называемых светящихся образований (плазмоидов), которые могут служить индикаторами мест интенсивных электропроцессов в городе и сами являются специфическим видом и источником электромагнитного нарушения фонового состояния геофизических полей [4, 36, 99].

Касаясь темы промышленного производства блуждающих токов, нужно сопоставить их параметры с параметрами токов естественного происхождения. Напряженности электрических полей, имеющих место в естественной среде (в земле, вблизи от поверхности), колеблются в пределах 5-10 мВ/м. Основным источником накачки теллурических токов в грунты города является наземный электрорельсовый транспорт и метро. Эти источники создают теллурические поля 300-1600 мВ/м, т.е. в сотни раз превышающие естественные. В определенных условиях наложения производственных и геолого-геофизических процессов теллурические токи ("подземные плазмопотоки") превышают естественные в десятки и сотни тысяч раз (например, на территории завода им. Лихачева в Москве, где резко повышено электролитическое качество подземных вод) [92, 101, 145].

Другим важным источником накачки блуждающих токов являются станции катодной противокоррозийной защиты, генерирующие поля 60-280 мВ/м. Они же, как установлено косвенными измерениями, являются причиной достаточно мощных магнитных полей, создаваемых вокруг труб, защищаемых от коррозии проходящих непосредственно в жилом секторе и даже в квартирах [155].

Характерно, что загрязнение подземной геолого-геофизической среды блуждающими токами весьма дальнодействующее. Изменения их величины фиксируются на расстоянии 0.1-10 км от источников в зависимости от систем техногенерации токов, строения и свойств грунтов. Исследование теллурических токов промышленного генезиса началось совсем недавно, и многие вопросы (если не большинство их) еще совершенно не выяснены. Особенно важен для больших городов вопрос так называемых связанных полей, проявление которых отмечается как совместный дрейф промышленных и естественных блуждающих токов. Однако сейчас несомненно то, что они существенно изменяют качество геолого-геофизической среды, влияя на электрозарядные атмосферные процессы, в том числе влияют и на генерацию плазмоидов в приземной атмосфере [80, 86, 117, 120, 132, 160].

Изучение низкоинтенсивных полей электромагнитного характера в городах важно и потому, что природный электромагнетизм в основном проявляется в низкоинтенсивных вариациях полей. Именно в этих значениях напряжения полей идет суммирование техногенных и природных качеств воздействий, которые "путают" организмы живых существ. Дело в том, что высокоинтенсивные поля техногенных воздействий распознаются организмом и не воспринимаются "добровольно". Конечно, техногенный электромагнетизм может "сломать" сопротивление организма, но это уже процесс, вскрываемый и подлежащий учету со стороны санитарных и медицинских служб. В случае же низкоинтенсивных полей организм может принимать вариацию за естественный фон и не борется с ним, при этом идет скрытое накопление дефектов [102].

Кроме того, надо иметь в виду, что слабоинтенсивные поля имеют доступ в каждую квартиру и в каждое учреждение, т.е. эти поля придвинуты к каждому жителю города на протяжении всей его жизни.

Как уже отмечалось ранее, в практике санитарно-эпидемиологического надзора, как правило, учитываются высокоинтенсивные электрические, магнитные (постоянные и переменные) и электромагнитные поля. Воздействие полей высокой интенсивности может доходить до теплового (от воздействия лазерного луча, локатора, открытой СВЧ-печи и т.п.) и за короткое время способно привести к смерти организма. Известны случаи, когда после попадания в "луч" СВЧ-излучения от радиолокатора, даже при слабом ощущении тепла на короткое время, развивались тяжелые поражения крови с летальным исходом (кровь загустевала и сворачивалась).

Действенность полей любой природы наиболее естественно оценивать, начиная с их высоких интенсивностей, при которых происходят заметные эффекты: тепловые, быстрые изменения состава тканей и жидкостей организма, нарушение двигательных функций и т.п. Известно, например, что при работе с сильными магнитами наступает потеря осязания пальцев (когда руки находятся вблизи магнитов), изменяются их двигательные функции и т.д. Санитарная норма максимального поля устанавливается такая, чтобы только эти последствия были менее выраженными. Однако то, что происходит при таком магнитном воздействии с другими органами и системами организма (иммунной, сердечно-сосудистой, нервной, органами чувств) остается за пределами внимания. Влияние полей в этом случае не может быть адекватно учтено по статистике профзаболеваний. Более того, санитарные нормы на постоянные и переменные поля существуют только на производстве. Считается, что воздействие их вне производства исчезающе малы [55].

Между тем исследования воздействия полей малой интенсивности говорят обратное [30, 102]. Эволюционно живые организмы сформировались в условиях естественных геомагнитного и геоэлектрического полей, которые сами относительно невелики по сравнению с теми, которые могут производить технические устройства. Но, как показывают наблюдения, организмы чувствительны даже к малым вариациям этих полей, причем крайне важными являются амплитуда и спектр (частота) вариаций. Эти малые вариации, по современным представлениям, не могут оказывать сколько-нибудь существенного воздействия на организм, связанного с их энергетическими параметрами (например, нагрев). Однако несомненна их связь с состоянием организма — во время магнитных бурь увеличивается количество сердечно-сосудистых и нервно-психических патологий, приведен перечень статей, в которых доказывается связь заболеваемости и смертности от сердечно-сосудистых патологий с возмущениями геомагнитного поля (бурями). Общеизвестные работы, сведенные в сборник А.Л.Чижевского [97], по мере развития науки и более глубокого учета состояния здоровья и солнечно-земных взаимосвязей, становятся во главе комплексной отрасли знания по адаптации человечества в период климатической и биосферной перестройки. Например, в [35] приводятся сведения, что во время магнитных бурь количество умерших скоропостижно от инфаркта миокарда увеличивается в 1.25-1.5 раза. Количество больных ишемической болезнью сердца с реакцией кровотока на возмущенность геомагнитного поля в 2.5-3 раза превышает количество реагирующих на изменение атмосферного давления.

Поэтому исследователи справедливо считают, что воздействие на организм со стороны "слабых" полей носит информационный, возможно даже управляющий, характер. Организмы же, в свою очередь, эволюционно настроены на восприятие внешних "слабых" управляющих сигналов, для реализации которых в живых объектах существуют соответствующие механизмы. Обнаружено, например, что некоторые виды птиц ориентируются в пространстве и перелетают на большие расстояния по геомагнитному полю. При этом в качестве чувствительных элементов природа использовала зерна биогенного магнетита, особым образом встроенные в нервную ткань. Вопросы экологии "слабых" воздействий в настоящее время активно изучаются. Поэтому вполне правомерна постановка вопроса о загрязнении среды обитания "слабыми" полями, которые по информационному управляющему каналу могут сильно воздействовать на организм [128, 130-132].

Статистика обращений в "Скорую помощь" впервые надежно подтвердила данные, позволяющие считать техногенные поля одной из основных причин инфарктов миокарда [134, 136, 155]. Так, снижение обращений в "Скорую помощь" по этой причине в субботу и воскресенье составляло 70%(!) по сравнению с рабочими днями. Показано, что это снижение не может быть обусловлено выездом населения из города в эти дни, а также возможным снижением газово-аэрозольных выбросов в атмосферу в выходные и праздничные дни, поскольку отсутствует подобная корреляция в числе вызовов по поводу дыхательных патологий. Прямыми измерениями с применением специально сконструированного чувствительного магнитометра установлено, что уровень ультранизкочастотных (УНЧ) и очень низкочастотных (ОНЧ) вариаций техногенного происхождения снижается в выходные и праздничные дни до 50%, что и является, по мнению авторов, одной из существенных причин спада инфарктов (УНЧ — 0.001-0.2 Гц; ОНЧ — 0.2-1000 Гц). Установлено также, что техногенные вариации УНЧ диапазона (возникающие, как правило, при переключении режимов производственного электрооборудования, электротранспорта и т.д.) вид, очень сходны с природными вариациями, как раз теми, которые бывают при магнитных бурях. Однако их амплитуда может быть в 102-105 раз больше в зависимости от места установления датчика.

Выстраивается логическая цепь: доказанная связь сердечно-сосудистых патологий с геомагнитными вариациями → сходные с геомагнитными техногенные вариации (значительно большие по амплитуде) → высокая степень зависимости данной группы патологий от техногенных магнитных вариаций.

Таким образом, техногенные электромагнитные "слабые" поля могут и должны рассматриваться как вид электромагнитного загрязнения, равно как и другие причины, искажающие природные электрополевые процессы в среде обитания [102].

3.2. Техническая генерация неисправностей в Природе

Нет недостатка в указаниях на то, что энерго- и массоемкие процессы антропогенной деятельности чреваты губительными последстви ями для геолого-геофизических процессов и среды обитания. Достаточно широко и разнообразно описаны и общебиосферные последствия за счет снижения уровня закономерного состояния организма Земли [8, 12, 20, 23, 32, 133]. Даже международные институты и межгосударственные соглашения учитывали в некоторых своих предложениях и постановлениях особенности климатических перестроек и техногенных последствий, в том числе и потепление [61, 72, 76, 132, 136, 144]. Но налаженная система производства скрытого целеполагания в текущей фазе цивилизации (под прикрытием приумножения жизненных благ и военной безопасности) продолжает свое развитие в направлении углубления и обострения общепланетного кризиса. "Брошен вызов" и Солнечной системе серией преднамеренных воздействий, особенно в области электромагнитных излучений, осуществлено влияние и на внешний космос. Искушение "покорением природы" продолжается, новая религия прибыли за счет технической реализации в расцвете. И тем не менее появляются сбои, но уже в самом состоянии и реагировании геолого-геофизической среды и климата.

Мобилизованные у Земли вещество и энергия претворяются в миллиарды технических изделий и в широчайшую взаимосвязь между ними. Появилась новая искусственная среда для миллионов людей во многих мегаполисах.

Рассмотрим результаты техногенного воздействия на геокосмос, как процесс внесения неисправностей в естественную систему околоземного и космического пространства. Пусть имеется сложная система околоземного и космического пространства, сложная система Z Земли. Подсистемы, из которых состоит система Z, находятся в функциональной взаимосвязи. Система (Z) и ее функционирование (F) требует управления (U) или самоуправления в процессе автоэволюции U = (Z, F) [27].

Тогда все процессы техногенного характера для процесса автоэволюции планеты Земля будут означать нечто иное, чем "генерация неисправностей" в функционировании природных систем. При этом следует иметь в виду, что неисправности, генерируемые развитием модели текущей фазы цивилизации, в последнее десятилетие выходят в геокосмос Земли и Солнечную систему. Эти неисправности уходят далеко за настоящее время, поскольку они модифицируют будущее геологических процессов, тел и систем. Именно массовое нарушение пространственно-временных последовательностей процессов эволюции Земли означает переход количества в качество. Расширительное значение сценария нашей цивилизации означает несанкционированное внедрение в Солнечную систему. Солнечной системе не была предъявлена программа по превышению светимости Земли в радиодиапазоне над Солнцем. Земля, как "сверхновая в радиодиапазоне" звезда, все более излучает и оказывает огромное воздействие на общее состояние естественного радиодиапазона в Солнечной системе. Реализация этого преимущества односторонним порядком положила начало скрытым механизмам отклика системы на вызов Земле, вернее, техногенных сил в ее оболочках, при этом, как это уже упоминалось, "диалог" электромагнитного излучения между техногенными средствами ЭМИ и солнечно-системным фоном может привести к торможению движения Земли по орбите со всеми вытекающими последствиями. Но как скажется это преимущество человечества над Солнцем? Кто даст хотя бы приблизительно ответ на этот вопрос? Вполне тщеславно развиваются нацеленные на изоляцию обширные идеи уникальности земной жизни. Кого могут устроить эти идеи? А как сложно оказалась вживлена в человечество эта разрушительная программа по разгрому Земли. Все это осуществлялось под покровом "удовлетворения нужд" и "повышения уровня жизни", человечество втянуто в бесконечную борьбу против автоэволюции Солнечной системы. Кем и для чего? Давайте посмотрим, только ли "эмоции" содержатся в изложенном выше перечне вопросов.

Итак, антропогенная генерация неисправностей, привносимых в планетную и космическую среду, нарастает качественно и количественно. Дадим небольшую простейшую классификацию неисправностей:

а) уничтожение частей и элементов природной среды;

б) деформация вещества и энергообеспеченности природных систем;

в) уничтожение связи между природными системами и внутри системы;

г) деформация природной сети сильно- и слабовзаимодействующих средств связи.

Все виды вносимых в планетное состояние неисправностей закрепляются развитием техноcферы, процессы которой полностью подсоединены к человеческой деятельности. Предоставленная самой себе техноcфера в полном соответствии со вторым началом термодинамики устремляется к хаосу и, естественно, к еще одной разновидности деформации геолого-геофизической среды. Конечно, Земля, будучи системой открытой в космос в вещественном и энергетическом планах, сможет утилизировать успехи золото-урановой фазы цивилизации, но вопрос о человечестве остается открытым и далеко не праздным.

Дело в том, что техногенно-мобилизованные вещества и энергии гибридизируются с природными процессами. Причем количество и повсеместность этих процессов (особенно в крупных урбанистических зонах) нарастают, переводя природную автоэволюцию Земли в искусственную "техноавтоэволюцию". Результат этого явления непредсказуем. Ясно одно, что приращение техногенного воздействия разом на всю геолого-геофизическую среду — это очередной шок планете (не говоря уже о людях). Естественно, что шоковые реакции планеты — это катастрофы [8, 33, 118, 129]. Итак, масштаб неисправностей дорос до неизбежности катастрофического исхода в любом случае. Вопрос заключается лишь в том, чтобы выявить место, время и масштаб той или иной катастрофы. Правда, дело может облегчиться, если иметь в виду тот факт, что неисправности, делегируемые в космос с нашей планеты, вызовут защитные механизмы Солнечной системы. Эти механизмы, неведомые нам, могут сохранить целостность и эволюционную направленность Земли. Но что будет предъявлено людям, экспортирующим неисправности в космос, это уже дело стабилизирующих программ, законов и эволюционных принципов, присущих уровню и масштабу Солнечной системы. Так, Земля уже попала под воздействие двух управляющих программ — земной и космической [9].

3.3. Вклад техногенной генерации неисправностей в климатический хаос

Термин "климатический хаос" введен академиком К.Я.Кондратьевым [23, 53], причем, как показали события последнего десятилетия, это не преувеличение. Климатический разбаланс второй половины XX в. и связанные с ним стрессогены (табл.9) обязан не только природным, но и техногенным причинам, часть из которых имеет явно причинно-следственную связь, а часть — без однозначных соответствий. Наиболее распространенной версией климатического сдвига на Земле является версия общепланетарного потепления на базе парникового эффекта из-за избыточного техногенного поступления СО2 и так называемых малых газов (в основном метана). Широкое обсуждение этой модели потепления климата, ее расчетные разновидности и правдоподобие позволило ей поглотить основные макроэкологические тревоги мировой (да и научной) общественности [72, 89, 91, 121, 127, 136].

Табл. 9. Классификация стрессогенов в период климатических изменений

Таблица 9

В последние годы возникает столь же обширная и дискуссионная тема о фиксируемом процессе убыли ОСО в стратосфере. Правда и здесь пока возымела преимущество хладоагентная (фреоновая) версия возникновения убыли ОСО [5, 19, 37, 61]. Наметившийся поворот (вернее, расширение фреонового сценария гашения озона) вывел к уже упомянутой роли ракетных пусков (риc.24). Продолжим эту тенденцию выявления роли космической техники на климатическое состояние Земли [79, 80, 85, 86, 120, 121, 117]. Как в случае озоногашения, так и в случае возникновения и поддержания климатического хаоса ракетная проработка околоземного пространства незаслуженно умолчана в науке и обойдена вниманием мировой общественности. Многие узкопрофессиональные замечания экологического характера также оказались в информационной тени. И только обстоятельное рассмотрение проблемы С.Рыбниковым [84] позволило выявить управляющую роль ракетных пусков в климатических процессах планеты.

Рис. 24. Широтное распределение концентрации озона и техногенно -природные источники метана [137]:

1 — самопроизвольное "всплывание" СН4 к стратосфере (с периодом жизни метана 7-11 лет); 2 — высоконапорные переохлажденные струи воды и метана в арктическом регионе (прорыв газогидратных панцирей и детонация газогидратов); 3 — выброс метана и других углеводородов в ионосферу с помощью ракет.

Примечание. Характерно, что производство антропогенного метана достигает 210 Мт/год, а природный режим поступления СН4 составляет 850 Мт/год, т.е. техногенный приток составляет 24,7% от его суммарной ежегодной дозы. Кроме того, дополнительные расчеты по мировым данным для 50 стран-производителей парниковых газов в атмосферу на 1987 г. показывают, что на 1 км по тепловым эквивалентам (CO2) наибольшее количество выбросов приходится на высокоразвитые страны с промышленным производством сельского хозяйства — Нидерланды, ФРГ, Бельгия и др. (Мировые ресурсы. 1990-1991. Докл. Ин-та мировых ресурсов. Вашингтон, 1992). Оказывается, что суперурожаи вносят громадный вклад в общее потепление Земли за счет изменения химического состава атмосферы.

Следует сразу подчеркнуть, что экобезопасность ракетных пусков была "доказана" в первые годы (и первые десятки стартов) развития космической техники на основе изучения довольно узкого набора физических и метеорологических явлений в послепусковой период. Странно, что этих исследований оказалось достаточно для десятков тысяч последующих пусков, без дополнительных предложений, экспериментов и расширения параметров слежения за последствиями пусков. Но факты — вещь упорная, и геофизики и метеорологи начали фиксировать необычности в релаксационных процессах атмосферы. Со временем эти необычности становятся обычными и общеизвест ными. И все же первые старты аппаратов челночного типа ("Шаттл") сильно озадачили исследователей, поскольку четко и неоднократно фиксировались [44, 117, 126, 150 ]:

- выпадение радиоактивных осадков (неясного происхождения) в виде кислотного тумана и водяной пыли вблизи мест старта;

- возникновение плазменных пузырей в ионосфере за счет выхлопов двигателей управления на орбитах;

- интенсивное образование HCl и резкое увеличение аэрозолей различного состава.

Так была начата фиксация локальных последствий стартов. Потребовались годы и сотни стартов крупнотоннажных изделий, чтобы выявить и обосновать их региональное климатическое значение. Уже в 1990 г. стала ясной громадная роль ракетной техники не только во влиянии на климат в регионах, но и в генерации метеокатастроф крупнейших масштабов в местах, далеко отстоящих от космодромов. В послестартовый период с постоянной времени до 10 дней (в зависимости от качества геолого-геофизической среды и геомагнитной обстановки) происходили дожди — зимой и снежные выпадения — летом. В поисках более значительных последствий исследователи пришли к выводу, что в сумме среднестатистический запуск КА"Шаттл" генерирует в Северной Атлантике и Карибском бассейне свыше двух дополнительных (к среднему числу за время реакции погоды на пуск) циклонов, причем наиболее разрушительных. Более того, пуск КА "Шаттл" во Флориде с недельной постоянной времени сказывается метеокатастрофами в Закавказье [84]. Поэтому расхожий термин "взбесившаяся природа" следует переадресовать "техническим успехам". Необнародованное управление метеокатастрофами продолжается и поныне и запланировано на будущее, наверное, с целью выработать привычку к циклонам, кислотным дождям, засухам, жаре и холоду. "Смешение сезонов из-за роста макротурбулентности атмосферы, нарушающей естественные процессы в ней, внезапные метеокатастрофы, ракетная весна среди зимы, ракетная осень среди лета, ракетная затяжка весны, ракетное усиление зимних холодов и летней суши — все это создается искусственно и без нашей на то воли" [84, с.23]. Стоит лишь добавить, что массовое гашение стратосферного озона за один пуск КА "Шаттл" приводит к резкому возрастанию температурных градиентов атмосферы и поощряет скорости ураганов [108, 113, 118, 122]. Характерно и то, что длительное время (до середины 70-х гг. XX в.) пуски назначались по мере готовности РН к старту. Начиная с 80-х гг. участились отсрочки по погодным условиям, но ионосферные возмущения или геомагнитные бури не задерживали нажатие кнопки "Пуск" (см. рис.16-20).

Следует указать и на предполагаемый режим использования систем типа "Space-Shuttle". План годовых пусков, рассчитанный на 60 стартов, является чрезмерньм во всех отношениях [150]. Ведь даже половина от этого числа обозначит полный слом сезонных процессов в атмосфере. Кроме того, следует учесть и скрытые (не наблюдаемые) последствия деформации геолого-геофизической среды другими общепланетарными воздействиями (ядерные взрывы, высоковольтные ЛЭП, общее повышение радиационного фона и др.).

Глобальная, исподволь нарастающая причина шокового потепления заключена (на наш взгляд, надолго) и в угрозе избыточной метанизации [38]. По мере разрастания мирового промышленного комплекса резко ускоряется поступление газов, аэрозолей и тонкодисперсных материалов в воздушную и плазменные среды. Наряду с общеизвестным техногенным притоком хлорфторуглеродистых соединений (ХФУС), метана, углекислого газа и др., в атмосферу все с большей активностью начали поступать газы и из крупномасштабных резервуаров [37].

Особенно настораживающим оказывается поступление метана за счет взрывных процессов в газогидратных панцирях [38, 43]. Газогидратные залежи (гидраты углеводородных газов) — это твердые молекулярные соединения газов и воды, в которых молекулы газа при определенных давлениях и температуре заполняют структурные ячейки кристаллической решетки воды с помощью прочной водородной связи. Природные газы образуют крупные скопления в гидратном состоянии, причем большая часть в акватории морей и океанов соответствует условиям образования газогидратных залежей (ГГЗ). Характерно также, что ресурсы газа в ГГЗ в Мировом океане оценивается около 10 млрд т, т.е. ГГЗ являются основным видом накопления и сохранения СН4. Основные площади концентрации ГГЗ располагаются в местах сочленения арктического и антарктического шельфов с материками. Это крайне существенно, поскольку ледовая разгрузка создает условия для взрывов ГГЗ и образования высоконапорных газовых струй, достигающих стратосферы (см. рис.24). При этом возможен механизм гашения озона по формуле

3СН4 + 4O3 = 3CO2 + 6H2O.

Наличие специфических стратосферных свечений, регистрируемых в полярных областях, может быть прямым признаком попадания метана на эффективные высоты. Следует также подчеркнуть, что время жизни метана в атмосфере составляет (в зависимости от высоты и характера фона) 7-11 лет. При этом возможен механизм "автоподогрева": больше метана — теплее, теплее — больше метана. Такой механизм метанизации атмосферы может привести к шоковому повышению температуры со всеми последствиями перераспределения уровня Мирового океана [37]. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов вероятность того, что часть метана пойдет на образование воды и углекислого газа за счет гашения, озона. Нельзя сбрасывать со счетов метан, поступающий в атмосферу техногенным путем. Идет потеря метана при добыче угля, нефти и газа и при химическом производстве. Третьим источником поступления метана в атмосферу является биогенный источник, нарастающая производительность которого уже замечена.

Газогидратные источники метана, особенно в Арктическом регионе [37, 41], где с 1974 по 1985 г. зарегистрировано более 200 высоконапорных метановых струй (острова Беннета и Новая Земля), могут способствовать запуску "теплового динамо" как необратимое начало авторазогрева. Такое заключение не может считаться чрезмерным. Достаточно сослаться на выброс метана, зарегистрированный 18 февраля 1983 г. при прохождении американского спутника No 18943 (NOAA-6) над районом о-ва Беннета. Выброс произошел над северо-восточным берегом о-ва Беннета, и газовая шапка на высоте 13-17 км имела длину 250 км и ширину более 10 км. Еще более грандиозный выброс на высоту более 20 км описан П.С.Амандом (1986 г.) там же, у о-ва Беннета 28 февраля 1984  г. [38]. Если подобные выбросы станут систематическими (что подтверждается и февральским супервыбросом 1992 г.), то наряду с возрастанием озоновой неустойчивости в Арктике следует ожидать резкое потепление. Необходимо отметить, что ядерный полигон для подземных взрывов на о-ве Новая Земля служил и может служить в роли сейсмостимуляции прорыва газогидратных панцирей. В этом отношении большое значение имеет ревизия и доизучение геолого-геофизического отклика на взрыв ядерного устройства в атмосфере мощностью 50 Мт осенью 1961 г. на Новой Земле.

3.4. Разрозненные причины климатического хаоса

Этот вид причин воздействия на климатическую машину разнообразен по своей природе и все еще находится далеко за рамками общей тревоги. Иногда серьезные исследовательские работы на предмет выявления причин природы скоростного изменения климата Земли явно противоречивы и сильно вариативны. Представим ряд примеров таких причин в схеме "снизу вверх".

Представление о геооболочках Земли давно известно и привычно, это названия, заканчивающиеся на "сфера": астеносфера (прерывистый слой под земной корой), литосфера (твердая оболочка), гидросфера (жидкая оболочка), атмосфера (газовая), ионосфера и магнитосфера (ионизированные оболочки). И все же лишь последние десятилетия пришлись на повышение понимания значения межгеосферных взаимосвязей. Немало этому помогла модель организменной интерпретации Земли. Спутниковые наземные и подземные потоки инструментальных данных позволили выявить то, что земные территории весьма пестры по своему геолого-геофизическому качеству, как будто это само собой разумеется. Но лишь в конце 80-х гг. появилось успешное доказательство существования энергоактивных и энергопассивных зон твердых оболочек Земли [11, 13, 23, 41, 57, 58, 63, 66]. Потом стало ясно, что энергоактивным зонам соответствуют особые геолого-геофизические качества. Среди них на первом месте стоят энергоактивные зоны, в которых локализуются рудные тела и разнообразные по величине и геометрии разломы. Эта выявленная вещественно-энергетическая закономерность планеты является долговременным держателем вертикальных энерго- и маcсоперетоков (водные, газовые и аэрозольные струи) [69, 70, 73, 74]. Естественно, что периодизация и качество действия этих механизмов уравновешены относительно атмо-, ионо-, магнитосферной и общепланетной автоэволюции [8, 33, 118, 129, 132]. Миллионы лет разломы и рудные месторождения выполняли свою регуляторную роль в климатических и биосферных процессах.

Но вот наступил XX в., и около 150 тыс. (больших и малых) рудных аномалий (месторождений) разрушено путем изъятия рудных тел (добыча полезных ископаемых). Эти геологические тела уничтожены со скоростью взрыва (~10-7 по отношению к длительности их геологического существования). Конечно, вместе с ними исчезла и их функциональная роль в механизме вертикальных коммуникаций геосфер. Эту роль на себя взяли глубинные разломы, что и подтвердилось ростом числа глубоко- и мелкофокусных землетрясений в сейсмических и асейсмических регионах (например, 7-балльное сотрясение в Газли с 4-балльной магнитудой). Геодинамические отклики на изъятие рудных тел (пробок, закупоривающих трещины в астеносферу) приводят к резкому возрастанию газо- и аэрозольных выделений из глубин (например, аэрозольные скопления над Центральной Европой и на Южном Урале) [29]. Таким образом, множество закономерно возникших во времени и расположенных в пространстве планеты месторождений сыграли основополагающую роль в генерации и передаче глубинного электричества в верхлежащие оболочки. Нарушение этой закономерности только еще начинает сказываться: горные удары, шелушение, газовыделение, тектонические дрожания и другие геомеханические процессы.

Известно, что 8% суши полностью урбанизировано, т.е. занято антропогенными сооружениями [44, 61, 72, 89, 147]. Из этих сооружений наиболее поражающими для окружающей среды, включая и геокосмос, являются все мегаполисы мира (в основном более 400 супергородов). Важно то, что эти искусственные вулканы ("химеры" — в терминах Л.Гумилева) выбрасывают в атмосферу газов, аэрозолей, тонкодисперсных материалов до 3 млрд т в год. Это на 500 млн т больше, чем дают 578 природно-активных вулканов на нашей Земле [13, 31, 34]. Естественно, что такое количество вещества cверх "природной нормы" тоже влияет и на климат, и на ухудшение качества биосферы. Мировая тревога, отображаемая в работах [5, 8, 12, 18, 29, 44, 61, 67, 70, 76, 89, 101, 129, 136], обретает все большую обоснованность. Скоростное изменение климата переходит в нелинейную область, нарастает число комплексных метеокатастроф. По-видимому, мрачный прогноз Д.Медоуза стремится к завершению. Структура срыва нашей цивилизации хорошо усматривается из рис.25, отметим, что более новые работы в общем подтверждают направленность событий, вскрытую Д.Медоузом [162]

Рис. 25. Характеристики глобальных параметров жизнеподдержания [162]:

1 — невозобновляемык природные ресурсы, 2 — продукты питания на душу населения (кг зерна), 3 — капиталовложения на душу населения (долл. США), 4 — загрязнение окружающей среды, 5 — народонаселение.

Развивающееся общее видоизменение геофизического портрета Земли за счет колоссальной электровыработки (~5·1026 эрг на 2000 г.) оказывает особое и трудноуловимое влияние на общее климатическое и биосферное состояние. Дело в том, что, согласно последним данным, выявлено, что вариации скорости вращения Земли тесно сопряжены с конфигурацией и напряженностью межпланетного магнитного поля (ММП). Если это так, то качество и интенсивность общепланетных электромагнитных характеристик также должны сказываться на уровне взаимодействия магнитосферы Земли и ММП. Следовательно, искусственная модификация параметров состояния магнитосферы неизбежно скажется на характере ускорений и торможений вращения Земли. К сожалению, как было указано выше, есть серьезные признаки такой модификации.

Еще в 1985 г. [96, 133] появилось серьезное указание на формирование семидневного цикла колебания геомагнитных показателей Рc1 и Pi1. Характерно, что эти процессы прослеживаются на высотах 38-42 тыс. км над поверхностью Земли и тяготеют к стационарным орбитам (~36 тыс. км), заполненным к настоящему времени активными спутниками связи. Такой цикл связывается со сбором производственных мощностей по воскресеньям. Экологически это значит: видоизменение магнитосферы, внесение помех в солнечно-земные взаимосвязи и, как результат этого, новый вид взаимодействия с пространственной и энергетической структурой межпланетной среды, функционирующей в режиме резонанса всей Солнечной системы. В связи с этим появились устные высказывания специалистов о том, что изменение геофизического портрета Земли приводит к модификации солнечной активности, нацеленной на снижение электромагнитного разбалансирования в Солнечной системе. Действительно, особенность 22- и 23-го солнечных циклов состоит в том, что перекрыты, по существу, все имевшиеся рекорды его деятельности в активном периоде. Много новых эффектов зарегистрировано и на интервале спада активности. Гравитационные эффекты в особенностях движения полюса Земли оказались связанными с концентрацией плазменно-пылевой материи в гелиосфере. Наличие дальнодействующих сил в Солнечной системе, конечно же, вскрыли искусственные модификации в магнитосфере Земли.

Здесь целесообразно подчеркнуть огромную роль Солнца в общей и частной последовательностях воздействий его излучений на жизненные процессы. Еще в 20-х гг. XX в. (и в более поздний период) А.Л.Чижевский неоднократно обращал внимание медиков, биологов и астрофизиков на тесную связь биосферных процессов с периодиза цией солнечной активности [97]. Его работы широко известны, но мало применены. На наш взгляд, и в контексте данной работы следует обратить внимание исследователей на выдвижение принципа солнечного Z-излучения, максимально и специфически функционально влияющего на живые организмы, включая и человека. А.Л.Чижевский обстоятельно излагал свои результаты: "Этот феномен, получивший название эффекта Чижевского-Вельховера, был объяснен нами тем, что определенные микроорганизмы, выращенные на определенной среде, отзываются своей метахромазией на те Z-излучения, которые возникают в глубоколежащих слоях Солнца и не могут быть еще выявлены астрофизически. Этот эффект был найден в результате почти 15-летней работы: Что касается глубины возникновения солнечных феноменов, обладающих Z-излучением, то по этому вопросу мнения астрофизиков расходятся. В 1940 г. мною был построен живой бактериальный прибор, предупреждающий появление излучений Солнца" ([97, с.730], курсив наш).

<...> Далее, рассматривается и исследуется вопрос воздействия Z-излучения на состояние человеческого организма. От внезапных Z-излучений Солнца гибнут не здоровые, а слабые, изношенные, старые организмы. Наиболее быстро погибают больные, страдающие тяжелыми расстройствами нервной системы и ее центрального аппарата — мозга. Несколько позже умирают люди от сердечно-сосудистых заболеваний. Затем идут смерти от тяжелых заболеваний других внутренних органов. Таким образом, первый удар Z-излучение наносит по центральной нервной системе... [с.734].

<...> На основополагающую роль Солнца неоднократно указывал и В.И.Вернадский [18]. Решая вопросы биогеохимического проявления на грани между живыми и косными естественными телами биосферы, пришлось неизбежно ставить задачу о миграции химических элементов и энергообеспечении этих процессов. В.И.Вернадский подчеркнул решающую роль Солнца: "Миграция химических элементов, отвечающая живому веществу биосферы, является огромным планетным процессом, вызываемым в основном космической энергией Солнца, строящим и определяющим геохимию биосферы и закономерность всех происходящих на ней физико-химических и геологических явлений, определяющих организованность этой земной оболочки" [с.138].

Модель "живой Земли" [8, 16, 35, 118, 129] позволяет говорить о ее жизнедеятельности, базирующейся и на солнечно-земном энергетическом обмене. Резонансные процессы в Солнечной системе в энергоинформационных перетоках профилируют автоэволюцию и нашей планеты. Ее количественные и качественные сценарии накопления и траты энергии согласованы с общими для Солнечной системы процессами эволюции. Техногенное исключение Земли из системной гомеостатики касается не только и не столько вещественных преобразований планеты, сколько электромагнитных средств ее связи с организующими потенциалами ближнего и дальнего космоса. Поэтому основные методы приведения Земли в системное космическое соподчинение будет осуществляться в соответствии с космофизической программой организации будущего всей Солнечной системы [8]. Средства, уместные для этой цели — это энергоемкие электромагнитные воздействия [29], а также развитие процессов, модифицирующих физические характеристики межпланетных полостей. На наш взгляд, этот процесс уже идет в сторону возрастания общего содержания эфира (модифицированного поляризационного физического вакуума [38]. Уже отмечаются учащения и усиления техноэффективных вспышек на Солнце. Солнечное воздействие электромагнитного характера резко обостряется в случае инверсии знака геомагнитного поля. Процесс смены знака повлечет за собой резкое снижение защитных свойств магнитосферы Земли. Это приведет к тому, что и волновые, и корпускулярные воздействия Солнца беспрепятственно достигнут нижней атмосферы и окажут прямое воздействие на биоту Земли. В катастрофическом состоянии окажется и вся техногенная система, в первую очередь выйдет из строя высокоточная электроника (как это было не однажды с геостационарными спутниками). Ширящееся явление генерации светящихся образований в атмосфере и ближнем космосе [36, 40, 99, 148, 160] — это первая фаза внешней коррекции состояния Земли, а также изменяющихся физических свойств окружающей среды.

Характерно, что типы светящихся образований обнаруживают особенности наземных причин (например, процессы релаксации техногенно возмущенной среды). Космогенные причины, как процессы воздействия на общий электромагнитный каркас Земли со стороны стабилизирующих сил и механизмов Солнечной системы, составляют "высший" источник воздействий. Поэтому имеет исследовательский и практический смысл изучение светящихся образований в атмосфере и ближнем космосе в рамках их участия по преобразованию климатической машины Земли.

3.5. Тенденции глобальных техногенных воздействий

Рассматривая изложенные выше материалы исследования и влияния на геокосмос с точки зрения глобальных постановок, обсуждаемых в печати, следует отметить перечисленные ниже особенности [8, 9, 13, 20, 24, 41, 62, 105, 107, 111, 115].

1. Высокий темп и уровень геофизической и физической проработки проблем изучения геокосмоса. В этом изучении просматривается наращивание энергии и разнообразия искусственного влияния на геокосмос. Содружество японских и американских исследований нацелено на генерирование устойчивых и управляемых плазменных образований в пределах плазменных оболочек Земли. Под пристальным вниманием этого содружества находится вопрос взаимодействия искусственных и естественно возникающих плазменных неоднородностей с акцентом на характер солнечной активности.

2. В создаваемых комплексных проектах отмечается больший удельный вес задач, связанных с предельным для существующих средств исследования уточнением гравимагнитных неоднородностей верхней оболочки Земли. Причем снятия прецизионных измерений серией специально размещенных приборов будет господствующим. Такое исследование обеспечивает надежными данными все разделы геофизики и позволяет выявлять сейсмические дистанционные реакции геолого-геофизически сходных районов. Этот тип высокоточной геофизической съемки верхней оболочки тесно сопряжен с ионосферным геофизическим мониторингом и позволяет выявлять районы с вертикальным перетоком энергии — это ионосфера-земная кора. В этом же круге задач содержится возможность выяснения природных ресурсов "на территории противника".

3. Обращает на себя внимание интенсификация циркуляции геофизической информации в среде исследователь-заказчик. Оперативные и опережающие данные геокосмического климата адресуются широкому списку потребителей. Эта демократизация научно-исследовательских данных по геокосмосу психологизирует и корректирует поведенческие нормы населения в перспективе звездной войны. Сам по себе этот факт указывает на широкую и глубокую подготовку не только геофизических средств ведения силовых взаимодействий, но и психологической подготовки к такой возможности. Введение понятий и сведений по глобальной геофизике в качестве обычных нормативов и потребностей дня приводит население к "полезному привыканию" к новым сценариям будущих войн на новых физических принципах.

4. Естественно, что охарактеризованные выше проекты и программы опираются на надежные заделы в научном и техническом отношениях. Перспективным планам предшествовала серьезная серия научных и технических экспериментов, лежащих в русле стратегичес кой линии Пентагона "овладения геокосмосом". Несмотря на геофизическую и государственную "разобщенность" этих экспериментов, усматривается общность решаемой проблемы. Конечно, трудно судить о действительной формулировке этой проблемы, но очевидно то, что разнообразие усилий обобщается одной идеей — контролем геокосмоса. Причем под контролем следует понимать не пассивное патрулирование околоземного и близкокосмического пространства, а активное внедрение энергоемких технических систем, способных создавать, поддерживать и управлять рядом "искусственных неоднородностей электромагнитного характера". Вполне очевидно, что этими неоднородностями могут быть и пучки энергетических частиц и плазменные сгущения, и попытки управлять "психологией региональной популяции "Homo sapiens" в концепции геопсихизма М.Персингера [160].

Следует также отметить тот факт, что интенсивнее вторжение технических средств и искусственное воздействие на геокосмос происходят в условиях непонимания и отсутствия твердо уcтановленного материала по реальной структуре геокоcмоса и его функционального значения для планеты в Солнечной системе в целом. Существующие предположения и гипотезы, объясняющие то или иное состояние плазменных оболочек Земли, крайне нестойки и модифицируются от поступления очередной порции новых сведений. Этот вопрос тем более обостряется, поскольку в естественное функционирование геокоcмоса в качестве конкурирующих процессов вводятся искусственные. И уже сейчас исследуется не столько природное состояние геокосмоса, сколько взаимодействие его с техническими системами.

5. Некоторые вопросы о физических деталях воздействия на ионосферу уже были освещены, здесь мы остановимся на характеристике разнообразия экспериментальных исследований геокосмоса [149]. Причем из всех видов техногенного исследования кратко рассмотрим случай в ключе военно-прикладных задач. Широко известный и применяемый подход изучения и воздействия на ионосферу радиоволновым излучением непрерывно совершенствуется и разнообразится. Разнообразие увеличивается не только за счет возрастающих технических возможностей, но за счет попыток охватить максимальное количество естественных состояний ионосферы (спокойные, суббуревые, буревые режимы ГМП). Особое внимание уделяется вопросам исследования характера взаимодействия магнитосопряженных областей. При этом изучается распространение KB в магнитосфере станциями, локализованными в сопряженных областях. Значительное внимание в задачах военно-прикладного профиля уделяется магнитосферным возможностям полярных широт.

Так, на Аляске давно уже завершен монтаж и проводятся на всю мощность (сотни мегаватт) эксперименты уникальной системы (HAARP). Это огромный полигон радиоволновой закачки энергии (в мегагерцевом диапазоне) в особые точки ионосферы. Отметим, что на указанной частоте излучательная мощность системы HAARP в полной нагрузке превосходит мощность естественного излучения Солнца на пять-шесть порядков(!). Некоторые сведения о возможностях этой системы попали и в открытую печать. (Ангелы и плазмоиды (Интервью с Ю.Перуновым) // Правда. 2002. 1-и 2 окт.) Какова бы ни была политическая или военно-прикладная судьба этой (и подобных ей) системы, важно одно — ее функционирование адресуется всей (подчеркнем, всей) электромагнитной обстановке верхнего полупространства Земли. Это глобальное воздействие на газоплазменные оболочки сверхмощными высокочастотными излучателями осуществляется на эффективной высоте накачка атомов (напомним, что в полярных областях периодически возникают магнитные неустойчивости и узлы, которые еще не изучены до уровня их функциональной значимости), приводит к росту их объема более чем в 100 раз. Объем пространства, заполненный "великоразмерными" атомами, представляет собой ионосферное техногенное новообразование, условно названное "плазмоидом". Он (плазмоид) не проявляет себя в видимом диапазоне, но хорошо регистрируется радарами. Подчеркнем, что это невидимое, но сверхэнергичное искусственное образование недолговечно, но в том-то и дело, что "умирая", оно выделяет закачанную в него энергию (в зависимости от цели накачки) очень по-разному, и в случае синхронного сброса энергии всех атомов можно получить энергоимпульс на поверхность Земли, способный поразить не только "электронные системы противника", но и самого "живого противника". Естественно, что техногенная накачка сверхбольших атомов, генерируемая наземными системами излучателей, сильно сказывается на ионосферных тонах и магнитных процессах. А управляемая система таких атомов может порождать локальные термодинамические неравновесия и уже сказываться и на региональных режимах климата, и, что более важно, на общий циклонический режим Земли.

Эти энергоемкие разогревы в радиодиапазоне неизбежно вызовут и огромные высокоградиентные плазменные неравновесия, которые по магнитосопряженным точкам могут привести в возбуждение всю ионосферу.

Экспериментально изучаются электронные плотности F-слоя, провалы плотности. Рекомбинации ионосферной плазмы продуктами сгорания ракетного топлива и эксперименты по гашению плазмы водяными парами изучаются под углом зрения на возможность регионального нарушения средств связи. Активные эксперименты по радиочастотному воздействию на ионосферу неизбежно генерируют новые процессы и редко встречающиеся природные возмущения. Стимулируется ионизация верхних слоев ионосферы; исследуется пучковый плазменный разряд и изучается механизм динамики разрядов в магнитосфере. Увеличивается детализация регистрации возникающих ВЧ-излучений и свечения, трассирующие ракетный след.

6. Широкая перспектива по исследованию плазмы с геоцентрических спутников Polar, Equator, Ceotal дополняется наземными средствами воздействия на плазму в диапазоне ОНЧ. Изучение гравимагнитной обстановки в программе "Геопотенциал" также сопряжено с задачами изучения и генерирования пульсаций магнитного поля. Детальные научные проработки и обобщения осуществляются японскими исследователями, особенно в работах Исимина Такэси, а также многих других зарубежных исследователей [104-117, 119-126].

7. Таким образом, краткий анализ перспектив зарубежных исследований геокосмоса показывает устойчивую ориентацию технических средств на базирование и господство в геокосмосе. Впрочем, это особенно не скрывается, поскольку предполагаемые силовые взаимодействия с противником выносятся в космическое пространство. В этом факте следует усматривать не только новый виток вооружений, но прежде всего качественный скачок в противодействие окружающей природной среде. Этот скачок за пределы планеты с захватническими целями утверждения примата человеческой активности в физическом космосе означает переход человечества в область нового ранга ответственности в Солнечной системе, технический вызов самой Солнечной системе.

В заключение подчеркнем, что сохранение организованности биосферы немыслимо без соблюдения следующих важнейших принципов существования человека на Земле [8, 44, 61, 66, 77, 101, 102, 120, 129, 136].

1. Уважения человека ко всему живому.

2. Уважение к окружающей среде, т.е. к биосфере и ее планетному окружению.

3. Уважение к планете и ее закономерному развитию.

4. Уважение к космической среде.

Естественно, что дальнейшая тенденция техногенного воздействия на космофизические процессы в Солнечной системе, несомненно, вызовет крупномасштабное реагирование защитных механизмов Космоса.