Гармония в Солнечной системе

 

Р.Г. Громов

 

Любая жизнеспособная система, которая обладает устойчивостью в течение определенного промежутка времени, должна находиться в некотором соответствии с окружающей средой и с собой самой. Причем, система тем более "жизнеспособна", чем гармоничнее эта связь. Не зря поиски любых творцов всех времен и народов в конце концов выливались в поиски красоты и гармонии, как необходимого условия жизнеспособности творения, будь то дом, теорема или песня. Но это в человеческом творчестве, а в Природе этот вопрос решается испытанием на протяжении тысячелетий естественной жизнью.

Рассмотрим нашу Солнечную Систему не как набор случайных планет, а как единую гармонично связанную систему. Сразу можно отметить  некоторые закономерности в расположении планет. Очень лаконичной и краткой ("Бритва Оккама" — один из критериев красоты, сравните её со своим антиподом" — роскошью) формулой для взаимного расположения  планет является правило Тициуса-Боде. Еще в XVII веке два немецких астронома обнаружили, что расстояния от планет до Солнца образуют степенной ряд. Другая, более лаконичная форма взаимосвязи планет, была обнаружена совсем недавно (публикация появилась в 1990 году в ЖЭТФ) нашим соотечественником А.Э. Филипповым. Она заключается в том, что периоды обращений планет вокруг Солнца относятся как 2,5 для двух соседних планет. Это, кстати, не следует напрямую из правила Тициуса-Боде, если к нему приложить третий закон Кеплера, т.к. Земля и Уран, прекрасно вписывающиеся в правило Тициуса-Боде, в данном случае выпадают из общей закономерности. Это не будет недоразумением, если учесть, что Земля и Уран имеют максимальную намагниченность на единицу массы. А то, что для таких больших тел в вековые возмущения орбит вносит вклад и электромагнитное взаимодействие, является в настоящий момент темой, над которой уже работают некоторые теоретики.

Уже этих двух закономерностей достаточно, чтобы увидеть общий закон для всех планет. Спутники планет тоже подчиняются закону кратности периодов обращений вокруг планеты. Так, для Юпитера отношение периодов основных спутников около 2, а для Сатурна — 1,3.

В 1882–1886 гг. велась переписка между Махатмами Гималаев и А.П. Синнетом — представителем Британской Королевской Академии Наук. В частности, в 92-м письме, в ответе на вопрос Синнета о возможности существования в нашей Солнечной Системе еще неоткрытых планет, указывается на то, что они существуют. Кроме того, примерно в это же время в авторитетных изданиях не раз встречались заметки по поводу обнаружения интрамеркуриальных планет. Но из-за трудностей наблюдений эта тема постепенно забылась. Пробуя же рассмотреть этот вопрос с точки зрения гармонии планет, описанной двумя вышеприведенными закономерностями, можно получить очень интересный результат.

Рассмотрим несколько подробнее правило Тициуса-Боде. Его математическое выражение в упрощенной форме (для планет Солнечной Системы) выглядит очень лаконично:

R = 0,4 + 0,3·2n (a.e.),   где n = –

∞ для Меркурия,

0 для Венеры,

1 для Земли,

2 для Марса,

3 для пояса астероидов,

4 для Юпитера и т.д.

Для Нептуна и Плутона (расстояния до солнца 30,2 и 39,7 а.е. соответственно) имеем один коэффициент n = 7 (R = 38,8 a.e.). Это объясняется тем, что в недалеком прошлом (во временных масштабах Солнечной Системы) эти две планеты представляли из себя единую систему планета-спутник. К настоящему времени они разошлись.

Запишем правило Тициуса-Боде в следующем виде:

R = 0,4 + 0,3·k,   где k = 0, 1, 2, 4, 8, 16 и т.д.

Сразу напрашивается само собой значение k = –1. Если по третьему закону Кеплера вычислить период обращения этой гипотетической планеты, то при величине большой полуоси R = 0,1 a.e., период обращения вокруг Солнца составляет 14 суток.

А теперь рассмотрим коэффициент 2,5 — отношение периодов обращений для большинства соседних планет Солнечной Системы. Если попробовать применить этот же коэффициент для нахождения периодов обращений интрамеркуриальных планет, а по третьему закону Кеплера найти большие полуоси этих планет, то получим данные уже для двух планет: для первой большая полуось 0,22 а.е. и период обращения 35,2 суток, а для второй — 0,11 а.е. и 14,1 суток.

Для того, чтобы первая гипотетическая планета вписалась в правило Тициуса-Боде, переписанное в бесстепенной форме, нужно взять коэффициент k = –1/2 (расстояние — 0,25 а.е.). Если взять для симметрии коэффициент k = 1/2, то такое значение будет соответствовать некоей орбите между Меркурием и Венерой. Но дело в том, что около 400000 лет назад эти две планеты, подобно Нептуну и Плутону, тоже представляли из себя единую систему планета-спутник. Так что коэффициент k = 1/2 определяет некоторую потенциальную орбиту, на которой возможно существование планеты, не нарушающее гармонии Солнечной Системы.

Наиболее чутким организмом нашей Солнечной Системы является Солнце. В 1991 году появились публикации работ Г.Я. Васильевой, в которых было доказано, что пятнообразовательная деятельность на Солнце полностью задается конфигурацией планет Солнечной Системы. Было "откартировано" околосолнечное пространство и составлены таблицы "пятноэффективных" областей. В связи с этим стоит обратить внимание, что 12-летний цикл солнечной активности совпадает с полным юпитерианским годом, циклы солнечной активности, открытые Глайсебргом — с периодом обращения Урана, а интервалы между минимумами Маундера, Шперера и снижением солнечной активности в начале прошлого века — с периодом обращения Нептуна.

В 1969 году американский межпланетный зонд "Маринер-6" в течение 150 суток непрерывно измерял постоянную солнечной светимости S. В ходе этих измерений были обнаружены вариации среднего значения с периодом в 14 суток, что неплохо совпадает с периодом обращения одной из гипотетических планет.

Литература

1.                  Уайт О.  Поток  энергии Солнца и его изменения. — М.: Мир. — 1980. — C.296.

2.                  Plamondon J.A.  JPL Space Program Summery, 3, 162, 1969.

3.                  Долгинов Ш.Ш.  Магнитные поля планет Уран и Нептун: взгляд с планеты Земля. // Геомагнетизм и аэрономия. — 1993. — Т. 33, No 2. — С. 1-22.

4.                  Техника молодежи, 1976, No 4. — C.48-49.