Л.В.Лесков

Прорывные технологии ХХI века

Стенограмма с видеозаписи

Конференция посвящена Живой Этике, поэтому мне хочется построить своё выступление, говоря о новых технологиях на основе как раз Живой Этики. Когда формировалась наука нового времени, то в её основу был положен принцип, провозглашённый ещё в ХVII веке Рене Декартом. Это принцип о двух субстанциях res extenso (субстанция материи – лат.) и res cogitans (субстанция сознания – лат.). Мир сознания полностью оторван от мира материи, их нужно изучать совершенно по разному. Мир сознания – это мир божественный, его изучает теология, а вот мир материи изучает естествознание. Этот разрыв был необходим на этапе становления науки, потому что надо было уберечь научное знание от подчинения теологии, как это было в средние века. Для того, чтобы покончить с таким недопустимым положением подчинения и позволить науке развиваться самостоятельно такой разрыв существовал в течении трёхсот лет. Можно показать, что этот разрыв явился одной из причин, которая привела в настоящее время к возникновению жесточайшего экологического кризиса. Ведь сейчас положение дел такое, что техногенное давление на биосферу достигло таких размеров, когда нарушены критерии устойчивости биосферы. Биосфера под влиянием технических воздействий, достигших планетарного масштаба, не выдерживает. Биосфера неизбежно погибнет, если дело будет продолжаться так дальше. Очевидно, вместе с ней погибнет и тот вид homo sapiens, который позволил себе допустить такое положение дел. Конечно, это не допустимо.

Если обратиться к Живой Этике, то хочу напомнить одно высказывание, которое принадлежит Елене Ивановне Рерих: “Мысль есть раджа сущего”. Это прямо противоположно высказыванию Декарта о противопоставлении двух субстанций, которое я привёл выше. Современная наука ищет возможностей именно на этом пути, пути снятия антитезы духовного и материального. Учёные пытаются именно научными методами находить решение многочисленных загадок природы, материи и сознания. Относительно сознания до сих пор справедлив старый тезис Аристотеля, который когда то написал: “Мы не знаем как сознание прикрепляется к телу”. А надо бы знать.

Античные философы, последователи Платона, когда говорили о “ничто”, имели в виду две категории “укон” и “меон”. “Укон” – это абсолютное “ничто”, а “меон” – это потенциально, семантически насыщенные первосущности. Это практически мир эйдосов, которые материально не существуют, но идеально они уже есть. Они могут являться источником сущего. Это учение, которое было названо идеалистическим. Этому учили нас в школах и в университетах. Но на самом деле в этом заключена гораздо более глубокая мысль. Очень интересные мысли по этому поводу высказали Хагеллен и Махариши, которые утверждали существование поля сознания. Резонанс с тем, что написано в Живой Этике здесь, конечно, колоссальный

Очень интересную работу провёл несколько лет назад Василий Васильевич Налимов – наш крупный философ и математик, скончавшийся недавно. Его мало знают потому, что он был посажен в тюрьму и провёл долгие годы в ГУЛАГе. Он фактически воспользовался идеями Платона, но придал им математическую форму. Налимов предположил, что кроме мира материи существует семантическое пространство. Это семантический вакуум, потому что все содержащиеся в нём смыслы изначально не проявлены. Для того, чтобы идеи обрели формы необходимы некие коды. И вот как раз операция с интегралом Байеса, выполненная В.В. Налимовым, решает эту задачу. Это очень красивая работа. Она опубликована.

Математически всему этому можно придать некую красивую форму. Но вот, положим, физика – экспериментатора это не устраивает, поскольку к эксперименту эти формулы не сведёшь. Физику хочется найти какой-то эквивалент семантического пространства среди физических понятий. И такой эквивалент есть – это квантовый вакуум. Что же такое квантовый вакуум? Чтобы разобраться в этом приведу две формулы, хорошо известные из квантовой механики:

 Х *  р  h / (2 ) (1)

 Е *  t  h / (2 ) (2)

где Х – координата, р – импульс, Е – энергия, t – время, h – постоянная Планка.

Эти квантово-механическое соотношения выражают принцип неопределённости Гейзенберга. Они относятся к миру элементарных частиц. Мы хорошо понимаем о чём здесь идёт речь, но в какой степени они применимы к описанию микромира? По этому поводу есть очень интересное высказывание Нильса Бора. Однажды известный учёный был в горах, в условиях, когда отсутствовали элементарные удобства, и тогда он сказал: “У нас нет сейчас чистой воды, чистой посуды, чистого полотенца, но тем не менее мы сможет использовать и ту воду, что у нас есть, и ту посуду, которую имеем и это старое полотенце. Вот так и в квантовой механике: при описании микромира мы используем те понятия нашего макромира, которые лишь приблизительно позволяют нам понять что происходит на этом недоступном нашим чувствам уровне. И нас это устраивает, потому что другого всё равно нет”. Нужно сказать, что ограничения, позволяющие нам применять понятийный аппарат макромира к описанию микромира, обуславливаются не точностью измерений, а лишь нашей способностью представить себе эту модель.

Итак в квантовом вакууме происходят некие флуктуации. Это нечто такое, что постоянно дышит, если можно так выразиться.

Запишем закон сохранения энергии – массы, выведенный из теории относительности Альберта Эйнштейна:

Е = m * с2 (3)

Где Е – энергия, m – масса, с – скорость света в вакууме.

Проделаем простую операцию – подставим эту энергию в формулу (2) и оценим период этих флуктуаций. Получили 10 –22 сек. За счёт флуктуаций в квантовом вакууме возникают электроны, которые существуют всего 10 –22 сек, а потом они исчезают как призраки. Почему как призраки? Да потому, что за такой короткий период времени они не успевают взаимодействовать ни с какими другими частицами. Время взаимодействия электрона с материальными частицами значительно больше периода флуктуаций квантового вакуума, поэтому такие виртуальные электроны как фантомы исчезают, лишь только появившись. Раз они не видны, казалось бы они нам не интересны, но оказывается, что коллектив таких призраков всё же оказывает влияние на мир материальных частиц, приводя к изменению некоторых их свойств. Например, магнетон Бора и некоторые другие параметры, описывающие свойства элементарных частиц, зависят от воздействия виртуальных электронов. В этом и проявляется реальность квантового вакуума. Итак, квантовый вакуум может быть охарактеризован энергией, а значит возникает задача использования этой энергии в технических целях. О каких энергиях может идти речь? Обратимся к значению универсальных постоянных, таких как постоянная Планка, скорость света в вакууме, гравитационная постоянная. Все они входят в уравнения математической физики. Их значения получены из эксперимента. Почему они такие наука не знает. Они такие потому, что так устроена наша Вселенная. И это всё что можно сказать. Если мы начнём их комбинировать в системе сантиметр-грамм-секунда (СГС), как это делал Макс Планк, то нетрудно получить следующие характерные параметры: характерное время - 10 –43 сек характерный размер - 10 –33 см. Это так называемые планковские масштабы – тот предел, до которого дошла современная физика микрочастиц. Дальше уже идут процессы, о которых мы ничего не знаем, так как известные законы физики там проявляют себя по особому.

Оценим для планковских масштабов плотность квантового вакуума. Нехитрые расчёты дают нам величину 10 –95 г/см3. Чему соответствует энергия 10 –116 эрг/см3. “Много это или мало ?”- спросите Вы. Для сравнения: плотность воды составляет 1 г/см3, а плотность материи в эпицентре ядерного взрыва лишь 10 –14 г/см3. Отсюда следует, что весь наш материальный мир, вся материальная Вселенная есть лишь лёгкая рябь на поверхности насыщенного гигантской энергией квантового вакуума. Физикам, конечно, хочется добраться до этой энергии. В самом деле, если бы это удалось, то люди сразу решили бы все свои энергетические проблемы.

Кратко обрисую один из подходов. Ньютон вывел когда-то закон всемирного тяготения и дал формулу для оценки силы, которая действует между двумя массами в абсолютно пустом пространстве мгновенно и на любые расстояния. Исаак Ньютон в своём последнем издании “Математических начал натуральной философии” написал следующее: “Что является агентом этой силы мы не знаем и оставляем решить этот вопрос нашим потомкам”. Ответ на этот вопрос получил Альберт Эйнштейн. Он показал, что механизм возникновения гравитационной силы. Оказывается вблизи любой массы возникает искривление пространства и оно перестаёт быть Эвклидовым. Но если геометрия нашего мира не Эвклидова, а, положим, Риманова, то законно спросить: если пространство можно искривлять, то нельзя ли его закручивать? Над этой задачей работал в 20-х годах ХХ столетия Эри Картан, который пользуясь геометрией Римана, показал каким образом можно закручивать пространство. При этом возникает некая сила, назовём её торсионной (от англ. torsion – кручение). Таким образом торсионное взаимодействие является следствием закрутки пространства. Эри Картан первым ввёл в употребление соответствующие понятия. К сожалению, то приближение, которым воспользовался Картан в своих выкладках оказалось не совсем удачным, и коэффициенты взаимодействия получились слишком маленькими в сравнении с силами гравитационного взаимодействия. Экспериментально обнаружить то, что предсказал Картан не представлялось возможным. По этому вопросу была ещё интересная работа японца Фудзиямы, которая переведена на русский язык и опубликована. Он показал в частности, что торсионные поля должны носить информационный характер. Думаю Вам известна работа Геннадия Ивановича Шипова “Свойства физического вакуума”. Шипов воспользовался приближением Картана, но при этом ввёл другие коэффициенты взаимодействия. Он оттолкнулся не от Римановой геометрии, как Эри Картан, а применил приближение итальянца Ричи Камбастера, который произвёл свои выкладки ещё до Картана. Вероятно, во Франции, где трудился Картан, не знали работ итальянцев, а Шипов был русским, он это знал. По Камбастеру коэффициенты взаимодействия получались намного больше, чем по Картану, таким образом прогноз на эти самые торсионные взаимодействия был достаточно хороший. Надо сказать, что работ по торсионным взаимодействиям очень много – их насчитывается несколько тысяч, если не больше. На эту темы проводились специальные конференции. И у нас и за рубежом проводились эксперименты. Возьмём, например, барионное взаимодействие – при воздействии торсионного поля исследователи наблюдали там такие эффекты, что сомневаться в их реальности трудно. И хотя некоторые учёные сомневаются в этом до сих пор, но это, в конце концов, лишь факт их биографии. Припоминается бабушка из Вороньей слободки (из произведения Ильфа и Петрова “Золотой телёнок”), которая не верила в электричество. Бывают такие “бабушки” и среди весьма учёных людей.

Возьмём, например, силуминовое литьё. Силумин – это прочный и лёгкий материал, использующийся в различных несущих конструкциях. Но у него есть один недостаток: нередко в литых силуминовых конструкциях встречаются воздушные поры, что негативно сказывается на прочностных и механических характеристиках материала. Приходится добавлять дорогие химические примеси, усложняя и удорожая технологию получения изделий из силумина. На одном из предприятий Ленинграда учёные провели серию несложных экспериментов. Силуминовое литьё в расплавленном состоянии подвергали воздействию торсионного генератора, о котором я говорил выше. При этом не добавляли никаких химических добавок. Пузырьки и поры исчезли, и качество литья оказалось высококлассным. Что это означает? Во-первых, то, что эффект торсионного воздействия существует. Во-вторых, что этот эффект полезен и его можно использовать в прикладных целях. Улучшение качества силуминового литья при помощи торсионного генератора – это далеко не самая высокая технология, которую можно достичь с применением торсионных полей. Другой пример – получение аморфной меди, что очень трудно сделать без использования торсионного генератора. В настоящее время при участии одной южно-корейской фирмы проводятся работы по улучшению свойств цемента. Его характеристики улучшены на десятки процентов за счёт облучения цементного раствора торсионным генератором. То есть довольно много сейчас уже проводится таких работ с использованием торсионных генераторов, что сомневаться в существовании эффекта торсионного воздействия просто не приходится. В области материаловедения это уже вошло в производственные процессы.

Теперь об энергетике. Возможно ли подступиться к той безумно большой энергии, о которой я говорил выше? Оказывается – можно! Существующие тепловые генераторы на основе омического нагревателя воды имеют весьма невысокий КПД. Так вот, оказалось, что если несколько изменить конструкцию такого генератора путём искусственного закручивания потока циркулирующей в нём жидкости, то коэффициент преобразования электрической энергии в тепло становится равным 120 %! Это не является нарушением закона сохранения энергии по той простой причине, что мы имеем систему открытого типа, то есть при получении энергии на выходе заимствуется (пусть в очень небольшой пока степени) дополнительная энергия квантового вакуума. Такие устройства уже созданы и работают. Известны установки фирмы “Юсма” в Кишинёве у Ильи Семёновича Потапова (у которых, правда, КПД не 120%, а около 80%). В Клайпеде подобного рода установки продаёт умелец, фамилию которого я не смогу сейчас воспроизвести. Но самые удачные тепловые генераторы данного типа (вихревые) выпускает малыми партиями фирма “Ангстрем” в Твери. Их мощность до 50 кВт и как раз у них КПД достигает 120 %. Конечно, голубая мечта поднять коэффициент преобразования до 200 %. Тогда просто не потребуется использовать электроэнергию на обогрев и можно будет даже часть энергии снимать, преобразуя её в электрическую. Принципиального запрета на это нет, но пока этого не сделано. А если бы такое получилось, то наш экологический кризис остался бы только в учебниках истории. Но даже то, что уже сделано является большим шагом вперёд.

Те же самые принципы используются в биотехнологиях. Оказывается торсионные генераторы можно использовать для восстановления здоровья при лечении различных заболеваний. Такие опыты были выполнены в частности при лечении болезней головного мозга. Оказалось возможным корректировать некоторые дефекты мозга. Зафиксирован совершенно чёткий позитивный эффект. В сельском хозяйстве воздействие торсионными полями на растения было достигнуто увеличение их продуктивности. Результаты работы в этом направлении уже опубликованы.

В заключение хочу обратить Ваше внимание на ещё одно парадоксальное свойство новых технологий. Дело в том, что при достижении всех этих эффектов, мы опираемся на свойства квантового вакуума, на который, по понятным причинам, не распространяется действие законов термодинамики. Ведь квантовый вакуум не есть известная нам материальная среда. По той же самой причине на квантовый вакуум не распространяются и запреты теории относительности на предельную скорость передачи сигнала. При помощи торсионных генераторов возможна передача сигналов со скоростью на много порядков превышающей скорость света. Такие опыты были выполнены профессором Козыревым в Ленинграде, академиком Михаилом Михайловичем Лаврентьевым в Новосибирске, исследователем Пугачём в Киеве. Я имею в виду опыты по регистрации сигнала от звёзд, находящихся в данный момент в их истинном положении, а не от их видимых фантомов. Ведь на ночном небе мы видим не звёзды, а их фантомы. Связано это с тем, что свет от звезды движется со скоростью 300 тысяч км в секунду, а большинство звёзд находится от нас на расстоянии, превышающем десятки световых лет. Тем не менее оказалось возможным регистрировать сигналы от звёзд в их истинном положении. Это уже было трижды сделано и доказано. Другого механизма для достижения данного эффекта нежели использование торсионных приборов я просто не знаю. Можно использовать такие устройства и для создания принципиально новых систем связи. Торсионное излучение обладает в этом смысле уникальными свойствами. Интенсивность их воздействия не подчиняется закону квадрата расстояния, поскольку мы имеем квантово-вакуумую систему. То есть интенсивность сигнала в точке приёма такая же, как и в точке передачи. Опыты по передаче информации таким способом были проведены в Москве. Расстояние между приёмником и передатчиком было 20 км.

Как видите области применения торсионных технологий самые разные: материаловедение, связь, медицина, сельское хозяйство и другие. Но помимо всего прочего это открытие ещё является прорывом к более глубокому пониманию что представляет собой сознание. По всей видимости, нематериальной структурой нашей сознательной деятельности являются какие-то квантово-вакуумные протосистемы. Теоретически здесь ещё много неясного, и здесь нам предстоит ещё очень много сделать.

Итак, в конце ХХ столетия главным образом в нашей стране был совершён такой прорыв в фундаментальных вопросах естествознания. Немало работ по этой теме сделано и за рубежом таких авторитетных учёных, как, например, Эрвин Ласо. У него есть работа, где целая глава посвящена торсионным генераторам. Эрвин Ласо является одним из основоположников синергетики. Действительно речь идёт именно о новом фундаментальном прорыве и в науке и в технологии. И что особенно важно в теории квантового вакуума удаётся преодолеть то самое противопоставление, которое было положено в основу научного мировоззрения со времён Декарта: res extenso и res cogitans, и заменить его на тезис Рерихов – “Мысль есть раджа сущего”. Именно торсионные технологии позволят нам существенно продвинуться вперёд, преодолеть в значительной степени последствия экологического кризиса. Я не вижу другой альтернативы среди существующих в настоящее время технологий. Конечно, это произойдёт не сразу, и здесь предстоит огромная работа. Но тем не менее, шанс прорыва вперёд и выхода из тупика, в который зашла наша цивилизация в наших руках!